Согласие потерпевшего на причинение ему вреда является обстоятельством

Некоторые аспекты согласия потерпевшего на причинение вреда в уголовном праве

Согласие потерпевшего на причинение ему вреда является обстоятельством

Библиографическое описание статьи для цитирования:

Новосельцева М. Д. Некоторые аспекты согласия потерпевшего на причинение вреда в уголовном праве // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2016. – Т. 11. – С. 1546–1550. – URL: http://e-koncept.ru/2016/86331.htm.

Аннотация. Статья посвящена согласию потерпевшего на причинение вреда в уголовном праве. По мнению автора, в действующем уголовном законе рассматриваемое обстоятельство не получило должного закрепления. В статье приводится анализ точек зрения на уголовно-правовое значение согласия потерпевшего на причинение вреда, высказанных известными российскими правоведами.

Текст статьи

Новосельцева Мария Дмитриевна,Магистрантпервого года обучения, Институт права Башкирского государственного университета, г. Уфаmashanvs2@rambler.ruНекоторые аспекты согласия потерпевшего на причинение вредав уголовном правеАннотация.Статья посвящена согласию потерпевшего на причинение вреда в уголовном праве. По мнению автора,в действующем уголовном законе рассматриваемое обстоятельство не получило должного закрепления. В статье приводится анализ точек зрения на уголовноправовое значение согласия потерпевшего на причинение вреда,высказанных известными российскими правоведами.Ключевые слова:согласие потерпевшего,причинение вреда, общественная опасность.Согласие потерпевшего на причинение вреда является видом проявления частной воли потерпевшего, некоторыеееаспекты учтены в уголовном законе. Однако достаточной нормативной регламентации в современном уголовном законодательстве рассматриваемый вопрос не получил. В настоящее время в учебной литературе уголовноправовая природа и значимость согласия потерпевшего на причинение вреда как обстоятельства, исключающего преступность деяния, как правило, отрицается. Такой подход обосновывается отсутствием данного обстоятельства в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния, предусмотренной уголовным законом. В науке уголовного права единого мнения относительно уголовноправового значения согласия потерпевшего на причинение вреда не сложилось. «Повышенный интерес науки уголовного права к проблеме согласия потерпевшего во многом обусловлен тем, что оно, не получив определенной оценки в уголовном законе, на практике нередко воспринимается как обстоятельство, исключающее преступность деяния. Между тем в российском уголовном праве исключать ответственность могут лишь те обстоятельства, которые прямо предусмотрены уголовным законом. Для придания согласию потерпевшего юридической силы в УК РФ должна быть включена соответствующая норма»1.Проблема согласия потерпевшего на причинение вреда как обстоятельства, исключающего преступность деяния, давно носит в науке уголовного права дискуссионный характер. Известный русский теоретик уголовного права Н.С. Таганцев писал, что согласие потерпевшего на причинение вреда при определенных обстоятельствах исключает уголовную ответственность за вред, причиненный данному лицу. Н.С. Таганцев считал, что «если посягательство направлено на интерес, по отношению к которому охраняется только право лица владеть, распоряжаться и пользоваться этим интересом, то отказ такого лица от охранённого нормой принадлежащего ему права устранит преступность посягательства»2. По мнению Н.С. Таганцева,для решения вопроса о преступности причинения вреда потерпевшему с его согласия необходимо точно устанавливать, принадлежит ли потерпевшему право на распоряжение благами, которым причинен вред и в каком объёме. Значительное внимание уделялось объективной стороне деяния, которым 1Сидоренко Э.Л., Карабут М.А. Частные начала в уголовном праве. СПб., 2007. С. 1072Таганцев Н. С. Русское уголовное право: лекции. СПб., 1902. Т. 1. С. 400 –402.причинен вред. Оно могло быть признано непреступным лишь в том случае, когда деянием не создавалась угроза причинения вредаинтересам иных,кроме потерпевшего,лиц. Например, собственник дома просит другое лицо уничтожить дом путем поджога. Такое причинение вреда с согласия потерпевшего преступно, потому что оно создает угрозу причинения вреда другим лицам, то есть собственникам близлежащих домов. Н.С. Таганцев допускал причинение потерпевшему с его согласия имущественного вреда, принижение его чести и достоинства и причинение легкого вреда здоровью. Причинение тяжкого вреда здоровью или смерти известный теоретик уголовного права считал преступным при любых обстоятельствах. Однако согласие потерпевшего при причинении тяжкого вреда здоровью или смерти необходимо учитывать при назначении наказания виновному в таком причинении лицу.Обосновывая своё мнение, Н.С. Таганцев писал: «Нельзя поставить на одну доску с убийцей из корысти или мести солдата, заколовшего на поле битвы своего смертельно раненного товарища по его просьбе, чтобы избавить его от дальнейших мучений; доктора, прекратившего мучительную агонию умирающего и т.п.»3.Н.Д. Сергиевский, напротив, считал, что «посягательство на жизнь и тяжкое неизлечимое телесное повреждение могут рассматриваться как деяния, подлежащие наказанию, независимо от согласия или несогласия пострадавшего, так как эти блага представляют сами по себе большую ценность для государства»4. Аналогичное мнение высказывал А. Кистяковский, полагавший, что «соизволение на членовредительство и на убийство не может уничтожить виновность этих преступлений»5.В науке советского уголовного права И.И. Слуцкий впервые провел классификацию обстоятельств, исключающих преступность деяния, среди которых им было выделено согласие потерпевшего на причинение вреда6. Причинение вреда потерпевшему с его согласия, по мнению И.И. Слуцкого, не является общественно полезным и правомерным, однако степень общественной опасности такого деяния невелика и его в этой связи можно считать малозначительным. А.А. Пионтковский считал, «что согласие потерпевшего «является обстоятельством, устраняющим общественную опасность деяния при посягательстве на те права и интересы, которые находятся в свободном распоряжении потерпевшего. При наличии согласия потерпевшего совершённые действия не могут быть признаны социально опасными; их следует считать правомерными»7.Определяя согласие потерпевшего как обстоятельство, исключающее преступность деяния, А.