Мировой суд это 19 век

Историческая справка :

Мировой суд это 19 век

Белевский район 6 » Судебный участок № 6 » Историческая справка

Историческая справка

    В древнем городе Белеве, как и в других уездных городах Тульской губернии, первые судебные учреждения появились в декабре 1777 года. По дворянства право вершить правосудие на территории Белева и его округи получили шесть весьма уважаемых в те годы представителей местной аристократии: уездный судья, земский исправник и по два заседателя уездного и земского судов.

   Первым уездным судьей в Белеве стал Дмитрий Осипович Юшков. Как у многих дворян того времени, его карьера началась с военной службы — в Ямбургском драгунском полку. Юшков участвовал в военной кампании против Турции, осаждал Очаков в 1770 году и город Кафу в 1771 году.

За пять лет до избрания уездным судьей вышел в отставку в чине секунд-майора и поселился в своем имении недалеко от уездного города. Первый исправник Белевского нижнего земского суда — секунд-майор Андрей Пушечников, побывал на полях сражений в годы Прусской кампании, как и Юшков, прошел и Крымский поход.

Четверо дворянских заседателей уездного и нижнего земского суда хоть и имели воинские звания, но все же не могли похвастаться боевыми заслугами.

   О первых белевских судьях в памяти потомков остались лишь сухие строки из их послужных списков, но имя дворянского заседателя Белевского уездного суда Василия Левшина вошло в историю и Тульской губернии и всей Российской империи. На рубеже XVIII-XIX веков Левшин слыл одним из самых образованных людей России.

Он был членом Вольного экономического общества, Вольного общества любителей российской словесности, наук и художеств, Королевского Саксонского экономического общества и Неаполитанской академии наук. Белевский уездный суд стал первым местом гражданской службы этого незаурядного человека.

Его избрали дворянским заседателем уездного суда, когда ему едва исполнилось 30 лет, да и по количеству крепостных крестьян (52 ) Левшин явно уступал уездному судье Юшкову (150)…

    В соответствии с законодательством местные судьи служили по выбору дворянства три года, после чего либо продляло их полномочия, либо избирало новых кандидатов. Такая система существовала до 1866 года. К сожалению, сегодня неизвестны все те жители Белева, что на протяжении полувека стояли здесь на страже закона.

Но среди них был, например, герой Отечественной войны 1812 года поручик Василий Борисович Субукин. Он ушел в народное ополчение из Московского университета, участвовал в заграничном походе русской армии, за доблесть и отвагу награжден орденами Св. Анны и Св. Владимира 4-й степени, а в марте 1814 года за взятие штурмом Милана получил орден Св.

Анны 2-го класса. Субукин стал первым уездным судьей, который имел высшее образование: в те годы это считалось редкостью даже для председателей Тульских палат уголовного и гражданского суда.
    О здании, в котором размещались судебные учреждения Белева, точных сведений нет.

Скорее всего, уездный и нижний земский Белевский суд располагались в помещениях Белевской уездной земской управы. Об этом свидетельствует записки члена специальной комиссии, созданной для подготовки судебной реформы Александра II.

Автор сообщает, что суд находился в казенном каменном здании, которое, по мнению комиссии, пригодно для проведения выездных сессий создаваемого Тульского окружного суда, в том числе для проведения процессов с участием присяжных. Сессии Тульского окружного суда, как подтверждает , проходили в здании Белевской земской управы.

Помимо двух членов Тульского окружного суда в судебных заседаниях в Белеве всегда присутствовал член суда от уезда либо почетные мировые судьи. В 1895 году уездным членом Тульского окружного суда был коллежский асессор Владимир Алексеевич Семенов. С 1866-го по 1890 год местное правосудие связано с деятельностью мировых судей.

Белевский мировой округ делился на четыре судебных участка, помимо участковых мировых судей в уезде каждые три года избирались почетные мировые судьи. Дольше всех в белевской мировой юстиции (с 1866-го по 1884 год) прослужи участковый мировой судья штабс-капитан Василий Васильевич Левашов.

______________________

по материалам Белевского районного суда

belev@cdtula.ru

       С 1890-го до 1917 года на белевской земле на территории прежних мировых судебных участков работали земские начальники, а в Белеве — городской судья. 1 июля 1918 года в соответствии с декретами в Белеве прошли первые выборы народных судей.

До 1919 года в Белевском уезде работали семь, а затем девять участковых народных судей. Часть белевских судей тогда располагались в здании бывшего земства.

Первые народные судьи Белева — это Иван Егорович Соломин, Борис Николаевич Светницкий, Василий Евдокимович Белоусов, Владимир Сергеевич Львов (он обслуживал два судебных участка), Андрей Иванович Фирсов и Николай Александрович Ренне-Луговой. С 1920 года правосудие в районе отправлял всего один судья.

Сначала это Степан Степанович Блинов, затем, с 1933-го по 1937 год, народный судья Евдокия Фроловна Игнатова (см. ) и Дмитрий Данилович Прусаков: он работал в Белеве полтора года, затем стал членом Тульского областного суда.

    Судебно-участковая система существовала вплоть до 1960 года, когда после очередных выборов народных судей был создан Белевский районный народный суд.

     17 декабря 1998 г. принят Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации», которым в судебной системе страны возрожден институт мировых судей[1].

Историяфондообразователя Судебный участок № 6 Белевского судебного района Тульской области образован в ноябре 2002 года Законом Тульской области от 19.04.2002 № 295-ЗТО «О должностях мировых судей и судебных участках в Тульской области»[1].

Источник: http://mirsud.tularegion.ru/belevsky/six/historysu/

Мировые судьи в России

Мировой суд это 19 век

В ноябре 1864 г. после длительного и тщательного рассмотрения проектов были утверждены и вступили в силу основные акты судебной реформы: Учреждения судебных установлений, Устав уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

В Указе Правительствующему Сенату «Об учреждении судебных установлений и о Судебных Уставах» от 20 ноября 1864 г.

