Судебная практика по ч1 ст 303 ук рф

Судебные решения.РФ ч. 1 ст. 303 УК РФ

Судебная практика по ч1 ст 303 ук рф

Уг. дело 1-44 \11

П Р И Г О В О Р

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Подольск М.О. ДД.ММ.ГГГГ

Федеральный судья Подольского городского суда Московской области- Гуськова Н.Д.,

с участием гос. обвинителя- пом. прокурора Подольской городской прокуратуры- Титова А.П.,

подсудимого — Губского Сергея Владимировича,

защитника — адвоката Подольского филиала МОКА — Большунова Б.В.,представившего ордер № от ДД.ММ.ГГГГ и удостоверение №,

при секретаре — Мишиной И.В., рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Губского Сергея Владимировича, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца , гражданина РФ, имеющего высшее образование, военнообязанного, разведенного, никого на иждивении не имеющего, работающего исполнительным директором в ООО « »\ зарегистрированного по адресу: , ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Губский С.В. согласен с предъявленным ему обвинением в том, что он совершил фальсификацию доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, при следующих обстоятельствах:

в 2005 году, более точное время следствием не установлено, Губский СВ. обратился к заместителю генерального директора ООО « » » А с просьбой о внесении в его (Губского СВ.) трудовую книжку записи о том, что он состоял в трудовых отношениях с ООО « » для получения кредита.

После чего А под угрозой увольнения приказал начальнику кадров ООО « », Р внести в трудовую книжку Губского СВ. записи о том, что последний якобы состоял в трудовых отношениях с ООО « » в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.

ГГГГ в должности инженера по гражданской обороне, что Р и сделала.

В не установленное точно время, не позднее ДД.ММ.ГГГГ в не установленном следствием месте, у Губского СВ., знавшего, что запись в его трудовой книжке о трудоустройстве в ООО « » не соответствует действительности, в трудовых отношениях он с ООО « » никогда не состоял, трудовую деятельность в нем не осуществлял, возник умысел на фальсификацию доказательства по гражданскому делу.

Реализовывая свое преступное намерение, Губский СВ. ДД.ММ.ГГГГ в ходе судебного разбирательства по гражданскому делу № в Подольском городском суде , расположенном по адресу: , зал судебного заседания № по исковому заявлению ООО « » о прекращении права пользования жилым помещением расположенном по адресу: , г.

Подольск, , выселении и снятии с регистрационного учета Губского СВ., и П, последними, через своего представителя Б в гражданском деле было предоставлено встречное исковое заявление о признании права собственности в равных долях в порядке приватизации на выше указанную квартиру.

В обоснованность своих доводов, изложенных во встречном исковом заявлении о том, что он имеет право на приватизацию квартиры, адрес которой указан выше, Губским СВ. была приложена копия своей трудовой книжки, в которой имеется запись о том, что он (Губский СВ.

) состоял в трудовых отношениях с ООО « », а именно принят на должность инженером по гражданской обороне согласно приказа №-К от ДД.ММ.ГГГГ, снят с указанной должности приказом № от ДД.ММ.ГГГГ. Кроме того, ДД.ММ.

ГГГГ в ходе судебного разбирательства, в зале судебного заседания №, расположенном по вышеуказанному адресу, Б, представлявший интересы П и Губского СВ. в указанном гражданском деле, заявил, что единственным подтверждением того, что Губский СВ. работал на ООО « » и в связи с этим имеет право на часть указанной квартиры является трудовая книжка Губского СВ.

После этого Б в подтверждение этого заявления предоставил суду на обозрение сфальсифицированное доказательство — оригинал трудовой книжки Губского СВ. с указанными выше записями, которая в свою очередь была предоставлена Б Губским СВ. для использования в качестве доказательства в гражданском деле, зная, что данное доказательство является сфальсифицированным.

Из документации ООО « »: штатное расписание, ведомости о выплате заработной платы, журнал регистрации трудовых книжек и справок, следует что Губский СВ.

в трудовых отношениях с ООО « » никогда не состоял, заработную плату не получал, его трудовая книжка в журнале регистрации не значится, на должности инженера по гражданской обороне за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ работали другие лица; согласно приказа №-К, под номером которого якобы был принят на работу Губский СВ.

, на работу в ООО « » была принята С, согласно приказу №, под номером которого якобы был уволен Губский СВ., с указанного предприятия уволен Т Следовательно, Губский СВ. в ООО « » никогда не работал.

Губский СВ.

являясь ответчиком по гражданскому делу, никогда не работал в ООО « », осознавая что запись в его трудовой книжке сделана не законно, предоставил в Подольский городской суд Московской области сфальсифицированное доказательство по гражданскому делу — копию свой трудовой книжки, а также представил через своего представителя Б оригинал указанной трудовой книжки, предоставленной ему Губским СВ. для использования в гражданском деле в качестве доказательства.

В ходе ознакомления с материалами уголовного дела, при разъяснении требований ст. 217 УПК РФ, Губским С.В. после консультации с защитником и в его присутствии было заявлено ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, которое Губский С.В. поддержал и в судебном заседании. Указанное ходатайство Губского С.В. в судебном заседании поддержал и его защитник.

Возражений со стороны государственного обвинителя о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства не поступило.

Суд приходит к выводу, что ходатайство заявлено в соответствии с требованиями главы 40 УПК РФ и подлежит удовлетворению.

Обоснованность предъявленного Губскому С.В. обвинения подтверждается собранными по делу доказательствами.

Суд согласен с квалификацией действий подсудимого Губского С.В. и квалифицирует его действия по ч. 1 ст. 303 УК РФ — как фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле.

Рассматривая вопрос о виде и мере наказания, судья учитывает личность подсудимого и характер содеянного.

Отягчающих ответственность подсудимого Губского С.В. обстоятельств не имеется.