А. Пионтковский выделял условия непреступности такого причинения: 1)согласие возможно только в отношении тех благ, которые находятся в свободном распоряжении потерпевшего; 3«Там же»4Сергиевский Н. Д. Русское уголовное право. Часть Общая:пособие к лекциям. СПб., 1905. С. 22.5Кистяковский А. Элементарный учебник общего уголовного права. Часть Общая. Киев:Типография А. И. Мамонтова и К, 1882. С. 335.6Слуцкий И. И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. Л., 1956. С. 11 –12.7Пионтковский А. А. Курс советского уголовного права. Часть Общая. М:Наука, 1970. Т. 2. С. 342 –4012)согласие может быть дано только в пределах свободного распоряжения данным лицом своими благами и интересами. В области личных благ А.А. Пионтковский допускал причинение вреда здоровью, но отрицал правомерность причинения вреда жизни человека, полагая что это подрывает сознание неприкосновенности жизни другого человека;3)согласие не должно преследовать противоправных и общественновредных целей;4)согласие обязательно должно быть действительным, то есть оно должно быть дано вменяемым и дееспособным лицом либо законным представителем такового,выраженным в интересах представляемого. В советский период в науке относительно согласия потерпевшего высказывались различные мнения. Так, А.И. Санталов считал согласие потерпевшего на причинение вреда обстоятельством, исключающим преступность деяния,и определял его как «деяние, посягающее на охраняемый законом интерес (право), если оно осуществляется с согласия того лица, которому этот интерес принадлежит и которое может им распоряжаться по своему усмотрению»8. А.И. Санталов писал, что согласие можетвыражаться только в отношении имущественных благ и недопустимо в отношении здоровья и жизни. Другие исследователи, в том числе Н.Д. Дурманов и В.Д. Пакутин писали о том, что согласие потерпевшего на причинение вреда своему имуществу не имеет отношения к уголовному праву и является гражданскоправовым явлением. Согласие потерпевшего на причинение вреда здоровью и жизни не устраняло преступность деяния. М.Д. Шаргородский считал, что согласие на причинение вреда здоровью можно рассматривать в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, только при условии причинения телесного повреждения в общественно полезных целях, к которым можно отнести, например, исследование лекарств или производство экспериментальных медицинских операций. В дальнейшем такой подход в науке стал общепринятым. Причинение вреда с согласия потерпевшему по иным мотивам, кроме общественно полезных, считалось преступным. В таком же русле развивалась и правоприменительная практика. Новым этапом в развитии научных представлений о согласии потерпевшего на причинение вреда стало исследование А.Н. Красикова, который под согласием понимал «выражение свободного волеизъявления лица на нарушение своих благ или поставление их в опасность (риск) как способ достижения личного интереса, с одной стороны, а с другой –поведение третьего лица в рамках этого согласия»9. Он также выделил условия, при которых согласие потерпевшего исключает преступность причинения вреда:1.права и интересы, в отношении которых потерпевший выражает согласие, находятся в его свободном распоряжении;2.согласие относится только к личным правам и интересам. Согласие на причинение вреда правам и интересам третьих лиц не допускается;3.причинение вреда не должно осуществляться в общественно вредных целях;4.согласие должно исходитьот вменяемого дееспособного лица;5.согласие должно быть добровольным и дано до причинения вреда.В современной юридической науке дискуссия относительно необходимости включения согласия потерпевшего на причинение вреда в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, в Уголовный кодекс продолжается. Профессор 8Курс советского уголовного права. Часть Общая. Л.: Издво ЛГУ, 1968. Т. 1. С. 460 –465, 518.9Красиков А. Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве. Саратов:Издво Саратовского унта, 1976. С. 19.С.Г. Келина считает, что «невключение в УК РФ 1996 г. такого обстоятельства, как согласие потерпевшего, следует признать пробелом российского уголовного законодательства»10.Обосновывая необходимость учета согласия потерпевшего в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, Т.В. Кондрашкова отмечает, что уголовный закон не признает преступлением уничтожение собственного имущества, нанесение самому себе телесных повреждений и также самоубийство. В связи с этим возникает вопрос: можно ли признавать преступлением причинение вреда правам и интересам потерпевшего, совершенное не им лично, но по его просьбе? Отвечая на поставленный вопрос,Т.В. Кондрашкова отмечает, что такое согласие или просьба являются способами распоряжения потерпевшим собственными правами, а распоряжение своими законными правами, как известно, не наказуемо. Одним из ключевых аргументов противников включения согласия потерпевшего на причинение вреда в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, является возможность злоупотребления со стороны лица, причинившего вред. Данный аргумент нельзя признать состоятельным, поскольку злоупотребление возможно при применении любой нормы права. На практике встречаются случаи незаконного осуждения к лишению свободы, однако данный факт не рассматривается в качестве основания для исключения лишения свободы из перечня уголовных наказаний.Подводя итог анализу изложенных в научной литературе мнений относительно уголовноправового значения согласия потерпевшего на причинение вреда, представляется возможным сделать вывод о необходимости внесения в уголовный закон упомянутого согласия в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния. Ссылки на источники1.Сидоренко Э.Л., Карабут М.А. Частные начала в уголовном праве. СПб., 2007. С. 1072.Таганцев Н. С. Русское уголовное право: лекции. СПб., 1902. Т. 1. С. 400 –402.3.Сергиевский Н. Д. Русское уголовное право. Часть Общая: пособие к лекциям. СПб., 1905. С. 22.4.Кистяковский А. Элементарный учебник общего уголовного права. Часть Общая. Киев: Типография А. И. Мамонтова и К, 1882. С. 335.5.Слуцкий И. И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. Л., 1956. С. 11 –12.6.Пионтковский А. А. Курс советского уголовного права. Часть Общая. М: Наука, 1970. Т. 2. С. 342 –4017.Курс советского уголовного права. Часть Общая. Л.: Издво ЛГУ, 1968. Т. 1. С. 460 –465, 518.8.Красиков А. Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве. Саратов: Издво Саратовского унта, 1976. С. 19.9.Келина С. Г. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: понятие и виды // Уголовное право. 1999. № 3. С. 7.