император Александр II указал: «Рассмотрев сии проекты, Мы находим, что они вполне соответствуют желанию Нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных Наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе Нашем то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего».

Судебными уставами 20 ноября 1864 г.

провозглашались принципы равенства всех перед судом, независимости суда от администрации, несменяемости судей, гласности, устности, состязательности; презумпция невиновности; право обвиняемого на защиту; оценка доказательств по внутреннему убеждению судьи; основанием вынесения приговора стала виновность. Этому, безусловно, способствовало создание института судебных следователей, адвокатуры, суда присяжных и преобразование прокурорского надзора.

Согласно новому пореформенному законодательству, в соответствии с судебными уставами 20 ноября 1864 г., в России вводились две системы судебных учреждений: коронный и мировой суды.

Общие судебные установления были представлены окружными судами, судебными палатами и Правительствующим сенатом.

Окружные суды создавались на несколько уездов и состояли из председателя, его товарища и членов суда. Они могли быть разделены на отделения, в которых для исполнения обязанностей председателя и состояли его товарищи (ст. 77, 78 Общих учреждений судебных установлений. Свод законов Российской империи. Т.16. Ч.1. Судебные уставы).

Судебные уставы предусматривали привлечение в качестве членов окружного суда к участию в его заседаниях и судебных следователей.

В составе окружных судов создавались присутствия для рассмотрения уголовных и гражданских дел по первой инстанции; причем окружной суд выступал и в роли второй инстанции по отношению к съездам мировых судей, проверяя законность выносившихся ими решений.

Председатель и члены окружного суда назначались императором по представлению министра юстиции, который, рекомендуя к назначению кандидатов, должен был считаться с мнением общего собрания данного съезда.

При этом судебные уставы 20 ноября 1864 г.

установили, что председателем и членом судебных органов, могли быть исключительно лица, имеющие высшее юридическое образование, стаж работы, определенное имущество и соответствующие целому ряду других жестких и многочисленных требований.

Вышестоящей по отношению к окружным судам инстанцией являлись судебные палаты, которые пришли на смену действовавшим ранее в каждой губернии палатам гражданского и уголовного суда. Они создавались в каждом округе, состоявшем из нескольких губерний в соответствии с особым для них расписанием.

Судебным законодательством предусматривалось деление палат на департаменты, председатель и члены которых назначались царем по представлению министра юстиции.

К кругу действий судебных палат относились: принятие решений о предании суду; разбирательство по первой инстанции дел о государственных преступлениях и «преступлениях по должности», контроль за обоснованностью и законностью решений окружных судов по гражданским делам и их приговоров, вынесенных по уголовным делам, но без участия присяжных заседателей или сословных представителей. В последнем случае палата действовала в качестве апелляционной инстанции по отношению к окружным судам (ст. 110–113 Общих учреждений судебных установлений. Свод законов Российской империи. Т.16. Ч.1. Судебные уставы).

Правительствующий Сенат выступал в качестве верховного кассационного суда империи. В его составе было два кассационных департамента — по гражданским и уголовным делам, в каждый из которых назначался первоприсутствующий. Весь состав сената назначался императором по представлению министра юстиции.

В ведение Сената входило рассмотрение дел по жалобам и протестам на явные нарушения, при постановлении окончательных приговоров, прямого смысла закона; просьб и представлений о пересмотре, в связи со вновь открывшимися обстоятельствами, приговоров, вошедших в законную силу и дел о преступлениях и проступках по службе, которые подведомственны рассмотрению кассационных департаментов в особом порядке судопроизводства.

Мировые суды создавались в уездах и предназначались для рассмотрения малозначительных уголовных и гражданских дел.
Впрочем, к местным судебным установлениям относились и сельские суды, действие которых было предусмотрено принятым в феврале 1861 г. Общим положением о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости.

При его введении предполагалось, что сословный суд по крестьянским делам будет действовать до реализации судебных преобразований в стране, но реформа 1864 г. его не ликвидировала. Эти суды, получившие название волостных, состоя из председателя и не менее чем двух членов, рассматривали мелкие имущественные споры и дела о проступках членов сельских общин.

Для избрания волостным судьей требовались: наличие российского подданства, возрастной ценз — достижение 30-летнего возраста, грамотность, отсутствие судимости и целый ряд других условий. В отличие от мировых судов их система избрания была многоступенчатой.

Сельские сходы должны были избрать по одному выборщику от ста жителей, и лишь потом выборщики анием называли из своего состава председателя и необходимое число членов волостного суда. Выбирались они на 3-х летний срок.

Контролирующим органом для волостных судов являлись верхние сельские суды, в состав которых входили председатели всех волостных судов. В первые годы существования решения волостного суда даже не подлежали обжалованию, и лишь в 1866 г. было введено право апелляции к местным съездам мировых посредников, а с 1874 г. — уездным по крестьянским делам присутствиям.

Возвращаясь же к мировой юстиции в России, следует отметить, что мировой суд, по мысли законодателя, должен был дать не только ближайшее средство для решения пререканий о праве в делах, требующих, прежде всего, скорого решения на местах и наглядного знания местных обстоятельств и отношений, но и способствовать охране общественного порядка и спокойствия посредством разбора многочисленных дел о маловажных преступлениях и проступках.

В связи с тем, что эти суды должны были стать ближайшими к населению и его проблемам, их учреждение было тесно связано с административно-территориальным делением областей и губерний Российской империи. Каждый уезд с входившим в него городом, а порою и отдельно крупный город составляли мировой округ, который в свою очередь делился на несколько участков.

В каждом участке и должны были вступить в работу участковый и почётный мировые судьи (ст. 12–16 Общих учреждений судебных установлений). Что касается функциональных обязанностей последних, то они, не получая за свою работу жалования (ст. 50 Общих учреждений судебных установлений), временно замещали мировых участковых судей во время их отсутствия.

