Корпоративные долги российских компаний

а аЕаАаЛбŒаНб‹аЙ аВаНаЕбˆаНаИаЙ аГаОбаДаОаЛаГ а аОббаИаИ аОаКаАаЗаАаЛбб аВ 5 б€аАаЗ аВб‹бˆаЕ аОб„аИб†аИаАаЛбŒаНаОаГаО | 10.09.18

Корпоративные долги российских компаний
аЄаОб€аМаАаЛбŒаНаО аНаИаЗаКаИаЙ аВаНаЕбˆаНаИаЙ аДаОаЛаГ аПб€аАаВаИб‚аЕаЛбŒбб‚аВаА а аОббаИаИ, баОбб‚аАаВаЛббŽб‰аИаЙ 50 аМаЛб€аД аДаОаЛаЛаАб€аОаВ, аИаЛаИ 3,6% а’а’аŸ, — аЛаИбˆбŒ аВаЕб€б…бƒбˆаКаА аАаЙбаБаЕб€аГаА б„аИаНаАаНбаОаВб‹б… аОаБбаЗаАб‚аЕаЛбŒбб‚аВ аГаОббƒаДаАб€бб‚аВаА аПаЕб€аЕаД аЗаАаПаАаДаНб‹аМаИ аКб€аЕаДаИб‚аОб€аАаМаИ.

а•баЛаИ бƒб‡аЕбб‚бŒ аЗаАаЙаМб‹ аГаОбаБаАаНаКаОаВ, аГаОбаКаОб€аПаОб€аАб†аИаЙ аИ бб‚б€бƒаКб‚бƒб€, аГаДаЕ аГаОббƒаДаАб€бб‚аВаО аВаЛаАаДаЕаЕб‚ аБаОаЛаЕаЕ 50% аКаАаПаИб‚аАаЛаА, ббƒаМаМаАб€аНб‹аЙ аВаНаЕбˆаНаИаЙ аДаОаЛаГ аГаОббаЕаКб‚аОб€аА аПб€аЕаВб‹бˆаАаЕб‚ аОб„аИб†аИаАаЛбŒаНбƒбŽ б†аИб„б€бƒ аВ 5 б€аАаЗ аИ аДаОбб‚аИаГаАаЕб‚ 255 аМаЛб€аД аДаОаЛаЛаАб€аОаВ.

аЂаАаКаИаЕ аДаАаНаНб‹аЕ аПб€аИаВаОаДаИб‚ а аааЅаИа“аЁ аВ баЕаНб‚баБб€бŒбаКаОаМ «аœаОаНаИб‚аОб€аИаНаГаЕ баКаОаНаОаМаИб‡аЕбаКаОаЙ баИб‚бƒаАб†аИаИ» аВ а аЄ.

а“аОбаДаОаЛаГ аВ б€аАббˆаИб€аЕаНаНаОаМ аОаПб€аЕаДаЕаЛаЕаНаИаИ, б бƒб‡аЕб‚аОаМ аКаОаНб‚б€аОаЛаИб€бƒаЕаМб‹б… аГаОббƒаДаАб€бб‚аВаОаМ аКаОаМаПаАаНаИаЙ, баОбб‚аАаВаЛбаЕб‚ аПаОб‡б‚аИ аПаОаЛаОаВаИаНбƒ аВбаЕб… аВаНаЕбˆаНаИб… аОаБбаЗаАб‚аЕаЛбŒбб‚аВ б€аОббаИаЙбаКаОаЙ баКаОаНаОаМаИаКаИ (520 аМаЛб€аД аДаОаЛаЛаАб€аОаВ).

ааА аГаОбаБаАаНаКаИ аПб€аИб…аОаДаИб‚бб 69% аВаНаЕбˆаНаЕаЙ аЗаАаДаОаЛаЖаЕаНаНаОбб‚аИ аБаАаНаКаОаВбаКаОаГаО баЕаКб‚аОб€аА, аИаЛаИ 72 аМаЛб€аД аДаОаЛаЛаАб€аОаВ, аИаЗ аКаОб‚аОб€б‹б… 90% баОбб‚аАаВаЛббŽб‚ б‚аЕаКбƒб‰аИаЕ бб‡аЕб‚аА аИ аДаЕаПаОаЗаИб‚б‹.

а“аОбаКаОб€аПаОб€аАб†аИаИ аНаЕб„аИаНаАаНбаОаВаОаГаО баЕаКб‚аОб€аА аЗаАаДаОаЛаЖаАаЛаИ 107 аМаЛб€аД аДаОаЛаЛаАб€аОаВ, б‡б‚аО баОбб‚аАаВаЛбаЕб‚ аПаОб‡б‚аИ б‚б€аЕб‚бŒ аКаОб€аПаОб€аАб‚аИаВаНаОаГаО аДаОаЛаГаА аПаЕб€аЕаД аЗаАб€бƒаБаЕаЖаНб‹аМаИ аКб€аЕаДаИб‚аОб€аАаМаИ (338 аМаЛб€аД аДаОаЛаЛаАб€аОаВ).

«ааЕбаМаОб‚б€б аНаА б„аОб€аМаАаЛбŒаНаО аНаЕаЗаНаАб‡аИб‚аЕаЛбŒаНб‹аЙ аВаНаЕбˆаНаИаЙ аГаОббƒаДаАб€бб‚аВаЕаНаНб‹аЙ аДаОаЛаГ, аЗаАаДаОаЛаЖаЕаНаНаОбб‚бŒ аКаОаМаПаАаНаИаЙ, аВ аКаОб‚аОб€б‹б… аДаОаЛб аГаОббƒаДаАб€бб‚аВаА аПб€аЕаВб‹бˆаАаЕб‚ 50% аКаАаПаИб‚аАаЛаА, баОбб‚аАаВаЛбаЕб‚ аЗаНаАб‡аИб‚аЕаЛбŒаНбƒбŽ аВаЕаЛаИб‡аИаНбƒ», — аКаОаНбб‚аАб‚аИб€бƒаЕб‚ аДаИб€аЕаКб‚аОб€ аІаЕаНб‚б€аА аИаЗбƒб‡аЕаНаИб аПб€аОаБаЛаЕаМ б†аЕаНб‚б€аАаЛбŒаНб‹б… аБаАаНаКаОаВ а˜аŸа­а˜ а аааЅаИа“аЁ аŸаАаВаЕаЛ аЂб€бƒаНаИаН, аДаОаБаАаВаЛбб, б‡б‚аО «б‚аАаКбƒбŽ бб‚б€бƒаКб‚бƒб€бƒ аЗаАаДаОаЛаЖаЕаНаНаОбб‚аИ аНаЕаОаБб…аОаДаИаМаО бƒб‡аИб‚б‹аВаАб‚бŒ аПб€аИ аАаНаАаЛаИаЗаЕ бƒбб‚аОаЙб‡аИаВаОбб‚аИ аДаОаЛаГаОаВаОаЙ аПаОаЛаИб‚аИаКаИ аГаОббƒаДаАб€бб‚аВаА».

