Ук 58 статья

«Вредительство». Как газетное клише стало статьей УК

Ук 58 статья

Слово «вредитель», которое в СССР служило обиходным синонимом «врага народа», вошло в обличительный лексикон власти в конце 1920-х годов. Как пишет историк и антрополог Галина Орлова, еще в первой половине десятилетия оно обозначало исключительно насекомых или животных, наносящих урон сельскому хозяйству.

В начале 1925 года газета «Правда» во время кампании против частных собственников публикует очерк «Вредители»: «Много на селе вредителей, есть полевые, садовые, огородные, амбарные, но самые вредные и отвратительные — это вредители советской сельской общественности.

Их можно встретить всюду: в кооперации, в рике (районном исполнительном комитете — МЗ), на базаре, на мельнице, на сходе.

Всюду они — «свои люди» — мило улыбаются властям, говорят о своей любви и преданности советской власти и тут же крадут и разрушают советское имущество».

Описывали журналисты и «другую породу вредителей»: «Сидят они в риковских канцеляриях и точат… точат… в результате видим целое имущество расхищенным, видим бесхозяйственность и волокиту».

С этого момента неологизм все чаще мелькает в газетных заметках, но «вредительство» еще не расценивается как «угроза политическому строю» — пока это скорее проступок, злоупотребление.

В 1926 году в «Правде» появляется рубрика «Вредители кооперации». А 8 февраля 1928 года газета печатает статью «Мелкие вредители» — о нецелесообразном отпуске сельским кооперативом дефицитного сукна.

Автор заметки рассуждает о том, как трудно отличить банальную бесхозяйственность от преступления, которое «порождается психологией работников, общими недостатками работы».

Так постепенно «вредительство» становится криминальным — теперь это понятие подразумевает уже не случайную ошибку, а преступление.

Широкое распространение термины «вредители» и «вредительство» получают после Шахтинского дела. Корреспондент «Правды» Давид Заславский в первые дни судебного процесса, который начался 18 мая 1928 года, писал об обвиняемых инженерах треста «Донуголь» так: «Вредитель — это новое слово в советском словаре. Раньше такого слова не было.

Вернее, этот термин применялся только к насекомым, птицам, портящим посевы. Среди людей до сей поры такой профессии не было. Те люди, что причиняли вред, не были непременно вредителями.

Никогда не было такого вот упорного изо дня в день подтачивания, выедания, порчи орудий производства и хозяйственной организации… Сколько угодно было небрежения, лени, наплевательского отношения, но не вредительства».

Филолог Петр Червинский в своей книге «Негативно оценочные лексемы языка советской действительности» пишет, что Шахтинское дело возвело «вредительство» в ранг «официального советского юридического термина».

Как замечает ученый, борьба с «вредителями» служила «средством создания и поддержки постоянного напряжения и неуверенности каждого, делая из него послушный объект манипулирования».

Дела против «вредителей» помогали властям объяснять «постоянные и слишком наглядные срывы, кризисы и неудачи» в экономике и, натравливая друг на друга рабочих и специалистов, не допускать появления независимых объединений на производстве.

Долгий путь в УК

Парадокс, но при Сталине в Уголовном кодексе РСФСР не было статьи о «вредительстве» — она появится в УК лишь в оттепельном 1960-м. А в годы Большого террора дела против «вредителей» возбуждались по принятой в 1926 году статье 58.

7 — «противодействие нормальной деятельности госучреждений и предприятий или соответствующее использование их для разрушения и подрыва государственной промышленности, торговли и транспорта в контрреволюционных целях».

Она была включена в главу «Контрреволюционные преступления» и предполагала расстрел и конфискацию всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах — лишение свободы на срок не меньше пяти лет.

Вторая часть статьи 58.7 — саботаж, или сознательное неисполнение служебных обязанностей, заведомо небрежное их исполнение или осложнение излишней канцелярской волокитой; эти преступления наказывались лишением свободы на срок от шести месяцев.

После внесения поправок в июне 1927-го статья 58.

7 стала почти идентичной по формулировке будущей статье «Вредительство» из УК 1960 года — «подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, совершенный в контрреволюционных целях путем использования госучреждений и предприятий или противодействия их нормальной деятельности, в интересах бывших собственников или заинтересованных капиталистических организаций». Единственное существенное отличие — в статье 1960 года собственники и капиталисты уже не упоминались.