Создавая должность почётного мирового судьи, составители судебных уставов надеялись, что учреждение, как почётных, так и участковых мировых судей будет воспринято в обществе с неменьшим ''сочувствием'', которое наблюдалось при введении института мировых посредников.

Каждому почётному мировому судье должно было быть предоставлено право разбора всех тех гражданских или тяжебных дел, которые по правилам гражданского судопроизводства предоставлялись разбору мировых судей. При этом мировые судьи, как почётные, так и участковые, пользовались одинаковыми правами и преимуществами (ст. 66 Общих учреждений судебных установлений).

От воли ''тяжущихся'' зависело обращение к разбирательству их дел у участкового или почётного мирового судьи.

Рассмотрению мировых судей подлежали мелкие уголовные и гражданские дела. В отношении последних мировые судьи разрешали иски, не превышающие стоимости в 500 рублей.

Что же касается размеров наказания за уголовные преступления, налагаемых мировыми судьями, то они ограничивались денежным штрафом не более 300 рублей, арестом до трёх месяцев и тюремным заключением до одного года (ст. 66 Общих учреждений судебных установлений).

При этом принимались во внимание не только характер правоотношения и цены иска, но и применялся дополнительный критерий, связанный со сроком защиты нарушенного права, т. к.

считалось, что его пропуск усложняет рассмотрение дела у мировых судей и дело должно рассматриваться в общих судебных установлениях. Соглашение об изменении подсудности в мировых судебных учреждениях могло быть заключено только в отношении подсудности, определяемой местом жительства или пребывания ответчика.

Как мы видим, институт мировых судей в качестве местного суда учреждался для дел меньшей важности и по возможности в близости к нуждающимся в нём жителям.

Вследствие чего основные положения придают мировому суду особый характер, выделяя его из общей системы судебных учреждений. К числу таких особенностей мировых судебных установлений можно отнести и то, что мировые судьи назначались по выборам, тогда как другие чины судебного ведомства должны были определяться от правительства.

Избирались мировые судьи (участковые и почётные) на три года местными органами городского и земского самоуправления в лице уездных земских собраний и городских дум. Причём для занятия должности мирового судьи не требовались столь строгие условия в отношении юридического образования, как для членов общих судов.

Возрастной ценз составлял не менее 25 лет, а образовательный заключался в получении диплома об окончании высшего или среднего юридического учебного заведения или судебной практики в течение не менее трёх лет (ст. 19 Общих учреждений судебных установлений).

Ещё одной отличительной чертой мировых судебных установлений являлось и то, что рассмотрение дел в камерах мировых судей производилось при упрощённом судопроизводстве и сокращённом делопроизводстве.

Собрание как почётных, так и участковых мировых судей каждого мирового округа составляло высшую мировую инстанцию, именуемую съездом мировых судей. Председатель съезда выбирался из мировых судей.

Съезды собирались в назначенные сроки на сессии для окончательного решения дел, подлежащих мировому разбирательству, а также для рассмотрения в кассационном порядке просьб и протестов об отмене окончательных решений мировых судей.

Дело, поступившее на рассмотрение съезда, который являлся апелляционной инстанцией для мировых судей округа, могло быть обжаловано в кассационном порядке только в Сенате.

При съездах мировых судей состояли секретари, а в случае надобности и их помощники, для исполнения же решений при съездах назначались особые судебные приставы (ст. 51–63 Общих учреждений судебных установлений).

Гражданский и уголовный процессы приобрели совершенно иной вид согласно уставам гражданского и уголовного судопроизводств 1864 г., нежели дореформенный, присущий старым судебным установлениям. Гражданский иск предъявлялся мировому судье в письменной или устной форме, после чего ответчик вызывался повесткой в суд.

При рассмотрении дела в суде истец и ответчик должны были дать устные показания; помимо них показания давали свидетели и учитывались другие доказательства. При обсуждении дела в судебный процесс при желании любой из сторон мог быть включён адвокат.

После завершения рассмотрения дела мировой судья единолично принимал и оглашал решение, передавая истцу исполнительный лист для предъявления его в органы полиции, волостное правление или судебному приставу при мировом судье. Ещё более сложным был уголовный процесс, распадающийся на несколько стадий.

В таком виде мировой суд должен был быть введен на значительной территории Российской империи.

Безусловно, впереди предстояли еще долгие годы борьбы за действительно независимые органы правосудия, что в условиях самодержавной власти в России было практически невозможно. Вместе с тем проводникам судебных преобразований удалось сделать главное — изменить характер дореформенного судоустройства и судопроизводства и приблизить его к уровню западноевропейских государств XIX в.

Судебная реформа в корне изменила судоустройство и процессуальное право Российской империи. В соответствии с судебными уставами 1864 г. вводились принципы независимости судей и всесословности суда, учреждались суды с участием присяжных заседателей и реально действующая, настоящая адвокатура.

Последнее стало возможно только благодаря закреплению принципов состязательности, гласности и устности судебного процесса. Значительные изменения претерпели и органы прокурорского надзора, которые смогли сосредоточить основную работу на выполнении своих прямых обязанностей в суде.

Несмотря на значительную незавершенность политических и социально-экономических преобразований в стране, правовая реформа в области судоустройства и судопроизводства стала одной из самых значительных реформ в государстве.

Не даром современники так отзывались о результатах судебной реформы: «…Никогда, — ни раньше, ни позже — суд не стоял на такой высоте, как в то время, когда он был только что реформирован. И его твердое и в то же время гуманное направление отражалось и на всех остальных отраслях производства.

И магистратура, и прокуратура, и следственная часть, и адвокатура, глубоко проникнутые важностью возложенной на них задачи, проявляли редкую солидарность. На суд смотрели, как на храм правосудия; люди, призванные этот суд вершить, священнодействовали».