Смягчающими ответственность подсудимого обстоятельствами судья признает то, что Губский С.В. ранее не судим, вину в содеянном осознал и раскаялся, положительно характеризуется по месту работы и жительства.

Учитывая наличие смягчающих ответственность Губского С.В. обстоятельств, а также то, что Губский С.В. по месту жительства характеризуется положительно, на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоит, судья считает необходимым назначить Губскому С.В. наказание в соответствии с требованиями ст. 316 УПК РФ в виде штрафа.

На основании изложенного,и, руководствуясь ст. ст. 308, 316 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л :

Признать виновным Губского Сергея Владимировича в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 100.000\ста тысяч\ рублей.

Меру пресечения Губскому С.В.-подписку о невыезде и надлежащем поведении-отменить по вступлению приговора в законную силу.

Вещественное доказательство: документы ООО « »: штатное расписание от ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ; приказ № от ДД.ММ.ГГГГ, приказ № от ДД.ММ.ГГГГ; книга учета трудовых книжек; ведомости № за ДД.ММ.ГГГГ, № за ДД.ММ.ГГГГ, № за ДД.ММ.ГГГГ, № за ДД.ММ.ГГГГ, № за ДД.ММ.

ГГГГ, № за ДД.ММ.ГГГГ, № за ДД.ММ.ГГГГ, № за ДД.ММ.ГГГГ, № за ДД.ММ.ГГГГ, № за ДД.ММ.ГГГГ, № за ДД.ММ.ГГГГ, № за ДД.ММ.ГГГГ, № за ДД.ММ.ГГГГ, хранящиеся при уголовном деле — хранить при уголовном деле,трудовую книжку АТ-УШ №, принадлежащую Губскому С.В.

,-возвратить последнему по вступлению приговора в законную силу.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Московского областного суда в течение 10 суток со дня его провозглашения.

Председательствующий: Н.Д. Гуськова

Источник: http://old.xn--90afdbaav0bd1afy6eub5d.xn--p1ai/bsr/case/152830

Фальсификация доказательств

Судебная практика по ч1 ст 303 ук рф

Дмитрий Загайнов рекомендует добросовестным судебным представителям составлять акт приёма-передачи (реестр) подлинных документов.

Загайнов Дмитрий Иванович
Партнер

Судебный представитель постоянно находится в зоне риске, поскольку работает с полученными от клиента документами, достоверность которых не всегда можно определить и проверить.

Адвокат Дмитрий Загайнов, партнер ИНТЕЛЛЕКТ-С, рассматривает, в каких случаях судебный представитель может быть привлечен к ответственности за фальсификацию доказательств, и дает рекомендации, как уменьшить риск привлечения судебных представителей к ответственности за это деяние.

При этом автор не берет в расчет ситуацию, когда сам судебный представитель занимается изготовлением фальсифицированного доказательства либо выступает пособником, дающим советы или указания, как довести преступный умысел до конца.

Немного статистики

Если обратиться к открытым статистическим данным на сайте Судебного департамента при Верховном суде РФ, то выяснится, что за 2017 год в российские суды поступило 22 655 048 первичных обращений в виде заявлений, исковых заявлений и жалоб, из них в арбитражные суды субъектов РФ – 1 951 028 заявлений и исковых заявлений.

За этот же период в суды поступило 908 356 уголовных дел; за преступления небольшой тяжести мировыми судьями осуждены 286 292 человека, районными судами – 76 135 человек. По некоторым данным 2014 года, в России по ч. 1 ст. 303 УК РФ выносилось от 50 до 70 приговоров в год, начиная с 2006 года (журнал «Судья», №11 за 2014 год).

Данная тенденция не изменилась.

Во время выступления в апреле 2018 года на научно-практическом семинаре, который был посвящен вопросам ответственности за фальсификацию доказательств по гражданскому делу и соорганизатором которого выступал Арбитражный суд Свердловской области, один из руководителей районного следственного отдела СК РФ подтвердил, что в следственный отдел ежемесячно поступает около 100 заявлений о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Из них уголовные дела возбуждаются только в трёх-четырёх случаях, а в суд передаются, как правило, только одно-два дела. Несмотря на то что риск быть привлеченным к ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ у судебного представителя невелик, полагаю уместным исследовать данный вопрос и не надеяться на статистические данные.

Изменения, которые были внесены в часть 1 статьи 303 УК РФ весной 2017 года и благодаря которым была существенно расширена объективная сторона деяния, свидетельствуют о том, что законодатель реально обеспокоен тем, что в угоду ложным ценностям на рассмотрение суда от лиц, участвующих в деле, нередко поступают сведения, искажающие истину.

Объективная сторона деяния по ч. 1 ст. 303 УК РФ представлена четырьмя самостоятельными составами, одним из которых названа фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем. Именно анализ данного состава и является темой настоящей публикации.

В каких случаях судебный представитель может быть привлечен к ответственности за фальсификацию доказательств

Фальсификация (от лат. falsificare – подделывать) означает подделывание чего-то, искажение, подмену подлинного мнимым.

Сфальсифицированы могут быть любые виды доказательств – договоры, акты сверок, долговые расписки, заключения эксперта, протоколы осмотра и иные документы, а также вещественные доказательства.

Преступление, связанное с фальсификацией доказательств, характеризуется прямым умыслом, и совершить его может только специальный субъект – лицо, участвующее в деле, или его представитель.

Одним из субъектов ответственности является судебный представитель, и в связи с этим возникают различные вопросы правовой квалификации. Подлежит ли ответственности судебный представитель:

  • если он не занимался подделкой документов, а только представил их в суде?
  • если во время судебного заседания стало известно о факте подделки, однако он продолжал настаивать на этом доказательстве, считая, что заявление противоположной стороны о фальсификации доказательств является лишь актом злоупотребления процессуальными правами?
  • если он сфальсифицировал доказательство, представил его в суд, но затем отказался от него в суде?
  • если он не участвовал в создании фальсифицированного доказательства, и, узнав о существовании оного, согласился в судебном заседании исключить его из числа доказательств?