10КелинаС. Г. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: понятие и виды // Уголовное право. 1999. № 3. С. 7.

Источник: https://e-koncept.ru/2016/86331.htm

Согласие потерпевшего на причинение вреда как обстоятельство, исключающее преступность деяния

Согласие потерпевшего на причинение ему вреда является обстоятельством

Согласие потерпевшего на причинение вреда как обстоятельство, исключающее преступность деяния

А. С. РАБАДАНОВ, докторант кафедры уголовной политики и организации предупреждения преступлений Академии управления МВД России E-mail: abd.rabadanoJf@yandex.ru

Научная специальность: 12.00.08 — уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

у//////////////////////////

Аннотация. Автор рассматривает согласие потерпевшего на причинение вреда как обстоятельство, исключающее преступность деяния. Исследуются вопросы социального назначения данного института, условия правомерности на причинение вреда при согласии потерпевшего и их особенности.

Обосновав свою позицию по поводу того, что институт согласия потершего на причинение вреда в уголовном законодательстве должен иметь место, автор предлагает дополнить Уголовный кодекс РФ новой статьей 42.1 «Согласие потерпевшего на причинение вреда».

Ключевые слова и словосочетания: согласие потерпевшего, профессиональные обязанности, причинение вреда, обстоятельства защиты, преступное посягательство, правоохраняемые интересы.

Annotation. The author considers the consent of the victim to injury as a circumstance precluding criminality. Investigate questions of social purpose of the institution, in terms of legality of injury, with the consent of the victim and their features.

Basing its position on the fact that the consent of the institute potershego to injury in the criminal law should take place, the author proposes to add a new Criminal Code article 42.1 « The consent of the victim's reasons nenie harm».

Key words and word combinations: consent of the victim, professional duties, causing harm, the circumstances of protection, criminal trespass, legally protected interests.

Рецензент — А.Н. Варыгин, доктор юридических наук, профессор *у///////////////////////////

Согласие на причинение вреда в теории уголовного права в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, рассматривается уже давно1. Вместе с тем единого мнения о его юридической природе не сложилось.

Так, по мысли Н.Д. Дурманова, согласие потерпевшего на причинение вреда регулируется нормами не уголовного права, а других отраслей права. На этом основании делается вывод о том, что согласие потерпевшего на причинение вреда не должно включаться в перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния2. Сходную позицию занимал и М.И. Якубович3.

Однако существует и противоположенное мнение.

A.A. Пионтковский и М.Д. Шаргородский рассматривали согласие потерпевшего на причинение вреда как обстоятельство, исключающее общественную опасность деяния4, а И.И. Слуцкий считал, что при согласии потерпевшего исключаются и общественная опасность и противоправность деяния5.

По мнению А.И. Санталова, согласие потерпевшего устраняет посягательство на охраняемый законом интерес, который находится в полном распоряжении лица, давшего согласие на причинение ущерба этому интересу6; иными словами, при согласии потерпевшего отсутствует объект посягательства.