Зозуля И.В., кандидат юридидических наук, кандидат исторических наук, доцент, зам. декана по научной работе и информатизации исторического факультета

Ставропольского государственного университета

Источник: http://mirsud.pskov.ru/courtsrf/

Суд присяжных и правовая культура второй половины XIX века

Мировой суд это 19 век

Логутенков А. В., Пулова Е. В. Суд присяжных и правовая культура второй половины XIX века [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 12-15. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/179/8971/ (дата обращения: 08.10.2019).

Суд присяжных и правовая культура второй половины

В статье рассматриваются основные аспекты деятельности суда присяжных в России во второй половине XIX века: анализируются нравственные критерии и правовая культура присяжных.

Ключевые слова: суд присяжных, правовая культура, справедливость, суд, судебная реформа.

Правовая культура — это составная часть общей культуры народа и отдельной личности. При этом надо иметь в виду, что под культурой понимают не только духовные достижения, но и материальные ценности, созданные человеком в процессе своей творческой деятельности.

В этом плане правовая культура включает в себя все достижения юридической теории и практики. Все позитивное, положительное, накопленное человечеством в области права, — это и есть правовая культура. Огромный интерес вызывает формирование правовой культуры в России.

Российские правители большое внимание уделяли развитию права и созданию норм, которые регулировали общественные отношения.

Право является сложным социально-нормативным явлением, возникающим на определенном этапе развития общества, детерминированное условиями экономического, этнокультурного, политического, этического характера, а так же рядом иных условий.

Народы создают право исходя из собственной внутренней воли к порядку и благополучию. Однако известная схематичность и формообразность зарождения права исторически присутствует в различных правовых системах.

История Российской империи начала ХХ века традиционно является объектом значительного внимания исследователей: историков, экономистов, политологов и юристов.

В то же самое время интерес большинства исследователей направлен на изучение состояния сельскохозяйственного производства и положение занятых им людей в социальной структуре общества. Эти аспекты, в определенные исторические периоды, могли стать существенным фактором реформаторских либо революционных сдвигов в развитии целого государства [1, с. 21].

Большинство исследователей сходилось во мнении, что основу крестьянского правосознания определяла его многовековая социальная практика, особенности экономического уклада. Прежде всего, надо отметить, что подавляющее большинство крестьян общинников не обладало, даже элементарными, представлениями о законности и о своих гражданских правах.

Собственно «законным» крестьяне считали такое решение или такой поступок, которые соответствовали волеизъявлению земского начальника. Их обезличенная гражданственность, сочетавшаяся с общей малограмотностью, порождала суеверный страх перед формальным законом.

Обычное для этого периода бесправие крестьян общинников воспринималось как вполне естественное и закономерное даже должностными лицами. Законность отождествлялась с капризной волей вышестоящего начальства, основная масса крестьянского населения было абсолютно уверено в том, что за благорасположение властей можно и нужно платить.

Подношение и подаяние любого должностного лица стал прочным компонентом обычного права. Крестьяне воспринимали коррупционные отношения как необходимость и само собой разумеющееся обстоятельство [2, с. 31].

В результате реформ второй половины XIX века в судебной системе был образован социально-правовой институт — мировая юстиция, узаконенный Судебными уставами 1864 года. Мировой суд получил особый статус, нашедший выражение в его организации, структуре, процессуальной деятельности, задачах и целях.

По замыслу реформаторов на мировой суд возлагалось «рассмотрение маловажных дел, возникающих почти ежедневно между большинством населения страны, значительная часть которого не знает законов».

Стремясь создать суд скорый, справедливый и доступный, составители Судебных уставов предусмотрели упрощенный порядок мирового судопроизводства [3, с. 22].

Мировой судья представлял собой единоличную власть. Мировые судьи были выборными, что отличало их от всех остальных, коронных, судей. Мировые судьи избирались в земских избирательных собраниях (в Санкт-Петербурге и Москве — городскими думами), на три года.

Мировые судьи назывались участковыми, так как их полномочия распространялись на участок, не обязательно совпадавший с какими-либо административно-территориальными единицами. Кроме участковых, существовали еще и внештатные почетные мировые судьи, также выборные, служившие без жалованья.

Почетные судьи не имели своего участка и были прикреплены к мировому округу, совпадавшему с уездом; стороны обращались к их суду добровольно; таким образом, почетные мировые судьи не рассматривали уголовные дела.

На практике оказалось, что к почетным мировым судьям тяжущиеся обращались редко, однако они активно участвовали в заседаниях мировых съездов. Существовали также выборные и оплачиваемые добавочные мировые судьи, которые замещали участковых судей в случае их отъезда или болезни.

Так как мировой судья решал дела, основываясь на знании местных обычаев, то ему требовалось больше житейской мудрости, нежели юридический познаний и судебной практики. Однако дальнейшая практика показала, что мировому судье необходимы и юридические знания.

Поэтому представления о патриархальности мирового суда быстро рассеялось, и уже через два года после начала действия Судебных уставов многие судебные деятели указывали в своих замечаниях на небольшое число лиц с юридическим образованием как на недостаток личного состава мирового суда [3, с. 23].

Непосредственный надзор за мировыми судьями принадлежит мировому съезду их округа. Высший надзор за всеми вообще мировыми судьями, так же как и за их съездами, сосредоточивается в кассационных департаментах Сената и в лице министра юстиции.

Мировой съезд объединял мировых судей одного округа, в сельской местности всегда совпадавшего с уездом. Крупные города составляли отдельный мировой округ. Съезд возглавлял председатель, один из участковых мировых судей, избираемый всеми мировыми судьями округа на три года.

Съезды рассматривали апелляционные жалобы на решения мировых судей, их решения были окончательными, но была возможна подача кассационных жалоб в Кассационные департаменты Сената.

При рассмотрении уголовных дел публичного обвинения в работе съезда участвовал товарищ прокурора окружного суда, дававший необязательные для исполнения заключения по делам. Съезды собирались периодически, как правило, один раз в месяц.

Решения съезда были окончательными, на них можно было подавать кассационные жалобы с Уголовный и Гражданский кассационные департаменты Сената.