Среди других вариантов наказания статья 58.7 в редакции 1927 года предусматривала «объявление врагом трудящихся» и лишение гражданства с «изгнанием из пределов Союза ССР навсегда».

Кроме того, саботаж тогда же вывели в отдельную статью 58.14 УК, которая предполагала не меньше года лишения свободы с конфискацией имущества, а при «особо отягчающих обстоятельствах» — расстрел.

При этом сам термин «вредительство» впервые появился в УК лишь 11 лет спустя: в 1938-м, когда ВЦИК своим постановлением отредактировал статью 28, устанавливавшую возможные сроки лишения свободы.

Нижнюю планку тогда повысили до года; верхнюю оставили прежней — десять лет. Однако «по делам о шпионаже, вредительстве и диверсионных актах (ст. ст. 58.1а, 58.6, 58.7 и 58.

9 настоящего Кодекса)» поправка позволила назначать более длительные сроки: максимальный — 25 лет.

Однако самостоятельным составом «вредительство» стало только в Уголовном кодексе РСФСР от 1960 года — его описывала статья 69 из раздела «Особо опасные государственные преступления».

Формулировка, как и было сказано, почти дословно повторяла статью 58.7 из предыдущего УК.

Возможное наказание — лишение свободы на срок от восьми до 15 лет с конфискацией имущества или от двух до пяти лет ссылки.

Статья «вредительство» в Уголовном кодексе РСФСР пережила Советский Союз и действовала вплоть до 1996 года, когда в силу вступил уже российский УК.

«Вредители» в суде: Шахтинское дело и другие процессы

Первое громкое дело «вредителей» — Шахтинский процесс.

10 марта 1928 года в газете «Правда» вышло сообщение прокурора Верховного суда СССР: «На Северном Кавказе, в Шахтинском районе Донбасса, органами ОГПУ при полном содействии рабочих раскрыта контрреволюционная организация, поставившая себе целью дезорганизацию и разрушение каменноугольной промышленности этого района Тщательный анализ многочисленных дезорганизующих промышленность явлений (пожары, взрывы, порча машин, завалы шахт) привел к обнаружению контрреволюционных преступников».

Утверждалось, что «руководящий центр» группы составили бывшие собственники и акционеры каменноугольных предприятий Донбасса, находящиеся за границей и связанные с агентами «германских промышленных фирм и польской контрразведкой».

В подпольной организации якобы состояли инженеры, техники и служащие, «многие из них были раньше агентами белой контрразведки». Следователи настаивали, что «ненужные затраты капитала», снижение качества продукции, затопления и взрывы на шахтах были результатом саботажа.

«Закупалось за границей ненужное оборудование, иногда устарелые машины, иногда, наоборот, самые новейшие, применение которых заводами было невозможно по техническим условиям южноугольного района», — отмечал прокурор.

Главной же задачей заговорщиков был «срыв всей промышленности» и ухудшение обороноспособности СССР.

Фигурантам дела предъявили обвинения по статьям 58.7 и 58.11 УК (организационная деятельность по подготовке государственных преступлений). В сообщении говорилось, что обвиняемые уже арестованы. При этом первые аресты прошли еще в июне 1927 года — через месяц после того, как в Шахтах начались волнения горняков.

Согласно документам из архива президента России, заместитель председателя ОГПУ Генрих Ягода доложил Сталину о раскрытии контрреволюционной организации в Шахтах 2 марта 1928 года.

Перед группой следователей, которые вели дело, поставили задачу любыми средствами добиться чистосердечных признаний и придать процессу «общегосударственный характер», пишут авторы сборника «Репрессированные геологи».

Обвиняемых на трое суток и больше лишали сна, запугивали, обещая неприятности их родным; на допросах арестантам зачитывали текст будущих показаний, который им предстояло повторить в суде.

В итоге некоторые из фигурантов дела признались в умышленном вредительстве, получении денег от зарубежных сообщников и рассказали о планах по переброске оружия из-за границы.