Что касается первой точки зрения, то мы считаем уместным привести мнение на проблему со-

прикосновения и взаимопроникновения уголовного права и смежных отраслей права А.Ф. Зелинского, который писал, что в уголовном праве многие понятия и институты основаны на гражданском, административном и других отраслях права, однако это не вызывает сомнений в их отраслевой принадлежности, коль скоро речь идет об уголовной ответственности7.

Относительно вопроса об общественной опасности причинения вреда с согласия потерпевшего следует отметить, что не всякое согласие потерпевшего может исключить общественную опасность деяния.

Так, согласие собственника на уничтожение имущества (например, жилища) может негативно отразиться на законных правах других членов семьи, хотя последние могут и не являться собственниками уничтоженного имущества.

В зависимости от способа уничтожения может возникнуть также угроза имуществу третьих лиц.

Дикий случай произошел, например, в 2002 г. в Германии. Житель г. Ротенбург Армин Майес на сайте знакомств познакомился с жителем Берлина Юргеном Брандесом, желавшим свести счеты с жизнью и, с согласия последнего, убил его и затем съел.

Арест каннибала произошел после того, как он дал в Интернете новое объявление о знакомстве, в котором не скрывал, что оно должно закончиться поеданием частей тела жертвы: «Ищу молодого, хорошо сложенного человека в возрасте от 18 до 30 лет, чтобы зарезать и съесть его»8.

Приведенные примеры, особенно последний, казалось бы невозможный в наше время, наглядно показывают, что вред, причиняемый с согласия потерпевшего, тем не менее может обладать высокой степенью общественной опасности.

Мы считаем, что с точки зрения задач уголовного права ненаказуемым должно являться причинение вреда с согласия потерпевшего лишь в тех случаях, когда общественная опасность деяния полностью исключается. Критерии правомерности причинения вреда при таких условиях разработаны достаточно подробно.

Во-первых, лицо, дающее согласие на причинение вреда, должно быть дееспособным, т.е. в соответствии со ст. 21 ГК РФ способным своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их в полном объеме. Если же лицо не является дееспособным, как представляется, ни о каком добровольном согласии речи быть не может.

Как писал по этому поводу Н.С. Таганцев, в случаях, когда недееспособный имеет представителя, согласие, имеющее юридическое значение,

может исходить и от последнего, но только, конечно, в тех пределах, в которых закон предоставляет ему право заменять волю недееспособного9.

Во-вторых, согласие должно быть добровольным.

В.И. Михайлов писал, что согласие лица представляет собой свободное волеизъявление, включающее не только полную добровольность, но и полную осведомленность относительно последствий такого согласия10.

С точки зрения А.Н. Красикова, согласие есть выражение свободного волеизъявления лица на нарушение своих благ или поставление их в опасность (риск) как способ достижения личного интереса, с одной стороны, а с другой — на поведение третьего лица в рамках этого согласия11.

Невозможно полноценное согласие при наличии у субъекта психического расстройства, состояния опьянения, а также добросовестного заблуждения относительно характера и степени вредности деяния в отношении себя12.

В-третьих, лицо, согласившееся на причинение вреда, должно иметь реальное, а не предполагаемое право на распоряжение или уступку того блага или права, от которого отказывается или которому причиняется ущерб13.

Мы согласны с А.А. Пионтковским, который выделял при этом два условия:

1) согласие может распространяться лишь на те права и интересы, которые находятся в свободном распоряжении лица;

2) согласие может быть дано только в пределах свободного распоряжения своими личными правами и интересами»14.

Согласие не может иметь уголовно-правового значения в тех случаях, когда лицо согласилось на причинение вреда чужой вещи, которую выдавало за свою, либо не имело права пользоваться принадлежащим ему имуществом (например, имуществом, на которое наложен арест или которое находится под залогом)15.

В-четвертых, согласие не должно быть направлено на достижение общественно опасных целей. Преследование общественно полезных или общественно нейтральных целей в теории признается допустимым16.

Кроме того, как представляется, причинение вреда с согласия потерпевшего не должно нарушать общепринятых норм морали17.

В-пятых, согласие должно быть дано до причинения ущерба18.

Надо отметить, что Н.С. Таганцев допускал согласие во время причинения ущерба. Однако, на наш взгляд, в подобном случае меняется юридическая природа содеянного. Согласие на при-

чинение ущерба, полученное в момент его причинения, примыкает к примирению с потерпевшим, поскольку причинение вреда до согласия является преступлением.

Несмотря на то что в теории критерии правомерности причинения вреда при согласии потерпевшего разработаны достаточно подробно, как мы в этом убедились, тем не менее, ни разу за всю историю развития отечественного уголовного права данное обстоятельство нормативно закреплено не было.

С.Г. Келина в связи с этим даже заметила, что невключение в УК РФ 1996 г. такого обстоятельства, как согласие потерпевшего, следует признать пробелом российского уголовного законо-дательства19.

Для того чтобы выработать собственную позицию по поводу согласия потерпевшего, нам необходимо, прежде всего, разобраться именно в том, почему, несмотря на более чем столетнюю историю теоретического изучения этого вопроса, законодательно данное обстоятельство так и не было закреплено.