Мировая юстиция была максимально приближена к тяжущимся и потерпевшим, судопроизводство было упрощенным и быстрым, так что у мирового судьи можно было успешно судиться без помощи адвоката.

Более того, мировые судьи могли начать рассмотрение дела по устной жалобе потерпевшего или истца, что делало их правосудие доступным для неграмотных и бедных.

Теоретически, мировые судьи должны были стремиться к решению максимального количества тяжб мировым соглашением (именно поэтому они и назывались мировыми).

Также в результате реформ второй половины XIX века в судебной системе был введен впервые суд присяжных. Целесообразность учреждения данного демократического института в стране, где только недавно царило крепостное бесправие, вызывала большие сомнения, даже у самой прогрессивной части русской интеллигенции [4, с. 31].

Состав русского суда присяжных отражал структуру сословного деления жителей страны. В крупных городах в нем преобладали дворяне, чиновники и купцы, а в мелких — мещане и крестьяне.

В целом же по России, население которой было преимущественно крестьянским, суд присяжных состоял почти на 2/3 из крестьян. Это имело двоякое значение.

С одной стороны, в наибольшей степени соответствовало представлению о суде присяжных как о «суде общественной совести», отражавшем уровень правосознания большинства населения и его понятия о соотношении преступления и наказания.

С другой — не могло не сказаться отрицательно на деятельности суда присяжных в целом, поскольку половина русских присяжных были вовсе неграмотными. Но, несмотря на численное преобладание в жюри, мнение крестьян не всегда определяло приговор.

В огромном большинстве случаев приговоры присяжных были просты и справедливы. В них выражалось отношение народа к явлениям российской действительности, они заставили изменить ряд устаревших и жестоких законов, не соответствовавших представлениям общества о соотношении преступления и наказания.

Хотя было достаточно примеров и пристрастия присяжных-крестьян по некоторым категориям уголовных дел: беспощадность к конокрадам и святотатцам, снисходительность к злоупотреблениям должностных лиц и к преступлениям против женской чести. Наблюдалось также увеличение числа оправдательных вердиктов во время поста и перед большими христианскими праздниками.

Исходя из исторического опыта, можно выделить еще несколько факторов влияющих на процесс формирования независимой судебной власти.

Прежде всего, перестройка государственного аппарата должна идти многопланово, должны реформироваться одновременно его различные звенья, все преобразования должны быть продуманы и взаимосвязаны.

Это хорошо продемонстрировал XIX век: администрация, практическая не измененная, в наибольшей степени покушалась на независимость суда, земства, которые, как и новые суды сами были плодом эпохи Великих реформ, выступали в целом союзниками реформы и редко пытались оказывать давление на суд [5, с. 26].

Современные исследователи уделяют значительное внимание вопросам взаимодействия местной власти и государственных органов на различных направлениях деятельности, что в свою очередь подразумевает изучение исторического опыта [6; 7; 8; 9; 10].

Судебная реформа 1864 года продемонстрировала то, что решить проблему совершенствования правосудия, обеспечить независимость и законность деятельности суда без создания соответствующих экономических, политических и культурных условий, правовых гарантий, без обновления всей системы государственной власти невозможно.

Суд присяжных сыграл важную роль в укреплении законности и престижа правосудия. В его деятельности нашли отражение такие демократические правовые принципы, как презумпция невиновности, состязательность, гласность и устность.

Литература:

  1. Панякина Т. В. Особенности крестьянского правосознания в начале XX века // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. № 12–2. С. 21–23.
  2. Котляров С. Б. Правосознание крестьян Симбирской губернии накануне столыпинских аграрных реформ // История государства и права. 2014. № 9. С. 29–33.
  3. Тараканова Н. Г. Формирование правовой культуры мировых судей в дореволюционной России (на материалах губерний Среднего Поволжья // История государства и права. 2014. № 16. С. 21–27.
  4. Тараканова Н. Г. Вердикты присяжных как отражение представлений о справедливом правосудии в народном правосознании второй половины XIX века (на материалах провинциальной судебной практики) // История государства и права. 2013. № 10. С.30–35.
  5. Котляров С. Б., Яворская С. А. Судебная реформа 1864 года: взаимодействие суда с местными органами государственной власти и самоуправления / Судебная реформа 1864 года: история и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Ответственный редактор С. В. Штанов. Саранский кооперативный институт, 2014.
  6. Чичеров Е. А. Формы взаимодействия органов государственной власти субъектов РФ и местного самоуправления / Инновации в образовательной среде. Материалы Международной научно-практической конференции. Саранский кооперативный институт РУК. Саранск, 2015. С. 485–489.
  7. Чичеров Е. А. Возникновение института обеспечения исполнения обязательств в римском и российском праве / Инновационные процессы в развитии современного общества. Материалы II Международной заочной научно-практической конференции. Ответственный редактор Б. Ф. Кевбрин. Саранский кооперативный институт РУК. Саранск, 2014. С. 325–329.
  8. Каргин И. Ф., Каргин Ю. И. Эволюция технологических укладов: ретроспектива и современность // Экономическая история. 2014. № 2(25). С. 93–100.
  9. Гражданское общество в российских регионах / Акимова М. К., Брызгалова И. Г., Гужавина Т. А., Каргин Ю. Ф., Котляров С. Б., Кукушкин О. В., Персиянцева С. В., Чичеров Е. А. Коллективная монография / Главный ред. Гужавина Т. А. Новосибирск: НП «СибАК», 2015. 140 с.
  10. Квалдыков Р. В., Романов В. А., Сухоруков Д. В. Право на социальное обслуживание как элемент социально-правового статуса граждан Российской Федерации / Государство и право: теория и практика. Материалы III международной научной конференции. Чита: Изд-во Молодой ученый, 2014. С. 35–37.