Думаю, что найти ответ на эти вопросы поможет анализ процессуальных кодексов, где по гражданским и административным делам установлен критерий для сведений, которые поступают в суд от участников процесса и которые в последующем могут быть признаны доказательствами.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
сравнительная таблица

определениекто устанавливаетпроцессуальныйфильтрвозможностьзаявления о фальсификации
УПКРФлюбые сведения(ст. 74)суд, прокурор, следователь, дознавательотносимость, допустимость,достоверность, достаточность(ст. 88)нет прямой нормы, но естьст. 271 – заявление и разрешение ходатайств (например, об исключении доказательств)
ГПКРФсведения о фактах(ст. 55)судотносимость (ст. 59),допустимость (ст. 60),достоверность, достаточность и взаимная связь (ч. 3 ст. 67)ст. 186 – заявление о подложности доказательств
АПКРФсведения о фактах(ст. 64)арбитражный судотносимость (ст. 67),допустимость (ст. 68),достоверность, достаточность и взаимная связь (ч. 2 ст. 72)ст. 161 – заявление о фальсификации доказательств
КАСРФсведения о фактах(ст. 59)судотносимость (ст. 60)допустимость (ст. 61),достоверность, достаточность и взаимосвязь (ч. 3 ст. 84)нет прямой нормы, но есть ст. 154 – разрешение судом ходатайств лиц, участвующих в деле,+ ч. 2 ст. 77
КоАПРФлюбые фактические данные(ст. 26.2)судья, орган, должностное лицополученные с нарушением закона (ч. 3 ст. 26.2)нет прямой нормы, но есть право заявить ходатайство(п. 6 ч. 1. ст. 29.7)

Из сравнительной таблицы видно, что установленный процессуальный фильтр не все сведения, поступающие от сторон, признает доказательствами по делу.

Если в материалы дела поступают сведения, не имеющие отношения к делу, то может иметь место ошибка в объекте, когда лицо, фальсифицирующее документы (сведения), полагает, что представляемые сведения имеют отношение к делу и могут повлиять на правосудие, что, по сути, выглядит как покушение на фальсификацию доказательств.

Если судебный представитель осознал всю пагубность своего деяния и в ходе судебного разбирательства согласился исключить представленные им сведения из числа доказательств, то в данном случае имеет место добровольный отказ от совершения преступления, и судебный представитель не подлежит уголовной ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ: согласно ч. 1 ст. 31 УК РФ, лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

В практике нередко возникает вопрос: должен ли судебный представитель проводить проверку достоверности документов, полученных от доверителя? Ответ содержится только в одном документе, а именно – в Кодексе профессиональной этики адвокатов, принятом Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года: согласно пункту 7 статьи 10 Кодекса, при исполнении поручения адвокат исходит из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем, и не проводит их дополнительной проверки.

Указанная презумпция распространяется только на адвокатов.

Возникает справедливый вопрос: как в подобной ситуации должен вести себя судебный представитель, не имеющий статуса адвоката? Такому судебному представителю приходится ориентироваться исключительно на здравый смысл и этику во взаимоотношениях с клиентом, поскольку считается неэтичным подвергать сомнению представленные клиентом сведения, за исключением тех, которые имеют явные признаки подчистки, подделки и нелогичны по своему содержанию.

Поскольку по ч. 1 ст.

303 УК РФ совершение преступления возможно только при наличии прямого умысла, то считаю, что не образуют состава преступления действия судебного представителя, который не знал и (или) не мог знать, что представляемые им сведения являются фальсифицированными. Узнав об этом факте (например, из заключения эксперта) и в последующем согласившись исключить представленные сведения из числа доказательств, судебный представитель избежит отрицательных правовых последствий.

Примеры из практики

Пример №1. Представитель предъявил в судебном заседании расписку и выписку по банковским переводам, обосновывая свои требования о взыскании с ответчика долга по договору займа. В судебном заседании ответчик сказал, что расписку не подписывал, и заявил о её фальсификации.

Поскольку истец, в интересах которого действовал судебный представитель, не смог подтвердить, кем именно была составлена и подписана расписка, то судебный представитель в суде отказался от такого доказательства.

Поменяв основания иска, судебный представитель далее настаивал на взыскании долга по нормам неосновательного обогащения, поскольку банковская выписка содержала достоверные сведения о денежных переводах.

В приведенном примере ответственности у судебного представителя очевидно не наступает, поскольку тот исходил из достоверности сведений, полученных от доверителя. Как только появились обоснованные сомнения в достоверности расписки, судебный представитель согласился в судебном заседании исключить этот документ из числа доказательств.

Пример №2. Представитель ответчика, защищая интересы работодателя, представил в судебное заседание подлинный экземпляр заявления работника об увольнении по собственному желанию.

На основании указанного заявления был издан приказ о прекращении трудового договора с работником. Истец, оспаривавший своё увольнение, заявил о том, что данное заявление не подписывал, что документ является поддельным.

После передачи материалов трудового спора в правоохранительные органы было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 303 УК РФ, которое в дальнейшем поступило в суд и было рассмотрено в особом порядке.

Качканарский городской суд Свердловской области вынес в отношении судебного представителя обвинительный приговор по ч. 1 ст. 303 УК РФ, назначив наказание в виде штрафа в размере 20 000 рублей (дело №1-11/2017, приговор от 26 января 2017 г.)

Пример №3. Приговором Советского районного суда города Казани республики Татарстан от 30 марта 2016 г. по делу №1-235/2016 заявитель (истец) признан виновным по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Ему назначено наказание в виде обязательных работ сроком на 400 часов.

В ходе предъявления иска по гражданскому делу к страховой компании истец представил в суд сфальсифицированный акт выполненных работ и сфальсифицированный кассовый чек.