а”аОаЛаГ аГаОббаЕаКб‚аОб€аА аВ б€аАббˆаИб€аЕаНаНаОаМ аОаПб€аЕаДаЕаЛаЕаНаИаИ баОбб‚аАаВаЛбаЕб‚ 55% аОб‚ аОаБб‰аЕаГаО б€аАаЗаМаЕб€аА аМаЕаЖаДбƒаНаАб€аОаДаНб‹б… б€аЕаЗаЕб€аВаОаВ а аОббаИаИ (460 аМаЛб€аД аДаОаЛаЛаАб€аОаВ) аИ аДаВаЕ б‚б€аЕб‚аИ аИб… ббƒаМаМб‹, аЕбаЛаИ бƒб‡аИб‚б‹аВаАб‚бŒ б‚аОаЛбŒаКаО аИб… аВаАаЛбŽб‚аНбƒбŽ б‡аАбб‚бŒ (373 аМаЛб€аД аДаОаЛаЛаАб€аОаВ).

а˜аЗ аОаБб‰аЕаЙ ббƒаМаМб‹ аВаНаЕбˆаНаИб… аОаБбаЗаАб‚аЕаЛбŒбб‚аВ аОаКаОаЛаО 17%, аИаЛаИ 89 аМаЛб€аД аДаОаЛаЛаАб€аОаВ — бб‚аО аКб€аАб‚аКаОбб€аОб‡аНб‹аЙ аДаОаЛаГ, аГаАбаИб‚бŒ аИаЛаИ б€аЕб„аИаНаАаНбаИб€аОаВаАб‚бŒ аКаОб‚аОб€б‹аЙ аНбƒаЖаНаО аВ аБаЛаИаЖаАаЙбˆаИаЙ аГаОаД. а•б‰аЕ 51 аМаЛб€аД аДаОаЛаЛаАб€аОаВ аНаЕаОаБб…аОаДаИаМаО аВб‹аПаЛаАб‚аИб‚бŒ аНаА аГаОб€аИаЗаОаНб‚аЕ аДаО аДаВбƒб… аЛаЕб‚, аА 28 аМаЛб€аД аДаОаЛаЛаАб€аОаВ аИаМаЕбŽб‚ бб‚аАб‚бƒб «аДаО аВаОбб‚б€аЕаБаОаВаАаНаИб.

а˜аМаЕаНаНаО аЗаНаАб‡аИб‚аЕаЛбŒаНаАб аДаОаЛб аКб€аАб‚аКаОбб€аОб‡аНаОаГаО аДаОаЛаГаА аНаЕбаЕб‚ б€аИбаКаИ: аОаПаЛаАб‚аА аПб€аОб†аЕаНб‚аОаВ аИ аПаОаГаАбˆаЕаНаИб «ббŠаЕаДаАбŽб‚» 32% аВбаЕб… аВаАаЛбŽб‚аНб‹б… аДаОб…аОаДаОаВ б€аОббаИаЙбаКаОаЙ баКаОаНаОаМаИаКаИ.

аЁаОаГаЛаАбаНаО аМаЕб‚аОаДаОаЛаОаГаИаИ аœа’аЄ, бб‚аО «аОаЗаНаАб‡аАаЕб‚ аДаОбб‚аАб‚аОб‡аНаО аВб‹баОаКбƒбŽ бб‚аЕаПаЕаНбŒ б€аИбаКаА», аКаОаНбб‚аАб‚аИб€бƒбŽб‚ аВ а аааЅаИа“аЁ.

а’ б‚аО аЖаЕ аВб€аЕаМб, аОб‚аНаОбˆаЕаНаИаЕ аВаНаЕбˆаНаЕаГаО аДаОаЛаГаА аК а’а’аŸ (32%) аИ баКбаПаОб€б‚бƒ б‚аОаВаАб€аОаВ аИ бƒбаЛбƒаГ (120%) б бƒб‡аЕб‚аОаМ аПаОб€аОаГаОаВб‹б… аЗаНаАб‡аЕаНаИаЙ аœа’аЄ «аГаОаВаОб€аИб‚ аО бб€аЕаДаНаЕаЙ бб‚аЕаПаЕаНаИ б€аИбаКаА».

аЁ 2014 аГаОаДаА аВаНаЕбˆаНаИаЙ аДаОаЛаГ а аЄ баОаКб€аАб‚аИаЛбб аНаА 200 аМаЛб€аД аДаОаЛаЛаАб€аОаВ, аА бб‚аАаГаНаАб†аИб аВаНаЕбˆаНаИб… аИаНаВаЕбб‚аИб†аИаЙ аВ аПаОбаЛаЕаДаНаИаЕ аГаОаДб‹ баВаЛбаЕб‚бб «аНаЕаБаЛаАаГаОаПб€аИбб‚аНб‹аМ баИаГаНаАаЛаОаМ», аОб‚аМаЕб‡аАаЕб‚ аЂб€бƒаНаИаН.