Основные термины(генерируются автоматически): суд присяжных, правовая культура, судья, мировой, мировой суд, мировой судья, Россия, половина XIX века, кассационный департамент Сената, значительное внимание.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/179/8971/

Выборы мировых судей в тульской губернии во второй половине xix века — современные проблемы науки и образования (научный журнал)

Мировой суд это 19 век
1 Ефимушкин В. М. 1 1 Тульский государственный университет В статье рассматриваются особенности организации и проведения выборов мировых судей Тульской губернии во второй половине XIX века. Выборность мирового суда интерпретируется как одно из важнейших исторических явлений эпохи реформ Александра II, заложившее основы демократизации российского правосудия.

На основании изучения исторических источников выделяются этапы проведения выборов. Значительное внимание уделено изучению роли уездных земств в организации выборов мировых судей. Анализируется характер участия губернской администрации и значение указов Правительствующего Сената.

Исследуется алгоритм ания, в том числе процедуры дополнительных выборов мировых судей, а также специфика утверждения мировых судей в должности.

В контексте проблемы значения указов Сената исследуется взаимосвязь практики фактического вступления в должность выборного мирового судьи и ратификации списков избранных судей нормативным актом высшей судебной инстанции Российской империи.

Использованы различные источники по Тульской губернии, в том числе архивные формулярные списки мировых судей, местное периодическое издание «Тульские губернские ведомости» и журналы заседаний уездных земских собраний. 1. Государственное архивное учреждение Тульской области «Государственный архив» (ГАУ ТО). Ф. 21. Оп. 1. Д. 3360.
2.

Государственное архивное учреждение Тульской области «Государственный архив» (ГАУ ТО). Ф. 21. Оп. 1. Д. 3599.
3. Журналы заседаний второго Белёвского уездного земского собрания. Тула: тип. Н. И. Соколова, 1869. – 168 с. 4. Журналы XIV очередного Крапивенского уездного земского собрания и со всеми к ним приложениями 1878 г. Тула: тип. Н. И. Соколова, 1878. – 145 с. 5.

Журналы XXII Очередного Крапивенского уездного земского собрания. Тула: тип. Н. И. Соколова, 1887. – 96 с. 6. Тульские губернские ведомости от 15 января 1866 г.
7. Тульские губернские ведомости от 19 февраля 1866 г.
8. Тульские губернские ведомости от 25 января 1869 г.
9. Тульские губернские ведомости от 18 октября 1869 г.

Судебная реформа 1864 г. базировалась на принципах демократизации системы правосудия. Создавался всесословный суд, вводились адвокатура, институт присяжных заседателей, что обуславливало европеизацию российской судебной системы.

Одним из важнейших достижений реформы суда Александра II стало учреждение выборных мировых судей. Мировая юстиция выступала не просто эффективным судебным институтом в пореформенной России, но и важным историческим явлением.

Мировой суд стал транслятором идеи общественного представительства в судебной системе Российской империи. Мировые судьи избирались уездными земствами из числа местных жителей, подходящих по имущественному и образовательному цензу.

Фактически выборная должность мирового судьи детерминировала деление российского правосудия на две сферы, находящихся под контролем высшей надзорной судебной инстанции — Правительствующего Сената.

Формировалась структура государственных судов, в которых судьи назначались правительственными ведомствами, и структура мировых судов, имевших территориальный признак местного уездного правосудия, с выборными судьями, что определяло мировую юстицию как суд общества.

Изучение алгоритма выборов на основании исторического подхода позволяет исследовать практику формирования корпуса местных выборных судей уездов Тульской губернии, как одного из регионов первоначального этапа организации мировой юстиции в Российской империи. Выявление особенностей практики выборов способствует пониманию исторических тенденций реализации судебной реформы Александра II.

В основе изучения системы выборов мировых судей лежат архивные материалы по Тульской губернии, в частности формулярные списки мировых судей, местное периодическое издание «Тульские губернские ведомости», а также журналы заседаний уездных земских собраний.

Выборы проходили в два этапа. На первом этапе производился отбор претендентов на должность мирового судьи. Второй этап — это ания, проходившие на заседаниях уездного земства.

Выборы начинались с размещения в «Тульских губернских ведомостях» обращения уездного предводителя дворянства, в котором сообщалось, что лица, имеющие право и желающие баллотироваться на должность мирового судьи, обязаны произвести следующие действия.

Во-первых, претендент составлял заявление за три месяца до выборов, в котором указывал свои личные данные; местожительство; сведения относительно социального положения, месте работы или службы (соответственно гражданский чин или воинское звание); образование и имущественный ценз.

Затем заявление передавалось в уездную земскую управу [8, с. 2].

Лица, которые соответствовали всем предъявленным требованиям, приобретали статус кандидата на пост мирового судьи. Уездная земская управа составляла «список лиц, имеющих право быть избранными в кандидаты мировых судей по уездам Тульской губернии», который публиковался в «Тульских губернских ведомостях» за два месяца до выборов [6, с. 1].

В списки вносились новые претенденты и действующие мировые судьи. Таким образом, закон не запрещал мировым судьям переизбираться на следующий срок. При этом количество сроков пребывания на посту мирового судьи также не ограничивалось. Так, например, мировой судья Н.М. Макаров был избран Богородицким уездным земским собранием 1 марта 1878 г. и переизбирался вплоть до 1890 г. [1, л. 8].

Составленные «списки лиц, имеющих право быть избранными в кандидаты мировых судей», перед тем как быть опубликованными в «Тульских губернских ведомостях», передавались на рассмотрение губернатору.

Губернатор обладал полномочиями высказывать замечания относительно кандидатур на должность мирового судьи. Замечания оформлялись в отдельный документ — «Отношение губернатора». Но носили замечания рекомендательный характер.

Так, в ходе выборов мировых судей в 1878 г. в Крапивенском уезде земскому собранию было направлено «Отношение» губернатора от 2 сентября 1878 г. № 3657, в котором высшее должностное лицо губернии протестовало относительно внесения в «список» лиц, не имеющих достаточного имущественного ценза: Э. Д. Желябужский, А. В.