Суд эти документы не принял в качестве допустимого доказательства, так как из ответа, поступившего от ИП на судебный запрос, следовало, что истец для приобретения запасных частей и проведения ремонта автомобиля к нему не обращался.

При этом суд не принял во внимание доводы защиты о том, что уголовное дело подлежит прекращению ввиду малозначительности, а также довод о необходимости освобождения подсудимой от назначения наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80-1 УК РФ).

Из примера видно, что истец в судебном заседании настаивал на представленных им фальсифицированных доказательствах, однако это не привело к нужному для него результату.

Недоведение до конца преступного умысла по гражданскому делу не помогло истцу впоследствии избежать ответственности по уголовному делу.

Важно отметить, что судебный представитель, участвовавший в гражданском деле в интересах истца, не привлекался к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ.

Как уменьшить риск привлечения судебных представителей к ответственности за фальсификацию доказательств: рекомендации

Приходится порой слышать рассуждения о том, что ч. 1 ст. 303 УК РФ содержит много неопределённостей.

В связи с этим уместно процитировать Определение Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2011 года №548-О-О, где сказано следующее: «Согласно статье 8 УК Российской Федерации основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного данным Кодексом. Часть первая статьи 303 УК Российской Федерации, устанавливающая уголовную ответственность лишь за такие деяния, которые совершаются умышленно и направлены непосредственно на фальсификацию доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, не содержит неопределённости и не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя».

Чтобы уменьшить риск привлечения к ответственности добросовестных судебных представителей, предлагаю при получении документов и иных сведений от доверителя руководствоваться следующими простыми правилами:

  • перед получением подлинных документов визуально убедитесь, что они корректны и логически последовательны,

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/fal_sifikatsiya_dokazatel_stv/

Фальсификация доказательств и результатов ОРД как специальный вид превышения должностных полномочий

Судебная практика по ч1 ст 303 ук рф

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ. К недопустимым доказательствам относятся:

ИЗ ПРАКТИКИ. Как следует из кассационного определения СК по уголовным делам ВС РФ от 11.02.2008 по делу № 82-008-4, уголовное дело в отношении И. было возбуждено 15.09.2006 по признакам преступлений, предусмотренных ст.ст. 286, 292 и 303 УК РФ. Постановлениями о частичном прекращении уголовного дела уголовное преследование И. по ст. 292 и ст. 286 УК РФ прекращено.

Вопреки доводам кассационных жалоб, в соответствии с действующим уголовным законодательством состав «фальсификация доказательств», предусмотренный ст. 302 УК РФ, является специальной нормой по отношению к общим нормам, предусмотренным ст. 292 и ст. 286 УК РФ.

Поэтому при конкуренции указанных норм в силу ч. 3 ст. 17 УК РФ совокупность преступлений (в данном случае — идеальная совокупность) отсутствует и применению подлежит специальная норма, что призвано исключить незаконное двойное вменение.

В связи с изложенным материалы уголовного дела в части совершения И. преступлений, предусмотренных ст. 292 и ст. 286 УК РФ, обоснованно прекращены, что, однако, не может свидетельствовать об отсутствии в содеянном им объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ.

Оценив действия осужденного по ч. 2 ст. 303 УК РФ, суд в приговоре указал, как это предусмотрено ст.

307 УПК РФ, в чем конкретно выразилась фальсификация доказательств, раскрыв на основе исследованных доказательств объективную и субъективную стороны содеянного им.

 В этой связи не может быть признан состоятельным довод И. о том, что на предварительном следствии были фактически прекращены все его противоправные действия.

В судебном заседании достоверно установлено, что «И., являясь следователем при ОВД , умышленно сфальсифицировал протоколы следственных действий, которые им фактически не производились, приобщил эти протоколы к материалам соответствующих уголовных дел, для последующего приостановления дел с целью придания видимости производства расследования и улучшения показателей своей работы».

ИЗ ПРАКТИКИ. Как следует из апелляционного приговора судебной коллегии по уголовным делам Новгородского областного суда от 03.07.2015 по делу № 1–47/15-22-888/2015, действия Ш. и Т. суд квалифицировал по совокупности преступлений:

— по части 4 ст. 303 УК РФ — как фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности в целях уголовного преследования В., заведомо непричастного к совершению тяжкого преступления,

— а также и по п. «в» ч. 3 ст.

286 УК РФ — как превышение должностных полномочий, то есть совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства, совершенных с причинением тяжких последствий, а Т. — в том числе с применением специальных средств по п. «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Оценив содеянное осужденными, суд фактически в приговоре признал, что их злоупотребления служебными полномочиями заключались в фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности в целях уголовного преследования В., заведомо непричастного к совершению тяжкого преступления.

Между тем в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами УК РФ, то совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Признав Ш. и Т. виновными по двум преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 286 УК РФ и ч. 4 ст. 303 УК РФ, суд неправильно применил уголовный закон. В нарушение требований ст.

17 УК РФ квалифицировал по совокупности преступлений одни и те же деяния должностного лица, предусмотренные общей (ст. 286 УК РФ) и специальной нормами (ст.

303 УК РФ), без учета того, что последняя норма представляет частный случай злоупотребления служебными полномочиями специального должностного лица.

При установленных судом обстоятельствах, когда преступное посягательство осужденных было направлено на один объект — интересы правосудия, — судебная коллегия признала необходимым содеянное Ш. и Т.

в части фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности в целях уголовного преследования В., заведомо непричастного к совершению преступления, квалифицировать по ч. 4 ст.

303 УК РФ о специально-должностном преступлении против правосудия, а общую норму (ч. 3 ст. 286 УК РФ) исключить из приговора как излишне вмененную.

К таким же выводам пришел Благовещенский гарнизонный военный суд в приговоре от 26.05.2014 по делу № 1–1/2014 (1–25/2013): «анализ состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, позволяет прийти к выводу, что данная норма является частным случаем превышения должностных полномочий…».