а­б‚аО «баВаИаДаЕб‚аЕаЛбŒбб‚аВбƒаЕб‚ аКаАаК аО аНаЕаЖаЕаЛаАаНаИаИ аНаЕб€аЕаЗаИаДаЕаНб‚аОаВ б„аИаНаАаНбаИб€аОаВаАб‚бŒ б€аОббаИаЙбаКаИаЕ аКаОаМаПаАаНаИаИ аВ бƒбаЛаОаВаИбб… аМаЕаДаЛаЕаНаНаОаГаО б€аОбб‚аА баКаОаНаОаМаИаКаИ аИ бƒаВаЕаЛаИб‡аЕаНаИб аГаЕаОаПаОаЛаИб‚аИб‡аЕбаКаИб… б€аИбаКаОаВ, б‚аАаК аИ аОаБ аОб‚ббƒб‚бб‚аВаИаИ аНаОаВб‹б… аПб€аИаБб‹аЛбŒаНб‹б… аПб€аОаЕаКб‚аОаВ, аДаЛб аИаНаВаЕбб‚аИб†аИаЙ аВ аКаОб‚аОб€б‹аЕ б€аОббаИаЙбаКаИаЕ баКаОаНаОаМаИб‡аЕбаКаИаЕ аАаГаЕаНб‚б‹ аБб‹аЛаИ аБб‹ аГаОб‚аОаВб‹ аЗаАаНаИаМаАб‚бŒ аЗаА б€бƒаБаЕаЖаОаМ», аОаБбŠббаНбаЕб‚ баКбаПаЕб€б‚.

аœаАб‚аЕб€аИаАаЛб‹ аПаО б‚аЕаМаЕ

а˜аЗаОаБб€аАаЖаЕаНаИаЕ: Pakhnyushcha / Shutterstock.com

Источник: https://www.finanz.ru/novosti/obligatsii/realny-vneshniy-gosdolg-rossii-okazalsya-v-5-raz-vyshe-oficialnogo-1027522246

Долг Китая достиг трехсот процентов ВВП

Корпоративные долги российских компаний

18.07.2019 20:48:00

Гигантские кредиты КНР показывают масштабы государственного стимулирования экономики страны

Пекин поддерживает рост экономики за счет кредитования планово убыточных предприятий. Фото Reuters

Общий долг Китая растет и уже в три раза превысил годовой ВВП Поднебесной. Такие данные приводит Reuters со ссылкой на отчет Института международных финансов (IIF).

Общий долг – это обязательства правительства, компаний и домашних хозяйств – уже превысил 40 трлн долл. и достиг 15% всего мирового долга.

Российские эксперты объясняют, что гигантский общий долг КНР говорит о постоянном кредитном стимулировании экономики ради поддержания социальной стабильности в стране.

Ключевой показатель долга Китая превысил 300% валового внутреннего продукта на фоне усиления Пекином поддержки замедлившейся экономики и его попыток обуздать финансовые риски, свидетельствуют данные Института международных финансов (IIF). Общий долг Китая, включающий обязательства государства, компаний и домашних хозяйств, вырос до 303% ВВП в первом квартале 2019 года с 297% в том же периоде годом ранее.

В докладе IIF отмечаются усилия властей по ограничению теневого банковского кредитования, которые уже привели к сокращению нефинансового корпоративного долга. Но чистые заимствования в других секторах привели к тому, что общий долг Китая превысил 40 трлн долл.

– около 15% всего мирового долга. «Следует отметить, что выпуск облигаций на материковой части предполагает значительное увеличение заимствований местными органами власти и банками в этом году».

При этом сами китайские официальные лица неоднократно говорили о том, что долговые риски в целом управляемы.

«Рост общего долга КНР говорит о не слишком большом здоровье китайской экономики, которая развивается, в общем, не по стандартным рыночным правилам.

Власти КНР так или иначе поддерживают существование планово-убыточных предприятий, которые понимают, что долги им отдавать скорее всего никогда не придется», – говорит заведующий отделением востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов.

Однако при нынешней структуре китайской экономики рост внутреннего долга уже не является проблемой, считает эксперт.

По его словам, сами китайские власти говорят, что могут в любой момент увеличить капиталы своей банковской системы, чтобы процентные показатели общей задолженности резко уменьшились. При этом Маслов считает негативным тот факт, что задолженность предприятий растет быстрее, чем увеличивается выпуск товаров и услуг.

«Для Китая текущий уровень долга не критичен. В конце концов, вторая экономика мира растет темпами, о которых другие развитые экономики могут только мечтать, а значит, инвесторы будут по-прежнему одалживать Китаю.

Китай уже слишком большой игрок в глобальном масштабе, чтобы допустить серьезный кризис, чреватый финансовым штормом для всего мира.

Однако технических банкротств ряда компаний и региональных администраций, вероятно, избежать уже невозможно», – считает профессор программы «EMBA для Евразии» бизнес-школы «Сколково» Олег Ремыга. По его словам, опасность состоит в том, что рост долга начинает опережать рост экономики.

«Вопрос долгов по всему миру является на сегодня одним из ключевых, хотя многие страны – лидеры по своему экономическому развитию стараются не замечать нарастающей проблемы или делать вид, что ее как таковой нет.

На самом же деле борьба за новые рынки и передел рынков связана в том числе и с проблемой высокой задолженности основных игроков рынка на мировой сцене, включая Китай, США, Японию, страны ЕС», – говорит доцент Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Екатерина Новикова.

Она напоминает, что государственный долг центрального правительства Китая составляет только 47% ВВП. А внешний долг страны в разы меньше международных резервов КНР.

«Задолженность по многим странам действительно высока, а умеренный рост ВВП в этих странах не дает достаточного эффекта для сокращения своих долговых обязательств», – считает Новикова.

Ситуация в Европе, по ее словам, не многим лучше азиатской или американской, так как некоторые европейские страны насчитывают госдолг около 100–170% к ВВП без учета корпоративных долгов. В этом смысле попытка выставить Китай главным виновником всей глобальной долговой проблемы является искусственной.

Для России, по словам эксперта, важнее сконцентрироваться на поиске потенциальных проектов развития собственной экономики, включая инфраструктуру, взаимодействие регионов, осуществление нацпроектов. 

Источник: http://www.ng.ru/economics/2019-07-18/4_7626_debt.html

Корпоративный долг. анализ проблем и их решение

Корпоративные долги российских компаний

Москва

10 октября 2015г.

Введение

    В настоящее время одной из наиболее актуальных проблем современной экономики России является поддержание уровня государственного долга в безопасных границах.

Государственный долг, согласно методологии, используемой Центральным банком Российской Федерации (далее — ЦБ), складывается из задолженности макроэкономических субъектов: государства (правительство и ЦБ) и хозяйственных обществ (коммерческие банки и прочие секторы, далее – корпоративный сектор).