Хомяков, А. Г. Игнатьев, Н. В. Иконников. Однако, соотнося «списки избранных мировых судей» с указанным «Отношением» губернатора, можно утверждать, что для земства эти замечания не имели императивный характер исполнения. В списках избранных мировых судей за 1878 г. числились А. Г. Игнатьев и Н. В. Иконников [4, с. 4].

Встречались факты внесения кандидата на должность мирового судьи в «список» несвоевременно, т.е. после опубликования в «Тульских губернских ведомостях». В 1869 г. в Белёвском уезде во время выборов мировых судей на второе трёхлетие действующий мировой судья Н. Г.

Клингель подал в земское собрание заявление, в котором сообщал, что коллежский секретарь С. С. Жизневский поручил ему доложить собранию о своём намерении баллотироваться на должность почётного мирового судьи.

Но это заявление было составлено уже после составления списков претендентов в мировые судьи.

Несмотря на то, что С. С. Жизневскому было дозволено участвовать в выборах в качестве кандидата на должность, земское собрание не выбрало его на пост мирового судьи. Причём за него проали 11 членов, а 12 были против.

Это демонстрирует разделение мнений по вопросу правомочности включения любого человека, обладающего подходящим цензом, в состав кандидатов вне официальных правил выдвижения кандидатуры, т. е. в просроченные сроки.

При этом все остальные кандидаты в почётные мировые судьи (16 человек) единогласно были избраны земским собранием [3, с. 20].

На втором этапе выборов проходило ание по кандидатурам на пост мирового судьи. Голосование осуществлялось гласными уездного земского собрания по «спискам лиц, имеющим право быть избранными в кандидаты мировых судей».

Однако гласные уездного земского собрания али не за список претендентов, а по отдельным кандидатурам в этом списке. Тем самым каждый претендент, числящийся в списке, должен был получить относительное большинство членов уездного земского собрания.

В случае получения относительного большинства или единогласного избрания кандидата на пост мирового судьи, претендент считался избранным мировым судьёй. Избранный мировой судья включался в «списки мировых судей по уездам Тульской губернии», который публиковался в «Тульских губернских ведомостях» [9, с. 2].

Публикация «списков лиц, имеющих право быть избранными в кандидаты мировых судей», а также «списки мировых судей по уездам Тульской губернии» в региональном периодическом издании Тульской губернии, характеризует гласность выборов мировых судей. Гласность выборов должностных лиц — это показатель демократических тенденций в организации пореформенной судебной власти на местном уровне.

В «Тульских губернских ведомостях» опубликовывали также «дополнительные списки лиц, имеющих право быть избранными в кандидаты мировых судей» [7, с. 1]. Указанный список составлялся в случае проведения дополнительных выборов.

Дополнительные ания проводились экстренными уездными земскими собраниями, т.е. собиравшимися для решения конкретного вопроса. Так, в «Докладе Крапивенской уездной управы экстренному уездному земскому собранию» от 9 февраля 1886 г. указано, что экстренное собрание земства обусловлено необходимостью переизбрания мирового судьи первого участка.

Председатель Крапивенского съезда мировых судей направил 21 декабря 1885 г. в уездную земскую управу «Отношение» за № 61.

Получив «Отношение», уездная земская управа известила земское собрание о том, что съезд просит провести дополнительные выборы мирового судьи первого участка.

Причина проведения дополнительных выборов была связана с тем, что участковый мировой судья В. А. Левашов был избран в декабре 1885 г. уездным предводителем дворянства [5, с. 50].

Утверждение избранного мирового судьи в должности происходило путём издания Сенатом отдельного указа. Однако фактически правовой статус мирового судьи приобретался в момент его избрания на уездном земском собрании, на котором составлялся «список избранных мировых судей».

В формулярном списке мирового судьи М. С. Сухотина содержатся сведения, что указом Правительствующего Сената от 21 мая 1875 г. №21777 он был утверждён в должности. Таким образом, нормативный акт Сената, как высшей судебной инстанции, юридически закреплял правовой статус мирового судьи.

В то же время вступление в должность осуществлялось в день избрания мировых судей.

Тем самым можно утверждать, что возникала коллизия: и список избранных мировых судей, и указ Сената предоставляли им должностные полномочия.

Об этом свидетельствует фраза в формулярном списке: «по избрании в почётные мировые судьи города Москвы в должность вступил 21 марта 1875 г.», т.е. за два месяца до официального указа Сената [2, л. 5].

Следовательно, юридически правовой статус мирового судьи возникал в результате ратификации списков Сенатом. Но тогда не понятно значение нормативных актов Сената. Составление земствами списков выбранных мировых судей было легитимно, и Сенат не мог отменять составленные списки.

В ином случае это было нарушение принципа невмешательства в процесс генерации корпуса мировых судей, т.к. по закону это было компетенцией земства.

Государство могло воздействовать на процесс создания мировых судов только на этапе составления списков претендентов на должность мирового судьи.

Таким образом, указ Сената не был документом, наделявшим фактически мирового судью правовым статусом. Скорее всего, это было некое формальное действие, демонстрирующее власть высшей судебной инстанции Российской империи над всеми компонентами судебной системы на территории страны. На практике мировые судьи наделялись правовым статусом сразу после составления списков земским собранием.

Таким образом, можно отметить следующие выводы. Во-первых, выборы мировых судей проходили в два этапа: отбор претендентов и ание на уездных земских собраниях. Во-вторых, основная роль формирования корпуса мировых судей принадлежала уездным земствам, которые организовывали и проводили выборы, т.е.

земства выступали генерирующей основой кадров мировых судов.

В-третьих, выборы мировых судей носили публичный характер, поскольку все документы, характеризующие ход выборов, публиковались в местном периодическом издании, в том числе «списки лиц, имеющих право быть избранными в кандидаты мировых судей по уездам Тульской губернии», а также «списки мировых судей по уездам Тульской губернии».

Кроме того, практика выборов была намного разнообразнее, чем нормативные формулировки судебных уставов.