На наш взгляд, это объясняется следующими факторами:

1. Уголовно-правовые отношения носят публичный характер, т.е. сторонами этих отношений выступают: лицо, совершившее преступление, и государство, придающее собственно уголовно-правовым отношениям публичный характер. Потерпевший стороной уголовно-правового отношения не является20.

2. Причинение вреда при согласии потерпевшего не исключает причинения вреда третьим лицам, о чем лицо, причиняющее вред, знать не может.

3. Право на установление уголовно-правового запрета монополизировано государством. Закрепление в законе согласия потерпевшего в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, нарушает эту монополию, размывает четкие границы дозволенного поведения и тем самым способствует правовой дезориентации граждан.

4. Закрепление данного обстоятельства в законодательстве неминуемо спровоцирует волну посягательств, сопряженных с давлением на потерпевшего, вынуждаемого к согласию на причинение вреда.

5. Государство принципиально запрещает достаточно широкий круг деяний на том основании, что независимо от отношения потерпевшего к причинению ему вреда, лицо, оставшееся безнаказанным, способно вновь причинить вред уже другому потерпевшему.

6. А самым главным, на наш взгляд, является то, что реальные и декларируемые государством приоритеты правовой охраны не совпадают. Рассматривая

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/soglasie-poterpevshego-na-prichinenie-vreda-kak-obstoyatelstvo-isklyuchayuschee-prestupnost-deyaniya

Согласие лица на причинение вреда как обстоятельство, исключающее преступность деяния

Согласие потерпевшего на причинение ему вреда является обстоятельством

Кудашов А.Н., преподаватель кафедры уголовного права и процесса Оренбургского государственного аграрного университета.

Достижение положительных результатов общественного развития часто сопровождается побочными отрицательными последствиями. Как правило, оправданием негативных последствий является достижение общественно значимой положительной цели. Однако оправданными могут быть только те негативные последствия, которые наступили при строгом соблюдении нормативно-предписанных условий достижения полезной цели.

Одной из отраслей права, предусматривающей условия правомерности достижения положительного результата, является уголовное право. Большую часть данных условий содержат обстоятельства, исключающие преступность деяния.

Закрепленные в УК РФ обстоятельства, исключающие преступность деяния, не могут в полной мере служить основанием, обеспечивающим правомерность общественно полезных целей, хотя процесс их достижения сопровождается наступлением нежелательных последствий, формально равных преступлению.

Например, нельзя обосновать с помощью обстоятельств, исключающих преступность деяния, причинение вреда при пересадке органов и тканей человека, причинение вреда при проведении спортивных состязаний, проведение эксперимента на человеке и т.д.

Наиболее близкими обстоятельствами, частично обосновывающими правомерность причинения вреда при вышеперечисленных действиях, является крайняя необходимость и обоснованный риск. Однако указанные обстоятельства не могут обосновать в полном объеме правомерность причинения вреда при трансплантации, при проведении спортивных состязаний, при осуществлении эксперимента на человеке.

Обоснование невозможно по той причине, что ни одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния, не содержит необходимого условия получения согласия лица.

Хотя на практике трансплантация органов и тканей человека, спортивные состязания, проведение эксперимента на человеке осуществляются при получении согласия лица, интересам которого, возможно, будет причинен определенные вред.

Рассмотрим специфику обоснования правомерности вышеуказанных действий на примере трансплантации органов и тканей человека.

Кроме законодательно закрепленных обстоятельств, исключающих преступность деяния, наука уголовного права выделяет и другие обстоятельства правомерности причинения вреда, одним из которых является согласие потерпевшего. Так, А.Н.

Красиков определяет правомерность трансплантации исходя из согласия потерпевшего как обстоятельства, исключающего уголовную ответственность.

Он отмечает, что «аллотрансплантация, обладая признаками, сближающими ее с институтом крайней необходимости, по своей юридической сущности и содержанию не подпадает под понятие последней.

Чем же она является и на каком юридическом основании должна исключаться уголовная ответственность при аллотрансплантации? Решить этот вопрос можно, если исходить из понимания согласия потерпевшего как обстоятельства, исключающего уголовную ответственность» . Аналогичной точки зрения придерживается Т. Орешкина .

Красиков А.Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве. Саратов, 1976. С. 67, 92.
Орешкина Т. Обоснованный риск в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния // Уголовное право. 1999. N 1. С. 18.

Правовая природа согласия потерпевшего определяется по-разному. Некоторые авторы согласие потерпевшего не относили к области уголовного права, так как оно реализуется в иных отраслях права . В подтверждение данной позиции П.С.

Дагель утверждал: «Неясно, как нормы иных отраслей права могут исключать уголовную ответственность за какие-либо действия, если она установлена, если же она не установлена уголовным законом, то зачем говорить о ее исключении…» . Мы полагаем, следует согласиться с возражениями С.С.

Тихоновой, которая указывает, что санкционная роль уголовного законодательства заключается именно в придании особой силы и значения существующим нормам других отраслей права, в частности в защите установлений, выработанных отраслью медицинского права .