В последние годы научное сообщество пристально наблюдает за ростом консолидированного долга корпоративного долга, что обусловлено значительно возросшей долей задолженности корпоративного сектора относительно всего долга и рядом других факторов.

Подобная динамика дает основания для самых разных прогнозов: от оптимистичных до негативных. Попробуем разобраться в сути вопроса и сформулируем цель нашей работы – анализ структуры корпоративного долга и его проблем и предложение мер по их преодолению.

    Корпоративный долг в экономической теории

   Прежде чем перейти к анализу конкретных проблем, проведем краткий теоретический обзор, ответив на вопросы для чего и как формируется задолженность хозяйственных обществ. В этом нам поможет схема 1.

Заемщик (коммерческая организация) использует заемные средства для  достижения целей: финансирование капиталовложений, рефинансирование имеющихся обязательств, сделки M&A, налоговая оптимизация и другие цели.

Заимодатель может предоставить финансовые ресурсы в форме ссуды, выкупив облигации кредитуемого эмитента или, если заемщик недостаточно надежен, потребовать гарантии третьего лица по погашению всего займа или его части. Что касается обеспечения заемщика, то очень часто им выступает имущество организации, акционерный капитал.

За рубежом распространена практика предоставления потока будущих доходов в качестве обеспечения возврата займа и начисленных процентов.

Схема 1. Формирование задолженности организации корпоративного сектора

Агрегированные величины имеющихся заимствований и процентных платежей образуют показатели уровня долга макроэкономических субъектов и график платежей по начисленным процентам, займам.

Составлением и публикацией этих данных занимается Банк России.

Стоит отметить, что ЦБ помимо разделения общего долга по типам институциональных единиц, классифицирует долг по валютному признаку, резидентству заимодателя и доле участия государства в акционерном капитале коммерческих организаций.

В данном контексте также полезно рассмотреть достоинства и недостатки заемного финансирования для корпоративного сектора, работающего в России.

Таблица 1

+
Внешние заимствования обходятся дешевле чеминые способы финансирования деятельности фирмыВ случае банкротства, обязательство передачи имущества заемщика кредитору
В случае выпуска долговых ценных бумаг –увеличение объема финансового рынка и, как следствие, бо́ льшая задействованность финансовых ресурсов в экономикеРасходы на процентные платежи могут превысить доход особенно в случае заимствований в инвалюте или с плавающей ставкой

   Таким образом, несмотря на наличие достоинств, существует ряд существенных недостатков, которые могут и  приводят  к  проблемам, которые будут проанализированы в следующей части статьи. Для анализа использовались данные с сайта ЦБ и платежный баланс.3

   Анализ проблем задолженности корпоративного сектора

    Начнем анализ с учетом ретроспективы показателей задолженности. С середины 2005 года наблюдается заметное превышение  темпов прироста объема  долга в год корпоративного  сектора  по сравнению с государственным.

 3.  Платежный баланс и внешний долг Российской Федерации (Январь-сентябрь 2014 года), С. 66 URL: http://www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/bp.pdf (дата обращения: 15.05.2015).

Диаграмма 1. Динамика внешнего долга России 1994-2015 гг., млрд. долл. США.

Корпоративный сектор остается основной статьей внешнего долга России, с показателем 545,05 млрд. долл. США (91,26% от итога) на 1 мая 2015 года.4 Негативное влияние экономических шоков в период кризиса 2008-2009 годов и в современной фазе рецессии 2014-2015 годов на устойчивость корпоративного долга значительно.

Так, например, в пик экономического кризиса в сентябре-октябре 2008 года, Правительство Российской Федерации вынуждено было оказать поддержку финансовой системе в виде бюджетных расходов, объем которых составил более 3% ВВП (около 1238,3 трлн. руб.).

5 И хотя финансовые организации получили помощь, на производственный сектор поддержка оказала незначительное влияние. Требования кредиторов по возврату ссуд к нефинансовым компаниям не были удовлетворены даже в том случае, если имущество и акционерный капитал банкротов выступали в качестве обеспечения займов.

Статистика по неплатежам большинства нефинансовых организаций послужила причиной значительного удорожания кредитов, однако, как это ни странно, заимствования по прочим секторам продолжали расти, тогда как остальные субъекты уменьшали объем требований кредиторов.

С 2010 года начинается очередной этап увеличения корпоративного долга по темпам, не уступающим предкризисной ситуации в 2008 году. В 2014 году объем задолженности банков и прочих секторов достиг своего пика, однако к началу следующего снизился в связи с переоценкой из-за девальвации рубля.

Стоит заметить, что анализ проблем в исторической ретроспективе — лишь верхушка айсберга. Обнаружить реальные проблемы можно, поняв, с какой целью осуществляются заимствования и почему государство, если не контролировало этот процесс, то как минимум не придавало факту экспоненциального роста должного внимания.

4  Статистика внешнего сектора | Статистика | Банк России: Внешний долг Российской Федерации (РПБ 6) URL: http://www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/debt_new.xlsx (дата обращения: 15.05.2015).

5 «Доклад об экономике России» № 18 // Всемирный банк, С. 16 URL: http://siteresources.worldbank.org/INTRUSSIANFEDERATION/Resources/rer18rus.pdf (дата обращения: 15.05.2015).

Среди проблем, которые были обнаружены нами в ходе анализа долговой устойчивости России, следует выделить:

1.      Наличие достоверных фактов деятельности, преследовавшей использование несовершенства законодательства, в частности, в целях налоговой оптимизации, вывода капитала в зарубежные юрисдикции.

2.      Отсутствие прозрачности по заимствованиям корпоративного сектора

3.      Достаточно трудно провести оценку эффективности использования заемных средств коммерческих организаций исследователями, не являющимися их непосредственными работниками

 4.      Значительный прирост (даже в период неблагоприятной экономической конъюнктуры) задолженности государственных компаний.

В условиях, когда цены на углеводороды были высокие, государство активно за счет нефтегазового профицита пополняло суверенные фонды, а компании наращивали задолженность для осуществления инвестиционных проектов.

Сейчас, когда возможность финансирования ряда инвестпроектов находится под вопросом,  многие крупные компании обращаются за помощью к государству, однако повсеместная поддержка таких компаний может в дальнейшем обернуться значительными проблемами в бюджетном процессе в виду отсутствия резервов у правительства.