Судебные слушания начались 18 мая 1928 года. Верховный суд СССР под председательством ректора МГУ Андрея Вышинского рассматривал дело в Колонном зале Дома Союзов. Процесс был открытым и длился 41 день. На улицах шли демонстрации, участники которых требовали максимально сурового наказания для «вредителей».

Гособвинителями выступали Николай Крыленко и Григорий Рогинский; кроме того, в процессе участвовали 42 обвинителя от общественных организаций. Обвиняемыми по делу проходили 53 человека, их защищали 15 адвокатов. Большинство обвиняемых, 35 человек, были горными инженерами с дореволюционным образованием.

23 подсудимых отрицали вину, десять человек признали ее частично, остальные — признали полностью.

Суд приговорил 11 обвиняемых к расстрелу; шестерым высшую меру заменили лишением свободы на 10 лет. Четверо (двое из них — германские поданные) были освобождены, еще четверо получили условные сроки. Остальных приговорили к срокам от одного до 10 лет.

«Нельзя считать случайностью так называемое шахтинское дело. «Шахтинцы» сидят теперь во всех отраслях нашей промышленности, — говорил Сталин на пленуме ЦК в апреле 1929 года.

— Многие из них выловлены, но далеко еще не все выловлены.

Буржуазное вредительство есть несомненный показатель того, что капиталистические элементы далеко еще не сложили оружия, что они накопляют силы для новых выступлений против Советской власти».

В конце 2000 года Генпрокуратура России реабилитировала всех осужденных по Шахтинскому делу: ведомство заключило, что аварии и затопления на шахтах были следствием послереволюционного упадка промышленности Донбасса.

Тем не менее, именно Шахтинский процесс сформировал стандарты уголовного преследования «вредителей». С 25 ноября по 7 декабря 1930 года в Москве слушалось дело Промпартии. Обвинителем по нему также выступал Крыленко, председательствовал — Вышинский.

На скамье подсудимых на этот раз оказались восемь человек, в основном, ученые и технические специалисты — директор Теплотехнического института Леонид Рамзин, зампред производственного сектора Госплана Иван Калинников, инженер Всесоюзного текстильного синдиката Ксенофонт Синтин. В этот раз вину признали все фигуранты дела.

По версии следствия, они пытались спровоцировать экономический кризис, который стал бы прелюдией к иностранному военному вторжению, а также в шпионаже и диверсионной работе по заданию Генштаба Франции.

Пятерых подсудимых тогда приговорили к расстрелу, но затем это наказание заменили сроками до 10 лет. Остальные фигуранты дела Промпартии получили по восемь лет лагерей.

В 1931-32 годах на советских электростанциях участились аварии — из строя выходили котлы, моторы, турбины и генераторы. Это стало поводом для еще одного дела «вредителей». Эксперты, привлеченные обвинением, утверждали, что поломки оборудования были результатом «преступной небрежности или прямого вредительства».

17 фигурантов дела — начальников нескольких электростанций, их подчиненных и сотрудников английской фирмы «Метрополитен-Виккерс», инженеры которой обслуживали станции — обвинили по четырем статьям, в том числе по 58.7 УК.

Помимо вредительства им инкриминировали сбор секретных сведений военно-государственного значения и передачу их британцам. ВС приговорил троих подсудимых к 10 годам лагерей с конфискацией всего имущества. Двух британцев осудили на три и два года лишения свободы, еще трое отделались выдворением из СССР, один был оправдан.

Остальные обвиняемые получили сроки от полутора до восьми лет лагерей; лишь один — гражданин СССР — был оправдан.

В марте 1930 года кампания против «вредителей» коснулась нефтяников — «Нефтяной бюллетень» вышел со статьей о невыполнении плана «Азнефтью» и вредительстве на предприятии.

Вскоре были арестованы инженеры, руководившие нефтяной промышленностью Баку.

Аресты продолжились и в 1931 году; в 1937-м как вредителей арестовали нескольких высокопоставленных чиновников — например, начальника Главного управления нефтяной промышленности Михаила Баринова.

В 1954 году по «вредительской» статье 58.7 осудили следователя Михаила Рюмина, который вел одиозное «дело врачей». Верховный суд признал его виновным в фальсификации материалов, «на основании которых были созданы провокационные дела и произведены необоснованные аресты ряда советских граждан, в том числе видных деятелей медицины».