В этой связи многие авторы согласие потерпевшего признавали обстоятельством, исключающим либо устраняющим общественную опасность и противоправность деяния, если оно дано лицом, способным отдавать себе отчет в своих действиях в пределах его прав, волеизъявление должно быть свободным и действия не должны преследовать общественно вредных целей . Вопрос о признании согласия потерпевшего обстоятельством, исключающим преступность деяния, не потерял актуальности. И сегодня высказывается множество доводов в поддержку данной позиции .

Милюков С.Ф. Проблемы криминологической обоснованности российского уголовного законодательства / Автореф. дис. канд. юр. наук. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та МВД России, 2000. С. 143; Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.А. Беляева, М.И. Ковалева. М.: Юрид. лит., 1977. С. 204; Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А. Кригер, Б.А. Куринов, Ю.М. Ткачевского. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. С. 207. Дагель П.С. Имеет ли «Согласие потерпевшего» уголовно-правовое значение // Советская юстиция. 1972. N 3. С. 25. Тихонова С.С. Уголовно-правовое регулирование посмертного и прижизненного донорства в Российской Федерации: Монография. Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2002. С. 85. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т. Т. 1. М.: Наука, 1994. С. 183 — 186; Курс советского уголовного права. Часть Общая / Ред. кол.: А.А. Пионтковский, П.С. Ромашкин, В.М. Чехиквадзе. М.: Наука, 1970. С. 393 — 395; Курс советского уголовного права. Часть Общая: Учебник. Т. 1 / Отв. ред. Н.А. Беляев, М.Д. Шаргородский. Л.: Изд-во Ленинградск. ун-та, 1968. С. 516 — 519; Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961. С. 472 — 474.

Блинов А.Г. Уголовно-правовая охрана прав и свобод пациента в России: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Саратов: Изд-во Саратовской государственной академии права, 2001. С. 25; Блинов А.Г.

Уголовно-правовая охрана прав пациента: Учебное пособие / Под ред. Б.Т. Разгильдиева. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2004. С. 167 — 180; Тихонова С.С. Указ. соч. С.

83 — 85; Орешкина Т. Указ. соч. С. 17 — 18.

Несмотря на то что в науке существует отрицательное отношение к признанию согласия потерпевшего обстоятельством, исключающим преступность деяния, все же представляется правильным признание его таковым. Для подтверждения этого необходимо обратиться к истории возникновения и развития согласия пациента.

Указание на необходимость получения согласия пациента в российском законодательстве было определено Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 1 декабря 1924 г.

«О профессиональной работе и правах медицинских работников», который определял, что хирургические операции производятся с согласия больных, а в отношении лиц моложе шестнадцати лет или душевнобольных — с согласия их родителей или опекуна (ст. 20) . В ранее действовавшем Врачебном Уставе 1875 г. подобной нормы не предусматривалось.

Основы законодательства СССР и союзных республик о здравоохранении от 19 декабря 1969 г.

в качестве законности медицинского вмешательства содержали согласие больного, а в отношении больных, не достигших 16-летнего возраста, и психически больных — согласие их родителей, опекунов или попечителей при проведении хирургических операций, сложных методов диагностики, а также при применении новых, научно обоснованных, но еще не допущенных к всеобщему применению методов диагностики, профилактики, лечения и лекарственных средств (ст. ст. 34, 35) .

Хронологическое собрание законов, указов Президиума Верховного Совета и Постановлений Правительства РСФСР. Т. 1. 1917 — 1928 гг. М. 1959. С. 92 — 100.
Ведомости Верховного Совета СССР. 1969. N 52. Ст. 466.

Приведенные нормы свидетельствуют, что согласие пациента являлось условием правомерности медицинского вмешательства. Однако с принятием Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г.

сам факт получения согласия на медицинское вмешательство недостаточен для признания медицинского вмешательства правомерным. Законодатель предусмотрел условия правомерности согласия пациента на медицинское вмешательство (ст. ст.

30 — 32 Основ).

К таковым условиям относятся:

  • предварительность согласия;
  • добровольность согласия;
  • информированность согласия;
  • получение в доступной форме полной информации о состоянии здоровья;
  • согласие должно быть дано лично надлежащим лицом.

При несоблюдении одного из перечисленных условий согласие не имеет юридического значения.

Краткий исторический анализ возникновения и развития согласия пациента на медицинское вмешательство свидетельствует о том, что согласие пациента зародилось как необходимое условие правомерности медицинского вмешательства, которое, в свою очередь, переросло в институт добровольного информированного согласия пациента, чему свидетельствует перечисленная совокупность условий правомерности согласия, нашедшая свое отражение в законах и нормативных актах России.

Согласие лица имеет и уголовно-правовое значение.

Так, не является преступлением собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, с его согласия, проникновение в жилище с согласия (по воле) проживающего в нем лица не образует состава нарушения неприкосновенности жилища. Согласие лица как основание освобождения от уголовной ответственности закреплено и в примечании к ст. 122 УК РФ, в которой указано: «Лицо, поставившее другое лицо в опасность заражения или заразившее ВИЧ-инфекцией, освобождается от уголовной ответственности в случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения либо зараженное ВИЧ-инфекцией, было своевременно предупреждено о наличии у первого этой болезни и добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения».