Источник: https://pravo163.ru/falsifikaciya-dokazatelstv-i-rezultatov-ord-kak-specialnyj-vid-prevysheniya-dolzhnostnyx-polnomochij/

Ответственность за фальсификацию доказательств

Судебная практика по ч1 ст 303 ук рф

Ю. ЩИГОЛЕВЮ. Щиголев, кандидатюридических наук.Новый Уголовныйкодекс существенно расширил число уголовнонаказуемых деяний, связанных с подлогомдокументов. Среди них отдельнопредусматривается ответственность зафальсификацию доказательств погражданскому или уголовному делу (ст. 303 УК).

В первую очередь это связано с усилениемохраны важнейших принциповсудопроизводства, обеспечениемконституционных гарантий отправленияправосудия, защитой основных прав и свободграждан. С другой стороны, сегоднянеобходимы специальные мерыответственности за фабрикациюискусственных доказательств, что все чащевстречается в судебной практике.

Названная норма — новелла в уголовномзаконодательстве. В УК РСФСР 1960 г. подобногосостава преступления не было.

В рядесоставов преступлений в УК РСФСР противправосудия (ст. ст. 176, 180, 181) в качествеодного из признаков предусматривалосьискусственное создание доказательствобвинения. В новом УК этот признаксохранился только в ч. 2 ст.

306, что вомногом связано с введениемсамостоятельного состава преступления -фальсификации доказательств.

Статья 303 УК содержит три части: перваяотносится к фальсификации доказательств погражданскому делу, вторая и третья — кфальсификации доказательств по уголовномуделу. Объективная сторонапреступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УКРФ, заключается в фальсификациидоказательств по гражданскому делу лицом,участвующим в деле, или егопредставителем.

Указанная нормаохватывает три основные категории дел,подлог доказательств по которым влечетуголовную ответственность: а) дела,рассматриваемые судом общей юрисдикции поправилам ГПК РСФСР (ст.

25); б) дела,рассматриваемые арбитражным судом поправилам Арбитражного процессуальногокодекса РФ (ст.22); в) дела, рассматриваемыеКонституционным Судом РФ по жалобам нанарушение конституционных прав и свободграждан (п. 3 ст.

3 Федерального конституционного закона «ОКонституционном Суде РоссийскойФедерации»).

Сразу отметим, что прирассмотрении дела в Конституционном СудеРФ возможность представленияфальсифицированных документов сведена доминимума. В частности, в соответствии со ст. 65 названногоЗакона в заседании Конституционного СудаРФ по ходатайству сторон могут бытьоглашены все документы.

Однако те из них,подлинность которых вызывает сомнение, неподлежат оглашению. В то же времявероятность подделки какого-либо документапри обращении в Конституционный Суд РФполностью исключить нельзя.

Средидокументов, которые могут бытьфальсифицированы стороной, можно назвать,например, копию официального документа,подтверждающего применение иливозможность применения обжалуемогозакона.

Фальсификация документовпри разрешении спора, переданного нарассмотрение третейского суда, ненаказуема по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Не подпадаютпод признаки указанной нормы также любыедействия по фабрикации доказательственныхдокументов по делам об административныхправонарушениях; при обжаловании действийоргана государственного управления илидолжностного лица вышестоящему в порядкеподчиненности органу или должностномулицу. Фальсифицированный документ в смыслест. 303 УК должен быть предметом рассмотрениятолько судебными органами.

Согласност. 49 ГПК РСФСР, «доказательствами погражданскому делу являются любыефактические данные, на основе которых вопределенном законом порядке судустанавливает наличие или отсутствиеобстоятельств, обосновывающих требования ивозражения сторон, и иные обстоятельства,имеющие значение для правильногоразрешения дела». Сходное определениедоказательств содержится в ст. 52 АПК РФ.

Указанные данные устанавливаютсяобъяснениями сторон, показаниямисвидетелей, письменными доказательствами,вещественными доказательствами,заключениями экспертов (ст. 49 ГПК РСФСР, ст.52 АПК РФ).

Представляется, чтопоказания в суде не могут быть предметомпреступления, предусмотренного ст. 303 УК,поскольку ответственность за заведомоложные показания, принуждение к дачепоказаний и другие действия, умышленноискажающие личностную доказательственнуюинформацию, установлена ст. ст. 306, 307, 309 УК.

Поэтому подфальсификацией доказательств погражданскому делу следует пониматьподделку либо фабрикацию вещественных илиписьменных доказательств. Вещественнымидоказательствами являются любые предметы,выступающие средством установлениязначимых для дела обстоятельств.

Письменные доказательства составляют восновном документы различного рода: акты,договоры, справки, материалы, позволяющиеустановить достоверность документа, атакже деловая корреспонденция, письмаличного характера и т.п.

Полагаем,что фальсификация доказательств погражданскому делу заключается визготовлении соответствующего фиктивногодокумента и предъявлении его суду. Тольколишь изготовление ложного документа, якобыподтверждающего те или иные факты, не можетквалифицироваться по ч. 1 ст. 303 УК. Во-первыхпотому, что в ч. 1 ст. 303 УК говорится офальсификации по гражданскому делу, чтоподразумевает судебное разбирательство поделу, подготовку дела к слушанию. Во-вторых,указывается на фальсификациюдоказательств, т.е. определенныхфактических данных или сведений,оцениваемых или устанавливаемых в судебномпорядке.

В судебной практике, какизвестно, не всякое доказательство можетбыть принято судом, а лишь то, которое имеетотношение к делу. Кроме того, определенныеобстоятельства дела в соответствии сзаконом или иными нормативными актамимогут доказываться только конкретнымисредствами (ст. 54 ГПК РСФСР, ст. 57 АПК РФ).