«Как показали в суде свидетели, Рюмин, применяя запрещенные советским законом приемы следствия, принуждал арестованных оговаривать себя и других лиц в совершении тягчайших государственных преступлений — измене Родине, вредительстве, шпионаже», — писала «Правда» в июле 1954 года. Ввиду «особой опасности вредительской деятельности» Рюмина приговорили к расстрелу.

От «вредительства» к «шарашкам»

Осужденными по «вредительским» статьям чаще всего становились профессора и инженеры. В 1931 году коллегия ОГПУ по статье 58.7 и 58.11 УК (организация вредительства) осудила 50-летнего профессора Сельхозинститута Михаила Архангельского на пять лет лагерей; лишение свободы затем заменили высылкой в Сибирь.

В 1933 году по тем же статьям к расстрелу приговорили 50-летнего селекционера Зональной опытной станции зернового хозяйства, профессора Виктора Берга из Омска. Год и четыре месяца лагерей по статье 58.

7 УК получил в 1930 году инженер Народного комиссариата путей сообщения Евгений Блиняк. Через два года в Казахстан сослали профессора Казанского государственного ветеринарного института Михаила Крылова, осужденного по статьям 58.7 и 58.11 УК.

Все они позже были реабилитированы.

В 1989 году возглавляемая Александром Яковлевым Комиссия по реабилитации установила, что только за 1929-30 годы как «вредителей» в СССР осудили более 600 ученых и инженеров.

Как отмечает «Мемориал», борьба с «вредительством» в первую очередь касалась высококвалифицированных специалистов — поэтому она стала главным источником кадров для «шарашек», где осужденные продолжали работать по специальности.

Источник: https://zona.media/article/2017/17/02/uk-vrediteli

Статья 58 УК РФ. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения

Ук 58 статья

1. Отбывание лишения свободы назначается:

а) лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, — в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения;

б) мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также женщинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе при любом виде рецидива, — в исправительных колониях общего режима;

в) мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы, — в исправительных колониях строгого режима;

г) мужчинам, осужденным к пожизненному лишению свободы, а также при особо опасном рецидиве преступлений — в исправительных колониях особого режима.

2. Мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений на срок свыше пяти лет, за совершение преступлений, предусмотренных статьей 205.2, частью второй статьи 205.

4, частью первой статьи 206, частью первой статьи 211, статьями 220, 221, 360 настоящего Кодекса, а также при особо опасном рецидиве преступлений отбывание части срока наказания может быть назначено в тюрьме, при этом суд засчитывает время содержания осужденного под стражей до вступления в законную силу обвинительного приговора в срок отбывания наказания в тюрьме.

2.1. Мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.3, частью первой статьи 205.4, статьей 205.5, частями второй — четвертой статьи 206, статьей 208, частями второй — четвертой статьи 211, статьями 277 — 279, 281, 317, 361 настоящего Кодекса, отбывание части срока наказания назначается в тюрьме.

При этом период отбывания наказания в тюрьме после зачета времени содержания лица под стражей до вступления в законную силу обвинительного приговора суда должен составлять не менее одного года.

Определение вида исправительного учреждения для отбывания срока наказания, оставшегося после отбытия части срока наказания в тюрьме, осуществляется по правилам, установленным настоящей статьей.

3. Лицам, осужденным к лишению свободы, не достигшим к моменту вынесения судом приговора восемнадцатилетнего возраста, отбывание наказания назначается в воспитательных колониях.

4.

Изменение вида исправительного учреждения осуществляется судом в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации.

См. все связанные документы >>>

< Статья 57. Пожизненное лишение свободы Статья 59. Смертная казнь >

1. Отбывание лишения свободы в колонии-поселении назначается лицам: а) осужденным за преступления, совершенные по неосторожности; б) осужденным к лишению свободы за умышленные преступления небольшой и средней тяжести, если ранее они не отбывали лишения свободы. К этой категории относятся и лица, ранее отбывавшие лишение свободы, если их судимость снята или погашена.

2. Закон предоставляет суду право с учетом обстоятельств дела и личности виновного назначить лицам, указанным в п. «а» ч. 1 ст.