Подобное закрепление является не чем иным, как специальным видом согласия лица, исключающим преступность деяния ввиду указания в норме Особенной части УК РФ.

В истории уголовного законодательства согласие лица в качестве обстоятельства, исключающего наказуемость, было закреплено в примечании к ст. 143 УК РСФСР 1922 г., которое отмечало, что убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания, не карается.

Согласие потерпевшего в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, было предложено в ст. 56 Теоретической модели Уголовного кодекса. Данная норма вполне могла обосновать правомерность трансплантации органов и тканей человека при ее надлежащем разъяснении.

Возникшие в настоящее время трудности обоснования правомерности трансплантации органов и тканей человека, действий при спортивных состязаниях, проведения эксперимента на человеке и т.д. предлагаем решить путем признания согласия лица обстоятельством, исключающим преступность деяния, которое должно содержать строго определенные условия.

Обобщая различные точки зрения авторов и законодательство России в рамках рассматриваемого вопроса, необходимо выделить следующие условия правомерности согласия лица.

Во-первых, согласие должно быть осознанным, добровольным и дано лично лицом, интересам которого будет причинен вред.

Во-вторых, согласившееся лицо должно иметь право непосредственно и в полной мере распоряжаться интересами, которым будет причинен вред.

В-третьих, причинение вреда должно преследовать исключительно достижение правомерной цели.

В-четвертых, согласие должно быть выражено до совершения действий, причиняющих вред.

В-пятых, согласие должно быть выражено в форме, определенной законодательством.

В-шестых, процесс достижения правомерной цели должен осуществляться с соблюдением правил и профессиональных стандартов.

Таким образом, в гл. 8 УК РФ необходимо предусмотреть еще одно обстоятельство, исключающее преступность деяния, — «согласие лица на причинение вреда», содержание которого можно сформулировать следующим образом:

  1. Не является преступным причинение вреда охраняемым настоящим Кодексом интересам при согласии на то лица, имеющего право непосредственно и в полной мере распоряжаться данным интересом для достижения правомерной цели.
  2. Согласие лица признается правомерным, если оно в установленной законом форме добровольно, осознанно, предварительно и лично дано уполномоченным лицом.
  3. Неправомерным признается вред, причиненный несоблюдением правил либо профессиональных стандартов независимо от наличия на то согласия лица.

Характер данной нормы представляется бланкетным, так как условия правомерности согласия лица детально раскрываются в законах и нормативных актах.

Источник: https://wiselawyer.ru/poleznoe/15397-soglasie-lica-prichinenie-vreda-obstoyatelstvo-isklyuchayushhee-prestupnost

Согласие на причинение вреда как обстоятельство, исключающее преступность деяния

Согласие потерпевшего на причинение ему вреда является обстоятельством

К. Широков, помощник прокурора Индустриального района г. Хабаровска.

Согласие лица на причинение ему вреда в российском уголовном законодательстве в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, никогда не предусматривалось, кроме единственного и, как представляется, курьезного случая.

В ст. 143.6 Уголовного кодекса РСФСР 1922 г., устанавливающей ответственность за убийство, в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, называлось согласие потерпевшего на расставание с жизнью.

В примечании к этой статье было сказано, что убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания, не карается. На сессии ВЦИК IX созыва (октябрь-ноябрь 1922 г.) Н. Крыленко предложил отменить его, обосновывая тем, что факт настояния проверить можно, а наличие сострадания — нельзя. Предложение было принято.

В последующем уголовном законодательстве России подобной нормы не было. Хотя в гл. 8 «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» УК РФ такого обстоятельства, как согласие лица на причинение ему вреда, нет, однако фактически оно постепенно легализуется. 22 декабря 1992 г.

был принят Закон РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека», действующий в настоящее время с изменениями и дополнениями, внесенными 20 июня 2000 г.

Изъятие какого-либо органа (например, одной почки) или ткани, безусловно, причиняет вред человеку, но оно разрешается для спасения жизни другого человека при соблюдении условий, перечисленных в ст. 11 Закона:

а) донор предупрежден о возможных осложнениях для его здоровья в связи с предстоящим оперативным вмешательством по изъятию органов и (или) тканей;

б) он свободно и сознательно в письменной форме дал согласие на изъятие своих органов и (или) тканей;

в) он прошел всестороннее медицинское обследование и есть заключение консилиума врачей-специалистов о возможности такого изъятия.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ» ст. 122 УК РФ «Заражение ВИЧ-инфекцией» была дополнена примечанием, согласно которому лицо, своевременно предупредившее другое лицо о возможности заражения ВИЧ-инфекцией при совершении действий, создающих опасность заражения, освобождается от уголовной ответственности.

Статья 121 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за заражение венерической болезнью. Согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1973 г.

«О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью» (это Постановление действует) согласие потерпевшего на поставление его в опасность заражения венерической болезнью не является основанием для освобождения от уголовной ответственности лица, знавшего о наличии у него венерического заболевания и поставившего потерпевшего в опасность заражения или заразившего его венерической болезнью.