5.      Рост внешнего долга без роста ВВП и инвестиций в национальную экономику может привести к проблемам его обслуживания, соответственно существует риск того, что экономика России перейдет с производственной составляющей к обслуживанию государственного долга

    Предложения по преодолению проблем корпоративного долга Сформулировав основные проблемы, предложим пути способы их решения:

1   Совершенствование законодательства для предотвращения использования схем, связанных с уходом от

налогообложения. Можно на примере рассмотреть ст. 269 НК РФ, показать, какие способы мошенничества применяются в целях налоговой оптимизации и рассмотреть меры их противодействию. Также с 9 марта 2015 года в данную статью были внесены значительные изменения.

2   Для повышения прозрачности информации по осуществленным коммерческими организациями заимствованиям нужно, на наш взгляд, на законодательном уровне утвердить обязательные реестры, доступные в сети Интернет, в которых каждый желающий может посмотреть, что за инструмент и в каком объеме использовался организацией для привлечения долгового финансирования. И хотя информация по некоторым инструментам (например, выпуск облигаций с закрытой подпиской) недоступна для широкой публики, возможности общественного контроля за деятельностью компаний с применением данных мер существенно расширятся.

3   Компании помимо публикации информации о выпуске ценных бумаг и цели выпуска также обязаны показывать, насколько эффективно были потрачены привлеченные заемные средства, используя, например, систему ключевых показателей деятельности по тому или иному инвестиционному проекту. Это позволит как кредиторам, так и акционерам компании быть в большей степени уверенными, что компания сможет обеспечить необходимый поток доходов для выплат по заимствованиям.

4   Повышение долговой  устойчивости коммерческих организаций, в  том числе тех доля  участия государства в которых составляет более 50%, может быть достигнуто за счет ужесточения требований к структуре и видам заимствованиям кредиторов и заемщиков:

· Переориентация с заимствований у нерезидентов и в иностранной валюте к привлечению займов у кредиторов, находящихся в Российской юрисдикции. Увеличение доли займов в национальной валюте, приведет к устойчивости долгового портфеля к валютным рискам.

· Требование финансово-экономического блока государственных  органов к  Банку России  разработать механизм долгового финансирования крупных частных  компаний путем покупки  их ценных бумаг за счет золотовалютных резервов ЦБ, что, на наш взгляд, вполне осуществимо, т.к.

основные заемщики — это как правило коммерческие организации, которые имеют постоянную валютную выручку за счет которой обеспечивают погашение займов.

Более того, при устойчивом курсе национальной валюты Центральный банк может осуществлять льготное кредитование в рублях, тем самым создавая основу для рынка внутренних заимствований.

· Ужесточение требований к операциям с валютой на рынке может привести к уменьшению спекулятивных сделок и повысить устойчивость финансовой системы и, как следствие, повысить использование национальной валюты в качестве основы для заимствований.

Особенно эти требования важны для тех компаний, которые являются стратегически значимыми для населения России, в случае же остальных – будучи коммерческими организациями они обязаны решать свои проблемы сами без помощи государства.

5   Для решения этой проблемы необходимо проведение структурных реформ, обновление основных фондов (состояние которых за последние годы значительно ухудшилось) и рост объема собственного производства.

Однако эти проблемы могут быть решены при условии совершенствования финансовой системы.

Для этого необходимо внедрять механизмы привлечения институциональными единицами дешевых и длинных денег (например, начать активно использовать средства внебюджетных фондов на финансовом рынке), а в условиях ограничения к внешним рынкам, делать ставку на расширении внутреннего рынка.

    Заключение

   Подводя итог, следует отметить, что доля долга корпоративного сектора к объему ВВП значительно возросла (42% на 1 января 2015 года, что на 31% больше чем в начале 2000-го года), однако главная проблема долга – это возможность  его обслуживания,  что при нынешней производственной структуре национальной экономики России и геополитической ситуации в мире, становится труднее.

    Авторы статьи пришли к выводу, что осуществление реформ и решение проблем обслуживания долга невозможно без проведения согласованной монетарными и фискальными органами власти финансово- экономической политики.

И хотя в последнее время делаются положительные сдвиги  в этом направлении, например, Правительством России с ЦБ был запущен механизм льготного кредитования инвестиционных проектов в рамках постановления Правительства Российской Федерации 1044, эти меры не способны в корне изменить текущую ситуацию, когда Россия стоит перед угрозой превращения из экономики производящей, к экономике, обслуживающей долг. Предложенные меры по решению проблем, могут, на наш взгляд, изменить ситуацию к лучшему, хотя и некоторым участникам рынка придется пойти на определенные издержки.

Список литературы

1.      Абель Э., Бернанке Б. Макроэкономика. 5-е изд. // СПб.: Питер, 2008. — 768 с.

2.      М.Ю. Матовников. Проблема российского внешнего корпоративного долга намного сложнее, чем кажется// Деньги и кредит, 9/2013 — С. 39-47

3.      Платежный баланс и внешний долг Российской Федерации (Январь-сентябрь 2014 года)

4.      Руководство по платежному балансу и международной инвестиционной позиции, 6-ое издание // Вашингтон, округ Колумбия: Международный валютный фонд, 2012. — 463 с.

5.      Система национальных счетов // Версия 2008, С. 67

6.      Финансы: учебник / коллектив авторов; под ред. Е.В. Маркиной. — М. : КНОРУС, 2014. — 432 с. — (Бакалавриат)

Источник: http://izron.ru/articles/ekonomika-finansy-i-menedzhment-tendentsii-i-perspektivy-razvitiya-sbornik-nauchnykh-trudov-po-itoga/sektsiya-3-finansy-denezhnoe-obrashchenie-i-kredit-spetsialnost-08-00-10/korporativnyy-dolg-analiz-problem-i-ikh-reshenie/

Российские компании проедают долги

Корпоративные долги российских компаний

От зарубежных денег, привлеченных отечественным бизнесом, не стоит ждать отдачи в виде роста ВВП даже в отдаленной перспективе. Долги идут на выплату дивидендов на Западе и поглощение активов внутри страны

Валерий Левитин, РИА Новости

Москва. 2 сентября. FINMARKET.RU — Внешний долг российских корпораций и банков подозрительно велик и скоро вернется к докризисному уровню.

К 1 июля 2013 года он достиг $628,4 млрд — это около 30% ВВП, — темпы его роста стремительно ускоряются.