58 УК, отбывание наказания в исправительной колонии общего режима вместо колонии-поселения.

Однако это право не следует распространять на женщин, поскольку иначе будет нарушен принцип раздельного содержания осужденных в зависимости от степени опасности совершенных преступлений и личности осужденных.

3. В одной колонии-поселении отбывают наказание мужчины и женщины.

Осужденные содержатся без охраны, но под надзором, могут носить одежду гражданского образца, иметь при себе деньги и пользоваться ими без ограничения, получать посылки, передачи и бандероли, иметь неограниченное число свиданий. Труд осужденных регулируется законодательством РФ о труде, за исключением правил приема на работу, увольнения и перевода на другую работу.

4.

В исправительных колониях общего режима (отдельно для мужчин и для женщин) отбывают наказание: а) мужчины, осужденные к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшие лишения свободы; б) женщины, осужденные к лишению свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления, в т.ч. при любом виде рецидива. В этих же колониях должны отбывать наказание и те мужчины, осужденные за совершение тяжких преступлений, которые ранее отбывали лишение свободы, но при отсутствии рецидива преступлений.

5. В исправительных колониях строгого режима отбывают наказание мужчины: а) впервые осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений; б) осужденные к лишению свободы при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если ранее они отбывали лишение свободы.

Ранее отбывавшими лишение свободы признаются лица, которым это наказание было назначено приговором суда и фактически отбывалось.

Не признаются ранее отбывавшими лишение свободы: а) лица, которые содержались под стражей в качестве меры пресечения, но были осуждены к наказанию, не связанному с лишением свободы; б) лица, которым лишение свободы, назначенное приговором суда, было заменено другим наказанием в кассационном или надзорном порядке; в) лица, которым назначенное приговором наказание в виде обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы в связи со злостным уклонением было заменено лишением свободы; г) лица, отбывавшие лишение свободы на территории бывших союзных республик Союза ССР за преступления, совершенные на их территории; д) лица, осужденные к лишению свободы условно и фактически не отбывавшие этого наказания; е) лица, отбывавшие лишение свободы за деяние, преступность и наказуемость которого устранена; ж) военнослужащие, осужденные к лишению свободы на срок до двух лет с заменой этого наказания содержанием в дисциплинарной воинской части.

Лицо, осужденное к лишению свободы и совершившее новое преступление до начала отбывания наказания по первому приговору, не может считаться ранее отбывавшим лишение свободы.

6. Отбывание лишения свободы в исправительных колониях особого режима назначается мужчинам: а) осужденным при особо опасном рецидиве преступлений; б) осужденным к пожизненному лишению свободы.

Первая категория отбывает наказание в исправительных колониях особого режима для лиц, осужденных при особо опасном рецидиве, вторая — в исправительных колониях особого режима для осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы (там же отбывают наказание лица, которым назначенная приговором смертная казнь была заменена пожизненным лишением свободы).

7. Лишение свободы с отбыванием части назначенного срока в тюрьме назначается мужчинам: а) осужденным на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений; б) осужденным при особо опасном рецидиве к лишению свободы независимо от его срока.

Действующий УК не предусматривает отбывания в тюрьме полного срока назначенного наказания. Суд вправе решить, какую именно часть назначенного срока лишения свободы осужденный должен отбывать в тюрьме.

Вместе с лицами, осужденными к тюремному заключению, отбывают наказание мужчины, переведенные на срок до трех лет в тюрьму из исправительных колоний общего, строгого и особого режима за злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания.

В тюрьме установлены общий и строгий режимы, различающиеся объемом ограничений. На строгий режим не могут помещаться инвалиды I и II групп.

Назначенный приговором суда вид исправительного учреждения может быть изменен в зависимости от поведения осужденного и соблюдения им установленного порядка как в сторону усиления, так и в сторону ослабления строгости наказания. Объем и порядок такого изменения регламентируются уголовно-исполнительным законодательством.

Источник: https://rulaws.ru/uk/Razdel-III/Glava-9/Statya-58/

Особенная часть Уголовного Кодекса РСФСР 1926 г

Ук 58 статья

Приложение

ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РСФСР 1926 г.

(статья 58 с последующими изменениями)*.