Таким образом, сложилось ненормальное положение: меньший вред, причиненный с согласия потерпевшего (заражение излечимой венерической болезнью), признается преступлением, а больший вред (заражение ВИЧ-инфекцией, способов лечения которой медицинская наука пока не знает и которая приводит к летальному исходу), причиненный с добровольного согласия, уголовно не наказуем.

Законодатель частично легализовал согласие на причинение вреда как обстоятельство, исключающее преступность деяния, однако в Общей части Уголовного кодекса РФ такой нормы нет. Как представляется, наступило время, когда гл.

8 УК РФ «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» следует дополнить еще одной нормой «Согласие лица на причинение ему вреда».

Это согласие может быть признано обстоятельством, исключающим преступность деяния, если оно отвечает условиям, относящимся к факту причинения вреда и личности человека, давшего такое согласие.

К условиям, относящимся к факту причинения вреда, следует отнести:

а) согласие лица на причинение ему вреда должно по времени предшествовать факту нанесения вреда.

Это означает, что согласие должно быть дано до причинения вреда или перед самым фактом его причинения.

Если согласие дано после причинения вреда, оно не может рассматриваться обстоятельством, исключающим преступность деяния, но может быть признано прощением виновного пострадавшим (в этом случае виновный может быть освобожден от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим) или служить смягчающим вину обстоятельством, если прекращение уголовного дела по закону невозможно;

б) согласие на причинение вреда должно быть действительным. Под этим понимается согласие, касающееся только тех прав и интересов, которые находятся в законном и свободном распоряжении лица.

В качестве интересов, которым может быть причинен вред, могут выступать имущественные отношения. Человек может передать свои вещи другому и разрешить ему пользоваться и распоряжаться ими по своему усмотрению.

Собственник вещей может поручить другому лицу повредить или уничтожить принадлежащее ему имущество, однако способ его ликвидации не должен затрагивать интересы других лиц или создавать опасность другим правоохраняемым интересам.

Согласие на совершение в отношении имущества таких действий, которые собственник сам не мог совершать, не устраняет преступность деяния. В судебной практике был такой случай: Р. в предчувствии скорой кончины попросил своего друга О.

сжечь принадлежащую ему дачу, чтобы она не досталась наследнику, с которым он был в ссоре в течение нескольких последних лет. О. выполнил просьбу Р., однако дача Р. находилась поблизости от других дачных домиков, огонь перекинулся на них, сгорело несколько домов. О. обоснованно был привлечен к уголовной ответственности и осужден, Р. к этому времени умер.

Согласие на причинение вреда имущественным интересам правомерно только в том случае, если оно дано в объеме принадлежащих собственнику прав. Предположим, распалась семья. Лицо может дать согласие на распоряжение только тем имуществом, которое с согласия обеих сторон принадлежит ему либо после раздела имущества судом признано его собственностью.

Обман или злоупотребление доверием собственника имущества и получение таким путем возможности распоряжения его имуществом исключают согласие и влекут уголовную ответственность в соответствии с действующим законом.

Согласие лица на причинение вреда его здоровью в определенных ситуациях также правомерно. Человек может дать согласие на изъятие у него органа (например, почки), костного мозга, кожи и т.д. Такое изъятие может привести к ухудшению его здоровья, но в то же время оно оказывает действенную помощь больным;

в) согласие лица на причинение ему вреда не должно преследовать противоправных целей.

При посягательствах на чужое имущество или здоровье правомерность либо противоправность причинения вреда оценивается исходя из положений уголовного закона или характера действий лица, причинившего вред другому лицу.

Несоблюдение работодателем требований Трудового кодекса РФ по обеспечению безопасных условий труда даже в случае, если работник был поставлен об этом в известность и согласился работать в таких условиях, не освобождает работодателя от уголовной ответственности при травмировании работника.

Настойчивая просьба женщины о производстве ей аборта лицом, не имеющим высшего профессионального образования, и согласие на возможное причинение вреда ее здоровью не освобождают от уголовной ответственности за незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей или причинение тяжкого вреда ее здоровью.

Согласие на причинение вреда признается правомерным, если оно исходит от дееспособного лица или его законного представителя, действующего в интересах представляемого.

Понятие дееспособности дается в ч. 1 ст. 21 ГК РФ. Она определяется как способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их.

Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан недееспособным (ч. 1 ст. 29 ГК), над ним устанавливается опека, а лицо, злоупотребляющее спиртным или наркотическими веществами, — частично дееспособным (ч. 1 ст. 30 ГК), над ним устанавливается попечительство.

Изложенное, как представляется, позволяет внести предложение о дополнении гл.

8 УК РФ еще одним обстоятельством — «Согласие лица на причинение ему вреда» — следующего содержания: не является преступлением причинение вреда имущественным и личным интересам (телесной неприкосновенности) с согласия лица, предшествовавшего причинению вреда его интересам, находящимся в свободном и законном распоряжении этого лица, не причиняющего вреда другим охраняемым законом интересам, не преследующего противоправных целей и исходящего от лица, обладающего правом давать такое согласие.

Источник: https://wiselawyer.ru/poleznoe/17343-soglasie-prichinenie-vreda-obstoyatelstvo-isklyuchayushhee-prestupnost-deyaniya

Административный округ
Добавить комментарий