Анализ исторических источников демонстрирует, что участие губернской администрации на практике предполагало выполнение функции наблюдения за ходом выборов и контроль соблюдения законодательства, а указы Сената выступали ратификационными документами, юридически подтверждающими списки избарнных мировых судей.

Рецензенты:

Вронский Олег Генрихович, доктор исторических наук, профессор, Учёный секретарь Государственного военно-исторического и природного музея-заповедника «Куликово поле», г. Тула.

Самарцева Елена Игоревна, доктор исторических наук, профессор кафедры истории и культурологии Тульского государственного университета, г. Тула.

Библиографическая ссылка

Ефимушкин В. М. ВЫБОРЫ МИРОВЫХ СУДЕЙ В ТУЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 3.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=9164 (дата обращения: 08.10.2019).

Источник: https://www.science-education.ru/ru/article/view?id=9164

Зачем нужны мировые судьи — МК

Мировой суд это 19 век

Мировые судьи вершили правосудие еще в царской России. Позже этот институт был упразднен, и вновь они приступили к работе только в начале XXI века.

На сегодняшний день в одной только Москве работает свыше 400 судебных участков. Зачем судебной системе мировая юстиция и какие споры рассматривает мировой судья? Об этом будет наша беседа с мировым судьей судебного участка №423 Тверского района г. Москвы Сергеем КОМЛЕВЫМ.

— Какие дела и какие виды споров могут быть подсудны мировому судье?

— Мировой судья рассматривает дела только по первой инстанции. Рассматриваются уголовные дела, максимальное наказание за которые — не более 3 лет лишения свободы.

Рассматривается большая часть административных дел, за исключением дел, прямо исключенных законодательством, и гражданские дела по имущественным спорам, не превышающим сумму 50 000 рублей.

А также дела о расторжении брака, дела о выдаче судебных приказов (это дела, для которых не требуется углубленное, скажем так, судебное разбирательство, которое практикуется при рассмотрении в районных судах).

— На какой срок назначаются мировые судьи и кто их назначает?

— Мировые судьи назначаются указом законодательного органа субъекта Федерации. Впервые назначенные мировые судьи назначаются на 3 года, в частности в Москве, повторное назначение — уже на 5 лет.

— Откуда вообще пошло такое название — «мировой судья»?

— Ну, название опять же историческое, поскольку в старославянском языке слово «мир» обозначало «община», «общество», то есть «мировой судья» — судья, избранный обществом, то есть «от мира».

— А как определить, к какому именно мировому судье мне обращаться?

— В настоящее время создан и функционирует единый интернет-портал — портал единого информационного пространства г. Москвы (www.mos-sud.ru). Там по заданному адресу легко можно определить и номер судебного участка, и адрес, где он расположен.

Для лиц, которые по каким-то причинам не пользуются Интернетом, на судебных участках оборудованы информационные стенды, где подробно расписана вся необходимая информация.

Ну и в конце концов можно обратиться к сотрудникам аппарата любого из судебных участков и получить всю исчерпывающую информацию.

— Скажите, а как и где обжалуется решение мирового судьи?

— Апелляционные жалобы на решения мировых судей приносятся непосредственно судье, рассмотревшему дело. Все остальное — это забота суда. Дело вместе с жалобой будет направлено в районный суд, который рассматривает данные дела в качестве суда второй инстанции.

ЧТО ГРОЗИТ ЗА КРАЖУ БАТОНА?

Кража — одно из самых распространенных преступлений. Ежедневно в одной только Москве совершается большое количество краж — как личного имущества, так и имущества, принадлежавшего различным учреждениям и организациям.

Именно поэтому рассмотрение уголовных дел о кражах имеет устоявшуюся практику в судах.

Какого срока заслуживает преступник за совершение кражи, например, мешка картошки или батона колбасы из супермаркета? Может ли суд освободить от ответственности оступившегося гражданина? На вопросы отвечает мировой судья судебного участка №113 района Преображенское г. Москвы Ирина МАРИНЕНКО.

— Расскажите, много ли уголовных дел попадает на рассмотрение судьям и насколько сложно их рассматривать?

— Кража как тайное хищение имущества в размере, не превышающем 1000 рублей, является административным правонарушением, ответственность за которое предусмотрена Административным кодексом.

Касаясь того преступления, о котором сказали вы, — это неквалифицированная кража. За нее предусмотрена ответственность по ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. Такие дела рассматривают мировые судьи.

Эти преступления относятся к преступлениям небольшой тяжести. Совершаются они, если касаться Москвы, чаще всего в магазинах.

— Какой срок вообще грозит за совершение такого рода преступления?

— Установлено несколько видов наказаний, и, конечно, лишение свободы там имеется — до 2 лет. Но это крайняя форма уголовной репрессии, и применяется она далеко не всегда, а, пожалуй, в исключительных случаях по данному составу.

Штраф предусмотрен до 80 000 рублей, а также обязательные исправительные работы — до 1 года, наказание в виде ареста и принудительных работ. Последние два вида наказаний пока еще не применяются, к их использованию идет подготовка.

— Если, например, человек признает свою вину, готов загладить вред — это будет учитываться судом при вынесении приговора? Какие еще есть смягчающие обстоятельства и, возможно, отягчающие, которые также будут судом расцениваться?

— Сейчас закон прямо запрещает применять к лицам, совершившим преступление небольшой тяжести без отягчающих обстоятельств, лишение свободы. То есть если человек имеет положительную характеристику, раскаялся, причиненный вред либо отсутствует, либо возмещен, то лишение свободы не может быть в этом случае применено, и, соответственно, суд избирает более мягкое, альтернативное наказание.

Свои вопросы в рубрику «Ваше право» вы можете присылать по адресу mknews@mk.ru с пометкой «Ваше право».

Источник: https://www.mk.ru/social/2013/02/27/819182-zachem-nuzhnyi-mirovyie-sudi.html

Административный округ
Добавить комментарий