Глава 1. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ.

1.1. Контрреволюционные преступления.

Статья 58-1а, б, в.

Контрреволюционным признаетсявсякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению властирабоче-крестьянских советов и избранных ими, на основании Конституции СССР иКонституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза ССР,союзных и автономных республик, или к подрыву или ослаблению внешнейбезопасности СССР и основных хозяйственных, политических и национальныхзавоеваний пролетарской революции. В силу Международной солидарности интересоввсех трудящихся такие же действия признаются контрреволюционными и тогда, когдаони направлены на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в СССР.

Статья 58-2.

Вооруженное восстание или вторжение вконтрреволюционных целях и, в частности, с целью насильственно отторгнуть отСССР и отдельной республики какую-либо часть ее территории или расторгнутьзаключенные СССР с иностранными государствами договоры, влекут за собою высшуюмеру социальной защиты – расстрел или объявление врагом трудящихся, сконфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, темсамым, гражданства СССР и изгнанием из пределов СССР навсегда, с допущением присмягчающих обстоятельствах понижения до лишения свободы на срок не ниже трехлет, с конфискацией всего или части имущества.

Статья 58-3. Сношение в контрреволюционных целях синостранным государством или отдельными его представителями, а равноспособствование каким бы то ни было способом иностранному государству,находящемуся с СССР в состоянии войны или ведущему с ним борьбу путеминтервенции или блокады, влекут за собой меры социальной защиты, указанные вст. 58-2 настоящего Кодекса.

Статья 58-4.

Оказание каким бы то ни было способомпомощи той части международной буржуазии, которая, не признавая равноправиякоммунистической системы, приходящей на смену капиталистической системе,стремится к ее свержению, а равно находящимся под влиянием или непосредственноорганизованным этой буржуазией общественным группам и организациям восуществлении враждебной против СССР деятельности, влечет за собой лишениесвободы не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества, с повышениемпри особо отягчающих обстоятельствах вплоть до высшей меры социальной защиты –расстрела или объявления врагом трудящихся, с лишением гражданства союзнойреспублики и, тем самым, гражданства СССР и изгнанием из пределов СССРнавсегда, с конфискацией имущества.

Статья 58-5.

Склонение иностранного государства иликаких-либо в нем общественных групп, путем сношения с их представителями,использования фальшивых документов или иными средствами, к объявлению войны,вооруженному вмешательству в дела СССР или иным неприязненным действиям, вчастности: к блокаде, к захвату государственного имущества СССР или союзныхреспублик, разрыву дипломатических отношений, разрыву заключенных с СССРдоговоров и т. п., влечет за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2настоящего Кодекса.

Статья 58-6. Шпионаж, т.е.

передача, похищение илисобирание с целью передачи сведений, являющихся по своему содержанию специальноохраняемой государственной тайной, иностранным государствам, контрреволюционныморганизациям или частным лицам, влечет за собой лишение свободы не ниже трехлет, с конфискацией всего или части имущества, а в тех случаях, когда шпионажвызвал или мог вызвать особо тяжелые последствия для интересов СССР – высшуюмеру социальной защиты – расстрел или объявлением врагом трудящихся с лишениемгражданства союзной республики и, тем самым, гражданства СССР и изгнанием изпределов СССР навсегда, с конфискацией имущества.
Передача, похищение или собирание с целью передачиэкономических сведений, не составляющих по своему содержанию специальноохраняемой государственной тайны, но не подлежащих оглашению по прямомузапрещению закона или распоряжению руководителей ведомств, учреждений ипредприятий, за вознаграждение или безвозмездно, организациям и лицам,указанным выше, влекут за собою лишение свободы на срок до трех лет.

Статья 58-7.

Подрыв государственной промышленности,транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равнокооперации, совершенный в контрреволюционных целях, путем соответствующегоиспользования государственных учреждений и предприятий или противодействия ихнормальной деятельности, а равно использование государственных учреждений ипредприятий или противодействие их деятельности, совершаемое в интересах бывшихсобственников или заинтересованных капиталистических организаций, влекут засобою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2 настоящего Кодекса.