Иными словами, в законодательстве нередкопрямо предписывается, какие средствадоказывания, конкретные документы надлежитиспользовать (накладные, коммерческие акты,платежные поручения, векселя и т.п.). В связис этим в случае фальсификации такихдокументов они изначально не будутрассматриваться как доказательства.

Означает ли это отсутствие составапреступления?

Фабрикациядокументов, которые по тем или инымпричинам не были приняты судом и нерассматривались в качестве доказательств,в полной мере образует состав преступления,предусмотренного ч. 1 ст. 303. Действияпредъявителя поддельных доказательств независят от судебной оценки представляемыхсуду фиктивных документов.

Уголовный закон строго ограничивает круглиц, в отношении которых устанавливаетсяответственность по ч. 1 ст. 303. Таким лицомможет быть только участникрассматриваемого дела или егопредставитель. В свою очередь составучастников дела и их представителейочерчен гражданско — процессуальнымзаконодательством. В частности, всоответствии со ст. 32 АПК РФ (ст.

29 ГПК РСФСР) лицами, участвующими в деле,являются: стороны, третьи лица, заявители ииные заинтересованные лица, прокурор,государственные органы, органы местногосамоуправления, иные органы, обратившиеся всуд с иском в защиту государственных иобщественных интересов. Состав лиц, которыемогут быть представителями в суде,определен в ст. 44 ГПК РСФСР и ст.

48 АПК РФ.

Анализируемый состав преступленияможет конкурировать с иными нормами УК.

Например, при фальсификации документов -доказательств, которые одновременноявляются предметом иного подлогадокументов: протокола избирательнойкомиссии (ст. 142УК), платежного поручения (ст.

187), протоколаоб административном правонарушении (ст. 292),нотариально заверенного завещания (ст. 327) и т.д.Рассмотрим эти варианты.

В случаеподделки официального документа с цельюиспользования его в качестведоказательства по гражданскому делубезусловное предпочтение должноотдаваться ст. 303 УК. Этот случай составляетконкуренцию общей и специальной норм:специальная норма отменяет действиеобщей. Этим же правилом следуетруководствоваться при конкуренции ст. 292 ист. 303 УК РФ — при фальсификациидоказательств должностным лицом. К данномуслучаю, на наш взгляд, полностью применимыРазъяснения Пленума Верховного Суда СССРот 30 марта 1990 г. «О судебной практике поделам о злоупотреблении властью илислужебным положением, превышении властиили служебных полномочий, халатности идолжностном подлоге». В п. 18 этогоПостановления указывается: «Еслиответственность за допущенное должностнымлицом нарушение служебных полномочийпредусмотрена специальной правовой нормой(в частности, ст. ст. 132 — 143, 152 — 152.2, 176 — 179, 214 — 217УК РСФСР…), содеянное подлежитквалификации по этой норме, безсовокупности со статьями,предусматривающими общие составыдолжностных преступлений». Поэтому неточны,на наш взгляд, рекомендации по квалификацииподлога доказательств (документов)должностным лицом или государственнымслужащим по ст. 292 УК РФ . ——————————— Уголовное право.Особенная часть. М., 1997. С. 637.С другойстороны, когда фальсификация документов -доказательств и соответствующийспециальный вид подлога (подлогизбирательных документов, подделкаплатежных документов, служебный подлог)каким-либо образом сочетаются (к примеру,рассмотрение дела обусловленофальсификацией соответствующихдокументов; специальный подлогпредшествует использованию фиктивныхдокументов в судебном разбирательстве ит.д.), обоснованной будет квалификация такихдействий по совокупности. Вчастности, если должностное лицо фабрикуетматериалы об административномправонарушении, а впоследствии выступаетпредставителем соответствующего органа всуде и использует фальсифицированныематериалы в обоснование своей позиции,налицо будет совокупность служебногоподлога и фальсификации доказательств.Действия, предусмотренные ч. 1 ст. 303 УК РФ, вданном случае будут заключаться виспользовании, представлении фиктивныхдокументов, доказывании с их помощьюнесуществующих фактов. Перекликающиеся проблемы возникают приприменении ч. 2 и ч. 3 ст. 303 УК,устанавливающих ответственность зафальсификацию доказательств по уголовномуделу. С объективной стороны этопреступление выражается в подделке илифабрикации актов ревизий, документальныхпроверок, актов ненормативного характера,вещественных доказательств, протоколовследственных действий, иных документов.

Фальсификация доказательств,наказуемая по ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК, возможнатолько в ходе производства по уголовномуделу.

Фабрикация документов или иныхматериальных объектов, являющихся поводоми основанием для возбуждения уголовногодела, не образует составов преступлений,предусмотренных ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК.

Невлекут уголовной ответственности порассматриваемой норме также действия пофальсификации материалов об отказе ввозбуждении уголовного дела, а такжедокументов, используемых при принятиирешения об освобождении лица от уголовнойответственности на основании ст. ст.

75 — 78 УК.Указание законодателя на рамкипроизводства по уголовному делу следуетпонимать буквально, без расширительноготолкования. Ответственность применительнок указанным случаям, думается, должнанаступать по ст. ст. 285, 292 УК.

Таким же образом фальсификация иныхдокументов, находящихся в уголовном деле,однако не являющихся доказательствами,нельзя рассматривать в качестве условияпривлечения к ответственности по ч. 2 или ч. 3ст. 303 УК. Очевидно, что фальсификация,например, акта об уничтожении наркотиков,протокола допроса вымышленного свидетеля,сфабрикованного для «движения» по делу ит.п., не может считаться подлогомдоказательств по смыслу ст. 303 УК. Субъектом рассматриваемых составовпреступлений, как это предусмотрено взаконе, могут быть только лицо,производящее дознание, следователь,прокурор или защитник. Добавим, чтоуказанные лица должны быть непосредственносвязаны с производством по определенномууголовному делу: иметь дело в производстве,быть в составе следственной бригады,оперативно — следственной группы, выполнятьотдельное поручение и т.п. Фальсификациядоказательств в данном случае выступаеткак специальный вид служебного подлога. Всвязи с этим при совершении действий,подпадающих под признаки ч. 2 или ч. 3 ст. 303УК, дополнительной квалификации по ст. 292 УКне требуется. В зависимости от конкретныхобстоятельств дела логичной будетдополнительная квалификация по ст. 285 УК.