Статистика Банка России по динамике внешнего корпоративного долга не отражает всей остроты проблем, которые за нею скрывается, уверены авторы исследования, проведенного Центром экономического анализа «Интерфакса».

Рост внешнего долга банковского сектора (сейчас он достигает $211 млрд) не вызывает у аналитиков никаких опасений: его темпы отстают от роста иностранных активов российских банков.

Вывезенные нашими банками средства размещены в краткосрочные инструменты и служат для управления ликвидностью, а привлекаемые за рубежом деньги — это те самые «длинные» деньги, которые банки не могут получить от Банка России: бессрочные займы и субординированные инструменты, учитываемые в капитале банка. Зачастую они являются самыми выгодными для наших банков источниками ликвидности.

Радикально иная ситуация в секторе нефинансовых компаний. По характеру политики внешнего заимствования он делится на две части.

  • По оценкам исследователей, около $150 млрд, четверть всего корпоративного внешнего долга, в том числе почти весь рублевый долг — это финансирование, привлеченное от нерезидентных структур, связанных с акционерами самих компаний. То есть это долг компаний самим себе.
  • Почти весь (на 80% в 2012 году) прирост внешнего долга частного небанковского сектора связан с привлечением ресурсов у акционеров.
  • Схемы формирования этого долга используются преимущественно не для возвращения в страну ранее выведенной из нее в офшоры прибыли, а для налоговой оптимизации. Он краткосрочный и дорогой, поэтому сильно искажает общую статистику долга.
  • «Самокредитование» позволяет выплачивать акционерам дивиденды в виде процентных платежей, не платя при этом налоги на дивиденды и относя издержки на себестоимость, то есть, снижая налог на прибыль. Реальный рыночный внешний долг частных компаний растет вдвое медленнее, чем у госсектора.

Внешний долг российского корпоративного небанковского сектора наполовину формируется схемами налоговой оптимизации и операциями M&A. И этот сегмент растет быстрее всего.

Выявленная структура роста внешнего корпоративного долга будет, скорее, финансировать дальнейшее бегство капитала и укрепление монополизма в экономике, а не активизацию внутренних инвестиций, делают вывод авторы исследования.

Аналитики все внимательнее смотрят на показатели консолидированного государственного, субсуверенного и квазисуверенного (госкомпаний и госбанков) внешнего долга России, отмечается в исследовании.

В июле 2013 года рейтинговое агентство Moody's снизило кредитные рейтинги российских госбанков на 1-2 ступени в связи с тем, что российское государство из-за бюджетных проблем не сможет их поддержать.

Кризис показал, что внешние долги частных компаний могут стать проблемой государства. Кредиты часто берутся под залог акций, стоимость которых в кризис резко падает, что дает основания зарубежным кредиторам потребовать досрочного погашения долга. В 2008-2009 годах через госбанки на цели рефинансирования иностранных долгов российских компаний было выделено $11 млрд из средств ФНБ.

Михаил Матовников, гендиректор Центра экономического анализа «Интерфакса»

«Рублевый внешний долг госкомпаний — 100-процентно рыночный, мы можем назвать поименно, из чего он состоит. В эквиваленте это всего $10 млрд на все госкомпании. А у частного небанковского сектора откуда-то $100 млрд. 3 трлн руб. инвестиций — это астрономические суммы, 5% ВВП, Россия бы однозначно их заметила.

Эти операции нельзя считать в чистом виде утечкой, бегством капитала, дополнительно к тому объему, который называет ЦБ. Но это средства, покидающие Россию. Это безусловно вывод капитала. Просто они идут не по счету капитала, а по текущему счету.

Надо понимать, что этот внешний долг компаний самих перед собой — небольшая часть долга компаний, перед учрежденными ими структурами. Внутри России подобный долг тоже наверняка создается. Если взять задолженность наших компаний по их балансам (по СПАРКу), то выяснится, что доля банков в кредитовании российских компаний составляет не более четверти. А все остальное откуда?

Что может сделать государство в этой ситуации, кроме очевидных шагов по улучшению делового климата? Это однозначно тема для налоговых органов. Конечно, нельзя говорить, что это исключительно фиктивный долг. Что-то из него является репатриацией капитала или продуктом формирования зарубежного холдинга. Но в масштабах России потери бюджета можно смело оценить в 100 млрд рублей в год».

Ярослав Лисоволик, главный экономист Deutsche Bank

«Корпоративный долг госкомпаний, действительно, не всегда работает на экономический рост. И не только он. Мы проводили исследование инвестиций за рубеж российских компаний. Они тоже крайне не эффективны, не работают на рост ВВП.

Видимо, есть необходимость государству, правительству принять меры для повышения эффективности зарубежных инвестиций госкомпаний, для оптимизации их заимствований.

Несколько лет назад уже была идея организовать мониторинг внешних заимствований со стороны российских компаний. Наверное, должны быть заданы некие критерии эффективности. Без такого контроля, темпы роста внешнего долга растут.

А отдача для экономического роста недостаточно высока. В условиях замедления экономического роста задействование резервов его ускорения особенно важно.

В какой-то степени меры повышения эффективности расходов госкомпаний могут положительно сказаться на некотором замедлении темпов роста их внешнего долга».

Михаил Хромов, Институт экономической политики имени Е.Т.Гайдара

«Идея о том, что заметная часть российского внешнего долга де факто таковым не является, не нова. Действительно, ЦБ РФ не дает страновой разбивки всех внешних активов и обязательств. Однако такая информация есть, например, по прямым инвестициям.

Объем российских прямых инвестиций в кипрские компании ($121 млрд на начало 2013 года) совпадает с объемом кипрских прямых инвестиций в российские компании ($129 миллиардов).

Сходная картина наблюдается и по другим крупным странам-инвесторам в российскую экономику: Нидерландам, Британским Виргинским островам.

Эти факты только подтверждают гипотезу о том, что иностранные юрисдикции широко используются российским бизнесом для изменения статуса собственных финансовых ресурсов. Хотя конкретные цели привлечения иностранных юрисдикций в случае прямого инвестирования и проведения операций займа могут отличаться.

ЦБ РФ при составлении своей статотчетности в большинстве случае пользуется формальными критериями и не демонстрирует более длинных цепочек собственности и/или операций кредитования.