Статья 58-8. Совершение террористических актов,направленных против представителей советской власти или деятелей революционныхрабочих и крестьянских организаций, и участие в выполнении таких актов, хотя быи лицами, не принадлежащими к контрреволюционной организации, влекут за собоюмеры социальной защиты, указанные в ст. 58-2 настоящего Кодекса.

Статья 58-9. Разрушение или повреждение сконтрреволюционной целью взрывом, поджогом или другими способами,железнодорожных или иных путей и средств сообщения, средств народной связи,водопровода, общественных складов и иных сооружений государственного или общественногоимущества влечет за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2 настоящего Кодекса.

Статья 58-10. Пропаганда или агитация, содержащиепризыв к свержению, подрыву, ослаблению советской власти или к совершениюотдельных контрреволюционных преступлений (ст.ст.

58-2-58-9), а равнораспространение, изготовление или хранение литературы того же содержания влекутза собою лишение свободы не ниже шести месяцев.

Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, илив местностях, объявленных на военном положении, влекут за собою меры социальнойзащиты, указанные в ст. 58-2.

Статья 58-11. Всякого рода организационнаядеятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных внастоящей главе преступлений, а равно участие в организации, образованной дляподготовки или совершения одного из преступлений, предусмотренных настоящейглавой, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2.

Статья 58-12. Недонесение о достоверно известном,готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении влечет за собоюлишение свободы на срок не ниже шести месяцев.

Статья 58-13. Активные действия или активная борьбапротив рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственнойили секретной (агентура) должности при царском строе или у контрреволюционныхправительств в период гражданской войны, влекут за собою меры социальнойзащиты, указанные в ст. 58-2 настоящего Кодекса.

Статья 58-14. Контрреволюционный саботаж, т.е.

сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленнонебрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства идеятельности государственного аппарата влечет за собою лишение свободы на срокне ниже одного года с конфискацией всего или части имущества, с повышением, приособо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты –расстрела, с конфискацией имущества.

* То же ст. 54 УК УССР, ст. 66 УК Узбекской ССР, ст. 61 УК Таджикской ССР.

Источник: Особенная часть Уголовного Кодекса РСФСР 1926г.// Репрессированные геологи / Гл. ред. В.П.Орлов. Отв. РедакторыЛ.П.Беляков, Е.М.Заблоцкий.

М.-СПб. 1999. С. 448–451.

Источник: http://www.ihst.ru/projects/sohist/repress/uk.htm

58 статья Уголовного кодекса РСФСР

Ук 58 статья

58 статья Уголовного кодекса РСФСР, принятого в 1926 г.: пункт 7 — подрывпромышленности, транспорта, торговли, денежного обращения (т.е.вредительство) — до расстрела; пункт 11-действия, готовившиесяорганизованно, или если обвиняемые вступили в уже действующую организацию(состоящую хотя бы из двух человек) — до расстрела.

Насколько было распространено применение пунктов 6 и 10 знаменитой 58-йстатьи» Здесь можно обратиться к известному произведению»Архипелаг ГУЛАГ» А.И. Солженицына: 58-я статья состояла изчетырнадцати пунктов.

Шестой пункт » шпионаж, был прочтеннастолько широко, что если бы подсчитать всех осужденных по нему, то можнобыло бы заключить, что ни земледелием, ни промышленностью, ни чем-либодругим не поддерживал жизнь наш народ в сталинское время, а толькоиностранным шпионажем и жил на деньги разведок.

Шпионаж — это было нечтоудобное по своей простоте, понятное и неразвитому преступнику, и ученомуюристу, и газетчику, и общественному мнению. Но никакой пункт58-й статьи не толковался так расширительно и с таким горениемреволюционной совести, как 58-10 .

Звучание его было: «Пропаганда или агитация, содержащие призыв ксвержению, подрыву или ослаблению Советской власти а равно ираспространение или изготовление или хранение литературы того жесодержания».

И оговаривал этот пункт в мирное время только нижнийпредел наказания (не ниже! не слишком мягко!), верхний же не ограничивался!Таково было бесстрашие великой Державы перед словом подданного.