Иное лицо, занимающее должность,указанную в ч. 2 ст. 303 УК, но не участвующее впроизводстве по делу, не может бытьсубъектом данного преступления. Прифальсификации таким должностным лицомсоответствующих документовответственность в зависимости отконкретных обстоятельств может наступатьпо ст. 292 или ст.327 УК, а в случае соучастия с надлежащимсубъектом — по ст. 34 и ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК.

Сложен вопрос о соотношениифальсификации доказательств и деяния,подпадающего под признакиквалифицированного состава заведомоложного доноса (ч. 2 ст. 306). Указанный составпредусматривает ответственность зазаведомо ложное сообщение о совершениипреступления, соединенное с искусственнымсозданием доказательств обвинения, а такжеиными действиями. Обратим вниманиена то, что в уголовном процессе доказываниепроисходит в строго определенном закономпорядке, что должно гарантироватьдостоверность выводов. Лицо — субъектложного доноса, строго говоря,самостоятельно не может сфабриковатьдоказательства тех или иных фактов. Это»прерогатива» суда и следственных органов.Законодатель не случайно говорит озаведомо ложном доносе, «соединенном» сискусственным созданием доказательствобвинения.

Доказательстванеразрывно связаны с уголовным делом. Внедела существуют лишь те или иные факты,которые только в ходе производства по немуприобретают свойства доказательств.Заведомо ложное сообщение о преступлении вбольшинстве случаев может служить лишьповодом к возбуждению уголовного дела иподлежит проверке в соответствии со ст. 109 УПКРСФСР.

Полагаем, что в случаесоучастия частного лица, ложно обвиняющегокого-либо в преступлении,

Источник: https://www.lawmix.ru/comm/7403

Фальсификация доказательств: теория и практика

Судебная практика по ч1 ст 303 ук рф

Гражданское законодательство предусматривает систему гарантий, обеспечивающих достижение целей гражданского судопроизводства.

Однако на практике реализации поставленных перед правосудием задач препятствует распространенная сегодня проблема – фальсификация судебных доказательств.

Подобным намерениям, конечно, можно воспрепятствовать, но порядок заявления о фальсификации доказательства действующим законодательством однозначно не определен. В октябре 2017 года ВС РФ дал оценку процедуре рассмотрения указанного заявления.

Что такое фальсификация?

Под фальсификацией доказательств понимается сознательное искажение, изменение фактов, являющихся предметом доказывания по делу, и их передача суду для рассмотрения и оценки. О фальсификации можно говорить в случае, если участник судебного процесса совершил хотя бы одно из следующих действий:

  • предъявил суду в качестве доказательства искусственно созданные предметы или документацию, не содержащие достоверную информацию по делу;
  • предъявил суду в качестве доказательства предметы и документы, в которые были внесены изменения, искажающие характер и суть доказательства;
  • сообщил суду несоответствующие действительности сведения об обстоятельствах, имеющих значение для справедливого разрешения дела, если лицу заведомо известно, что эти обстоятельства не соответствуют действительности.

Фальсификация доказательств фигурирует в нормах как уголовного, так и процессуального права РФ. Стоит отметить, что соответствующее правовое регулирование в арбитражном и гражданском процессах не тождественно.

В соответствии со ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее –АПК РФ), если участник дела обратился в арбитражный суд с письменным заявлением о фальсификации доказательства, представленного другим участником дела, то суд:

–разъясняет уголовно-правовые последствия этого заявления;

–исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу (с согласия лица, представившего доказательство);

–проверяет обоснованность заявления о фальсификации, если лицо, представившее соответствующее доказательство, возражает против его исключения из перечня доказательств.

В последнем случае суд назначает экспертизу, истребует иные доказательства или принимает другие меры.

Гражданским процессуальным кодексом РФ (далее –ГПК РФ) фальсификация рассматривается не так подробно, и само это понятие в нем заменено на «подлог». Ст. 186 ГПК РФ предусматривает, что «в случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства».

Таким образом, АПК РФ устанавливает обязанность суда провести проверку при поступлении заявления о фальсификации доказательства, а ГПК РФ предусматривает лишь право судьи на ее проведение.

В арбитражном процессе после заявления о фальсификации доказательства последнее исключается из числа доказательств по делу при согласии представившего его лица, а ГПК РФ такой порядок не предусматривает.

Вместе с тем ни ГПК РФ, ни АПК РФ не отвечают на вопрос: что же является предметом проверки при поступлении заявления о фальсификации: содержание доказательства или его форма? Ответил на него только КС РФ в Определении от 22.03.2012 № 560-О-О, указав буквально следующее.

«Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности».

Теория и практика

Процессуальный порядок гражданского судопроизводства подразумевает необходимость четкой регламентации оформления и подачи процессуальных документов на рассмотрение суда.

При определении формы и порядка подачи заявления о фальсификации доказательства в рамках арбитражного и гражданского процессов выявляются правоприменительные сложности.

Действующие процессуальные кодексы по-разному определяют содержание и форму заявления, а также круг субъектов, имеющих право на его подачу.

Из анализа ч. 1 ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ следует, что в арбитражном процессе заявление о фальсификации доказательства подается в письменной форме, а гражданский процесс императивных предписаний о форме соответствующего заявления не предусматривает.