Только в одном случае, информация Банка России различает «настоящих» и «ненастоящих» нерезидентов, когда речь идет о доле иностранного участия в капитале банковской системы.

Здесь ЦБ отдельно выделяет долю иностранного капитала, пришедшего от «нерезидентов, находящихся под существенным влиянием резидентов Российской Федерации».

В целом, если выводы доклада верны, то это может означать, что реальная внешняя долговая нагрузка на экономику РФ ниже ее официальных оценок. Однако такое распространение практики использования иностранных юрисдикций в бизнесе российских компаний является очередным свидетельством наличия серьезных проблем, связанных с ведением бизнеса в РФ».

Анатолий Шаль, ведущий экономист российского подразделения J.P. Morgan

«То, что официальная оценка внешнего долга российского корпоративного сектора является немного завышенной за счет внутрикорпоративных сделок, рынку было известно довольно давно. Масштаб этих сделок — вопрос дискуссионный. Но по крайней мере на первый взгляд, оценка в 50% выглядит несколько завышенной.

Рисков, связанных с внутрикорпоративными сделками, видится не так много. Напротив, более низкая оценка реального долга представляет Россию в более выгодном свете на фоне других стран с высоким уровнем левериджа».

Источник: https://www.interfax.ru/business/326478

Внешний долг российских компаний сокращается, платежи растут

Корпоративные долги российских компаний

Несмотря на сокращение внешнего долга частного сектора, объем платежей в 2018 году может оказаться максимальным за последние три года.

Банк России 19 октября представил график платежей по внешнему долгу до середины 2020 года. В четвертом квартале 2018 года частному сектору предстоит выплатить 29 млрд долл., включая основной долг (25 млрд долл.) и проценты (4 млрд долл.).

Объем выплат значительно уступает платежам за предыдущий квартал и за аналогичный период прошлого года (соответственно, на 24 и 20%), главным образом за счёт погашения основного долга (рис. 1 и рис. 2).

Основной платёж традиционно приходится на декабрьское погашение внешнего долга предприятий, которым предстоит выплатить почти 12 млрд долл.

Обращает на себя внимание тот факт, что платежи по внешнему долгу частного сектора в третьем квартале были значительно пересмотрены по сравнению с предыдущими оценками, причем в большую сторону. Объем погашения основного долга предприятий увеличился почти в два раза и в полтора раза – по банковскому сектору (рис. 1 и рис. 2).

Это могло быть связано с выплатами по внешнему долгу, график погашения которого не определен или неизвестен, например, по задолженности перед прямыми инвесторами, либо с обязательствами до востребования. Правда, в совокупности такого рода задолженность частного сектора снизилась не сильно – примерно до 80 млрд долл.

по состоянию на 1 июля текущего года, против 85 млрд долл. кварталом ранее.

1. График погашения долга предприятий, млрд долл.

Источник: Банк России, база данных CEIC, расчёты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ.

2. График погашения долга банковской системы, млрд долл.

Источник: Банк России, база данных CEIC, расчёты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ.

Пересмотр графика платежей также мог быть связан с новыми краткосрочными займами, поскольку в условиях санкций доступ к длинным кредитам затруднён. Нельзя исключать, что и в четвертом квартале объем выплат по внешнему долгу может оказаться выше.

В любом случае, частный сектор по итогам года в соответствии с графиком платежей выплатит как минимум 128 млрд долл. – максимум за последние три года, в том числе 112 млрд долл. по основному долгу (рис. 3) и 16 млрд долл. в виде процентов (рис. 4).

3. График погашения, млрд долл.

Источник: Банк России, база данных CEIC, расчёты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ.

4. График процентных выплат, млрд долл.

Источник: Банк России, база данных CEIC, расчёты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ.

В то же время часть платежей по внешнему долгу предприятий может быть пролонгирована или рефинансирована. Согласно оценкам Банкам России, предстоящие выплаты 40 крупнейших заемщиков в сентябре должны были составить 4,1 млрд долл., однако при исключении внутригрупповых платежей фактические платежи (чистые выплаты) могут сократиться до 1,6 млрд долл.

, или на 61%, и почти на 40% они могут оказаться ниже в декабре текущего года. В этом случае чистые выплаты снижаются, соответственно, на 2,5 и 1,0 млрд долл., а по итогам текущего года могут составить 18 млрд долл. В результате чистые выплаты предприятий по основному долгу и процентам в целом за 2018 год не превысят 73 млрд долл. вместо 91 млрд долл.

по графику. 

Правда, объем внутригруппового финансирования будет сокращаться по мере снижения задолженности перед прямыми инвесторами и предприятиями прямого инвестирования (к предприятиям прямого инвестирования относятся: дочерние компании (subsidiaries) – предприятия, в которых инвестор-нерезидент владеет более чем 50% акций; ассоциированные компании (associates) – предприятия, в которых доля инвестора-нерезидента составляет менее 50% акций или ; отделения (branches) – некорпорированные предприятия, находящиеся в полном или совместном владении инвесторов и непосредственно или косвенно принадлежащие прямому инвестору). Согласно оценкам Банка России, в третьем квартале долговые обязательства российских компаний перед этой группой инвесторов сократились более чем на 8 млрд долл. (в том числе за счёт сокращения рублевой части обязательств из-за ослабления рубля), и по состоянию на 1 октября 2018 года составили 134 млрд долл. Сокращение обязательств наблюдается на протяжении четырех кварталов подряд и резко ускорилось в июле-сентябре. При этом в третьем квартале в платёжном балансе образовалась «дыра» в размере 6 млрд долл. в виде отрицательного сальдо ПИИ в страну. Из-за введенных США санкций иностранные инвесторы избавляются от акций и долговых инструментов ряда российских компаний. В условиях высоких санкционных рисков мы не ожидаем восстановления притока ПИИ в прежних объемах.

В целом внешний долг частного сектора в настоящее время составляет 409 млрд долл. (25% ВВП). Банковская система устойчиво сокращает свои внешние обязательства с середины 2014 года. У предприятий динамика менее определенная, но после паузы 2016–2017 годов процесс снижения долга вновь стал заметным (рис. 5).

За девять месяцев текущего года обязательства предприятий сократились на 27 млрд долл. (в том числе за счет отрицательной валютной переоценки рублевой части долга), обязательства банков – на 12 млрд долл. При этом, в соответствии с графиком, объём погашения внешнего долга составил 87 и 27 млрд долл. соответственно.