 
   Знаменитые расширения этого знаменитого пункта были: под»агитацией, содержащей призыв», могла пониматься дружеская (илидаже супружеская) беседа с глазу на глаз, или частное письмо; а призывоммог быть личный совет. (Мы заключаем «могла, мог быть» из того,что так оно и бывало.) «подрывом и ослаблением» власти былавсякая мысль, не совпадающая или не поднимающаяся по накалу до мыслейсегодняшней газеты. Ведь ослабляет все то, что не усиляет! Ведь подрываетвсе то, что не полностью совпадает!.. под «изготовлениемлитературы» понималось всякое написание в единственном экземпляреписьма, записи, интимного дневника.

58-я статья Уголовного кодекса РСФСР 1926 года с последующими изменениямивходила в Особенную часть УК, главу 1-ю — «Преступления государственные», в 1-ю подглаву»Контрреволюционные преступления».

58.6 — «Шпионаж, т. е. передача, похищение или собирание с цельюпередачи сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемойгосударственной тайной, иностранным государствам, контрреволюционныморганизациям или частным лицам влечет за собою в случае особо тяжкихпоследствий высшую меру наказания — расстрел.

58.8 — «Совершение террористических актов, направленных противпредставителей Советской власти или деятелей революционных рабочих икрестьянских организаций, и участие в выполнении таких актов». Такжерасстрел.

58.11 — «Всякого рода организационная деятельность, направленная кподготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, аравно участие в организации, образованной для подготовки или совершенияодного из преступлений, предусмотренных настоящей главой».

Простозамечательная это статья — 58-я со значком 11.

Если нельзяподследственного подвести к какому-то конкретному преступлению (а всего58-я имела тринадцать пунктов), всегда можно предъявить ему обвинение подрезиновый пунктик со значком по которому полагался все тот же расстрел. Извсей 58-й только 58.

12-я » (недонесение о достоверно готовящемся илисовершенном контрреволюционном преступлении) не влекла за собой смертнуюказнь. Но вместо «недонесение» умник-следователь при желаниивсегда мог в обвинительном заключении напечатать словечко»участие».

Ссылки:
1. Шаховской Дмитрий Иванович (1862-1939)
2. ОСО (Особое совещание при НКВД СССР)
3. Гневушев Михаил Андреевич
4. Белая-Якир Изабелла Эммануиловна
5. Чернавина Т.: Обвинение
6. Чернавин В.В.: Этап
7. Враг народа и малолетний Владимир [Войнович В.Н. детство]8. В зоне и над зоной [Войнович В.Н.

аэроклуб]9. Не проходите мимо [Войнович В.Н. в Москве]10. Дудко Дмитрий
11. По законам военного времени [Войнович В.Н., детство]12. Рожанский Иван Дмитриевич (1913-1994)
13. Кизильштейн Мария Самуиловна
14. Лысенковцы начали возрождать в СССР генетику когда Лысенко ослаб
15.

Арест Артузова (авторская версия)
16. Ахматова «КИДАЛАСЬ В НОГИ ПАЛАЧУ»
17. Мясоедов Анатолий Николаевич (род 05.05.1890)
18. Королев С.П.: арест
19. Наталия Королева о своей работе над книгой «Отец» (об С.П. Королеве)
20. Горбатов Александр Васильевич
21. Королев С.П.: путь на Колыму
22.

Елагин Николай Сергеевич 1881-1957
23. Кругова Вера
24. Некрасов Олег
25. Шимкевич Андрей Михайлович (1913-1999)
26. Рябчиков Евгений Иванович (1909-1996) краткая биография
27. Ухта в области Коми
28. Ежов Николай Иванович (1895-1940)
29. ИТЛ (Исправительно-трудовые лагеря, концлагеря)
30. Рябчиков Е.И.

: «В отдел больше не вернусь» Разочарование
31. Дело «Вредителей» в МОГЭСе
32. Стадников Георгий Леонтьевич (1880 — 1973)
33. Классон Павел учится в Германии
34. Рязанов Ф.А. освобождение, Кизеловская ГРЭС спасла от ареста
35. Немецкое дело НКВД 1937-1938 гг
36. Куприянов Геннадий Николаевич
37.

СССР в 1945-1946
38. Андреев Даниил Леонидович (1906-1959)
39. Диссиденты

Источник: http://www.famhist.ru/famhist/korol/0000904f.htm

Административный округ
Добавить комментарий