Стоит отметить, что письменная форма заявления имеет существенный недостаток: участник процесса не сможет оперативно отреагировать на представленное суду подложное доказательство, поскольку устная форма заявления не допускается, а его письменное оформление потребует не только временных затрат, но и наличия у стороны юридических знаний. Тем не менее, участник процесса вправе заявить о намерении оспорить фальсифицированное доказательство. Президиум ВАС РФ в п. 36 Информационного письма от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» разъяснил, что «в случае устного заявления о фальсификации доказательства суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему устное заявление о фальсификации доказательства, право на подачу письменного заявления об этом».

Из анализа действующего законодательства следует, что цивилистические процессуальные кодексы не устанавливают требований заявления о фальсификации доказательства. Отсутствие четкого нормативного регулирования имеет негативные юридические последствия: суды самостоятельно устанавливают требования заявления, и при их несоблюдении оно отклоняется как необоснованное.

В ст. 186 ГПК РФ не определен круг лиц, наделенных правом заявлять о подложности доказательства. Из анализа ст. 161 АПК РФ следует, что заявить о фальсификации доказательства может любой участник разбирательства.

Однако четкого перечня лиц, имеющих право обратиться к суду с заявлением, названная статья не содержит, в связи с чем остается открытым, например, такой важный вопрос, как: обладает ли представитель участника разбирательства правом заявить о фальсификации доказательства в качестве самостоятельного субъекта?

Мнение последней инстанции

Порядок подачи заявления о фальсификации доказательства действующим законодательством однозначно не определен, в связи с чем указанный вопрос требует дополнительного разъяснения. В октябре 2017 года ВС РФ дал оценку процедуре рассмотрения указанного заявления нижестоящими судами.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/361962/

Уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по административному делу

Судебная практика по ч1 ст 303 ук рф

Как говорится в известной поговорке: «Голь на выдумку хитра». Очень часто в суде стороны пытаются фальсифицировать доказательства. Однако сегодня очень важно задуматься о том, что в соответствии с Федеральным законом от 17.04.

2017 N 71-ФЗ «О внесении изменений в статью 303 Уголовного кодекса Российской Федерации» определено, что к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по административному делу и делу об административном правонарушении могут быть привлечены как участники дела и их представители, так и должностные лица, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, и должностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных правонарушениях.

Какой размер ответственности предусмотрен законодательно?

Штраф от 100 тысяч до 300 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет, обязательные работы на срок до 480 часов, либо исправительных работ на срок до 2 лет, либо ареста на срок до 4 месяцев предусматриваются за:

  • фальсификацию доказательств по административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем,
  • фальсификацию доказательств по делу об административном правонарушении участником производства по делу об административном правонарушении или его представителем,
  • фальсификацию доказательств должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях.

Ранее фальсификация касалась только фальсификации в отношении уголовных дел.
Новые положения сформулированы в статье 303 УК РФ. 

Предметом преступления являются доказательства по гражданскому, административному или уголовному делу, результаты оперативно-розыскной деятельности.
Объективная сторона преступления, предусмотренного частями первой и второй ст.

303 УК РФ, характеризуется конкретным деянием — фальсификацией доказательств по гражданскому и уголовному делу соответственно или же в рамках административных нарушений. Ученые сходятся во мнении, что чаще всего фальсификация доказательств выражается в активных действиях.

Фальсификация выражается в виде искажения (в том числе путем уничтожения), подмене подлинной информации (ее носителей), предметов, выступающих в качестве доказательств, информацией (ее носителями), предметами ложными, искусственными, полученными из ненадлежащего источника.

При этом важно установление именно факта подмены, при котором фальшивые доказательства или результаты оперативно-розыскной деятельности выдаются за подлинные. То есть бездействием нельзя подтасовать или сфальсифицировать доказательства.

Субъективнаясторона характеризуется прямым умыслом.
Субъект специальный: лица, участвующие в административном процессе.

Почему поправки имеют положительное значение?

Часто административные органы пользуются тем, что они могут без какой-либо ответственности, и соответственно доказательства формируют таким образом, чтобы привлечь любыми способами компанию или руководителя к субсидиарной ответственности.

Например, такая практика существует при привлечении компаний в отношении налоговых правонарушений, нарушений в части охраны труда, трудового законодательства, правил противопожарной безопасности.
Доказательствами могут быть различные документы, свидетельские показания и пр.

В предмет доказывания входят наличие данного обстоятельства, его важность (существенность) для разрешения дела, неизвестность и невозможность знания о нем во время рассмотрения дела.

В предмет доказывания входят:

  • факт заведомо ложного заключения эксперта или заведомо ложного показания свидетеля, государственного служащего, заведомо неправильного перевода, фальсификация доказательства;
  • принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному административному делу;
  • наличие причинной связи между двумя указанными обстоятельствами

Установленные вступившим в законную силу приговором заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств являются основанием для пересмотра судебного постановления, если они повлекли принятие незаконного или необоснованного судебного постановления.

Преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда, являются основанием для пересмотра судебного постановления независимо от того, повлияли ли эти обстоятельства на результат рассмотрения дела.Если был доказан факт фальсификации, то возможно привлечь административное лицо к ответственности, а также пересмотреть судебный акт о привлечении к ответственности.

Для этого нужно в суд подать заявление. Доказательством является вступивший в законную силу приговор.

К заявлению, представлению о пересмотре судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам должны быть приложены:1) копия судебного акта, о пересмотре которого ходатайствует заявитель;2) копии документов, подтверждающих новые или вновь открывшиеся обстоятельства, и пр.Таким образом, двумя плюсами принятия поправок являются следующие возможности:• пересмотр дела о привлечении к административной ответственности;

• привлечение виновного в фальсификации лица.

Реальны ли приговоры?

По данной статье Уголовного кодекса приговоры судов являются реальной практиков. Но в части административных дел пока практика не сформировалась. Поэтому рассмотрим аналогию права.

Источник: https://blog.pravo.tech/ugolovnaya-otvetstvennost-za-falsifikatsiyu-dokazatelstv-po-administrativnomu-delu/

Административный округ
Добавить комментарий