Это означает, что даже в условиях санкционного давления российские компании и банки, помимо пролонгации и рефинансирования в рамках внутригрупповых займов, продолжают занимать на внешних рынках капитала.

Но при этом стоимость обслуживания (стоимость обслуживания рассчитывается как соотношение объема процентных выплат за 12 месяцев к среднегодовому значению внешнего долга — с лагом в один квартал) внешнего долга предприятий стала расти.

5. Объем внешнего долга, млрд долл.

Источник: Банк России, база данных CEIC, расчёты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ.

6. Стоимость обслуживания, % годовых

Источник: Банк России, база данных CEIC, расчёты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ.

В ближайшие два года платежи по внешнему долгу частного сектора, согласно оценкам Банка России, могут существенно снизиться. После трехлетнего непрерывного роста в 2019 году объем выплат по основному долгу и процентам упадёт в два раза и составит около 65 млрд долл. (рис. 3 и рис. 4). В первом полугодии 2020 года ожидается сокращение выплат еще на 20%.

Если оценки платежей не будут пересмотрены в сторону увеличения, столь резкое сокращение платежей по внешнему долгу повышает запас прочности платежного баланса. Снижение спроса на валюту в этом случае по своим масштабам может «компенсировать», например, падение предложения валюты от экспорта товаров при снижении среднегодовых цен на нефть примерно на 20 долл.

/барр.

Источник: https://www.finam.ru/analysis/forecasts/vneshniiy-dolg-rossiiyskix-kompaniiy-sokrashaetsya-platezhi-rastut-20181030-152529/

Деньги в обмен на санкции: как Россия отдает долги

Корпоративные долги российских компаний

Внешний долг Российской Федерации по состоянию на 1 января 2019 года, по предварительной оценке Банка России, составил $453,7 млрд. За прошедший год он уменьшился на $64,4 млрд или на 12,4%.

Текущий объем внешнего долга находится на минимальном уровне с 1 апреля 2009 года, когда он составлял $445,5 млрд. Максимум в $732,8 млрд был зафиксирован 1 августа 2014 года. В том же месяце против России были введены санкции, в том числе закрыты западные рынки долгосрочного финансирования.

С тех пор Россия (как правительство, так и частный сектор) преимущественно только отдает долги, тщательно выполняя свои обязательства, лишь иногда выходя на внешние рынки за новыми займами.

В 2018 году Минфин РФ в ноябре разместил евробонды до 2025 года на 1 млрд евро под 3%, а в марте выпустил облигации на $1,5 млрд со сроком погашения через 11 лет и допвыпуск бумаг «Россия-2047» в объеме $2,5 млрд с доходностью 4,625% и 5,250% годовых соответственно.

Несмотря на это, общая задолженность госсектора сократилась в 2018 году с $54,8 млрд до $43,4 млрд. Задолженность в ценных бумагах в валюте выросла почти на $2 млрд, а в рублевых бумагах сократилась на $13,2 млрд. Долги сократили и банки, и компании.

«Внешние обязательства сократили все институциональные секторы, но наибольший вклад в снижение внешнего долга страны внесли прочие секторы, задолженность которых сократилась на 32,3 млрд долларов США», — говорится в сообщении ЦБ.

При этом внешний долг банков достиг минимального уровня с 1 октября 2006 года и составили $85,3 млрд. Задолженность корпоративного сектора (у статистике ЦБ он проходит как «прочие секторы») сокращается медленнее – текущий уровень в $312,3 млрд минимум с 1 апреля 2011-го.

«Внешний долг сократился в 2018 году из-за фактического закрытия России для нового внешнего финансирования, в то время как задолженность постепенно гасилась. Скорее всего похожая ситуация сохранится и в 2019 году, поэтому внешний долг продолжит уменьшаться», — отмечает старший аналитик БКС Сергей Суверов.

Согласно оценке ЦБ, в первом квартале 2019 года чистые выплаты (за исключением внутригрупповых платежей) нефинансовых организаций могут составить до $10,5 млрд. При этом, платежи в январе-марте будут ниже на 42%, чем в первом квартале прошлого года.

В целом за текущий год, согласно графику платежей, который публикует ЦБ, выплаты по основному долгу и процентам (неочищенные от внутригрупповых платежей) составляют $63 млрд.

Россия спокойно справляется с внешним долгом, поскольку основные заемщики – это компании-экспортеры, а цены на сырье держатся на комфортном уровне, обеспечивая приток в РФ валюты. В прошлом году, по подсчетам ЦБ, профицит счета текущих операций достиг самого высокого значения за весь период наблюдений и составил $114,9 млрд.

Определяющим в динамике текущего счета был торговый баланс — положительное сальдо внешней торговли товарами, в основном благодаря высоким ценам на нефть, выросло по сравнению с 2017 годом в 1,7 раза до $194,4 млрд.

ЦБ также сообщил, что рост профицита текущего счета платежного баланса «обусловил увеличение чистого кредитования остального мира частным сектором и накопление международных резервов».

«Положительное сальдо финансовых операций частного сектора с нерезидентами составило 67,5 млрд долларов США (25,2 млрд долларов США в 2017 году).

В прошедшем году продолжилось уменьшение внешних обязательств банков и одновременно выросли их иностранные активы на фоне более значительных поступлений от экспорта и накопления валюты на счетах после приостановки ее покупок рамках бюджетного правила», — поясняет ЦБ.

По мнению аналитика ИК «Фридом Финанс» Анастасии Сосновой, ускорению оттока капитала, способствовало усиление санкционного давления на РФ. А Руслан Мустаев, трейдер управления активами УК «Открытие», полагает, что в этом году не будет, «если не будут введены максимально жесткие санкции со стороны США».

Напомним, что сейчас в Конгрессе США лежит несколько законопроектов, предусматривающих введение новых санкций против России. В частности, речь идет о запрете американским резидентам покупать новые выпуски российского госдолга.

Данная мера приведет к тому, что нерезиденты не смогут покупать и евробонды, и облигации федерального займа. В таких условиях возможности рефинансирования сужаются до минимума, а значит внешний долг продолжит сокращаться ускоренными темпами.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2019/01/21/12137167.shtml

Административный округ
Добавить комментарий