Гражданский кодекс рк статья 145

Несогласованная публикация фото и видео с изображением посторонних лиц: что нам грозит?

Гражданский кодекс рк статья 145

Несогласованная  публикация фото и видео с изображением постороннего лица в соцсетях и мессенджерах: что нам грозит?

Сегодня быть объектом постоянных съемок на фото и видеокамеру для нас стало нормой. За нами беспрерывно следят уличные видеокамеры, видеорегистраторы авто, камеры общественных заведений и т. д.

Но самым щекотливым моментом этой действительности являются именно те ситуации, когда нас снимают против нашей воли посторонние лица, которые запросто могут позволить себе «раскидать» снятый материал в соцсети и мобильные мессенджеры.

В социальных сетях пестрят разные скандальные видео, обнародование которых, на самом деле, не всегда законно. И, порой, не нарушаем ли мы сами статьи Гражданского кодекса, когда, выкладываем в интернет снятое нами видео без разрешения его участников?

Давайте разберёмся в следующих важных вопросах: В каких случаях снимать объекты и людей нам запрещено законом? Нужно ли согласие объекта съёмки на публикацию его изображения? Что грозит за незаконное обнародование фото и видео? Как может человек защитить себя, если обнародованная о нём публикация для него оскорбительна? Может ли закон наказать тех, кто содействует распространению оскорбительного видео?

В каких случаях нам запрещено законом снимать объекты и людей?

Действующее гражданское законодательство гарантирует и защищает право на собственное изображение. По смыслу конструкции статьи 145 Гражданского кодекса использование изображения человека возможно только с его согласия или с согласия его наследников (в случае его смерти).

Прямого запрета на само производство съемок законом не установлено (за некоторыми исключениями). Но если вы заметили, что вас фиксируют на камеру, вы вправе указать, что ПУБЛИКОВАТЬ (или иным образом использовать) материалы с вашим изображением не разрешаете.

Необходимо иметь ввиду, что осуществление любой съемки или записи должно происходить с уведомлением лица о таковой. В частных же случаях, осуществленные скрыто съемки без предупреждения лица не могут быть использованы в качестве доказательств (п. 4 ст. 78 ГПК РК).

Необходимо отметить, что использование любого изобразительного произведения, будь то картина, фотография, кинофильм, рекламный ролик, видеорепортаж и т.п.

возможно только с согласия лица (лиц) изображенного (изображенных) на таком произведении (п. 2 ст. 145 ГК). Однако, есть исключения.

К ним относятся случаи, когда лицо позировало для изображения за плату и случаи, указанные в Законе РК «О средствах массовой информации».

Что касается прямых запретов, то в соответствии с п. 3 ст.

2 Закона «О СМИ» запрещается «разглашение сведений, составляющих государственные секреты или иную охраняемую законом тайну, пропаганда и оправдание экстремизма или терроризма, распространение информации, раскрывающей технические приемы и тактику антитеррористических операций в период их проведения, пропаганда наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, а также культа жестокости, насилия и порнографии». Данный запрет распространяется и на размещение фотографий, картин или видеоматериалов, посредством которых может быть осуществлено разглашение сведений, составляющих охраняемой законом тайну или пропагандирующих указанные выше виды деятельности. При этом законодательство не содержит запретов в части фотографирования или иных форм изображения стратегических объектов.

Нужно ли согласие объекта съёмки для обнародования его изображения в соцсетях и мессенджерах?

В наш век доступных фото/видеокамер и интернета люди смело позволяют себе снимать на телефоны любого постороннего человека, который по тем или иным причинам оказался в неприглядном виде, либо просто стал участником определенного инцидента, и далее автор материала может запросто обнародовать его в соцсетях и мобильных мессенджерах.

__________________

Действующее гражданское законодательство гарантирует и защищает право на собственное изображение. Статья 145 Гражданского кодекса гласит, что использование изображения человека возможно только с его согласия или с согласия его наследников (в случае его смерти).

__________________

Однако в реальности происходит так, что наши граждане порой позволяют себе снимать исподтишка и распространять это видео для всеобщего обозрения.

Живой пример недавнего случая с мальчиком, который попал в больницу с сильнейшими судорогами, а кто-то из местного персонала снял его конвульсии на телефон, после чего видео было распространено в вацапе с комментарием, что якобы у этого ребёнка бешенство.

Другой яркий случай, произошедший с известной казахстанской личностью, которая после семейного конфликта попала с порезанным лицом в больницу. Опять же, кто-то из медперсонала, сфотографировав пациентку в бессознательном состоянии, разместил фото в инстаграме.

Также много случаев, когда в открытый доступ попадают видео, записанные на камеры общественных мест или какие-либо конфликты с водителями автобусов, охранниками, продавцами и др. Разрешения, в подобных ситуациях, на обнародование, конечно же, никто ни у кого не берёт.

Но понимаем ли мы, какой моральный ущерб причиняют подобные неприемлемые поступки объекту съёмки?! 

Что касается медицинских учреждений, необходимо иметь ввиду, что в соответствие с п. 1 ст. 95 Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения» «информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и (или) лечении, составляют врачебную тайну».

Пункт 2, 3 и 4 этой же статьи указывают, что «не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении профессиональных, служебных и иных обязанностей, кроме случаев, когда пациент выразил на это свое согласие. Тем самым: 

__________________

Использование медицинским персоналом изображений пациентов в любой форме (распространение в  WhatsApp, соцсетях и т.п.) чревато не только наступлением гражданско-правовой ответственности, но и уголовной.

__________________

Что грозит за незаконное обнародование фото и видео?

Если материалы не содержат в себе недостоверную информацию или оскорбления, но при этом согласия лица на использование таких изображений не было, то лицо может обратиться в суд и потребовать возмещение морального вреда и удаление материалов (прекращения использования) в порядке гражданско-правовой ответственности.

В случаях, если лицу, обнародовавшему фото или видео, было известно о том, что сведения, представленные в материалах не соответствуют действительности, то в соответствие с п. 2 ст. 274 УК РК может наступить уголовная ответственность.

Если фото/видеоматериалы содержат что-либо, что сможет унизить честь и достоинство другого лица или оскорбление в иной форме, то может наступить уголовная ответственность, установленная п. 2 ст. 131 УК РК.

Как может человек защитить себя, если обнародованное о нём видео для него оскорбительно?

Если ваше изображение обнародовано без вашего на то согласия или вопреки вашему запрету, тем более, если указанный материал для вас является оскорбительным или иным образом нарушает вашу честь, достоинство или деловую репутацию, то в этом случае вы можете обратиться в суд с требованием о немедленном удалении указанного материала с опровержением недостоверных сведений, указанных в этих материалах и при этом имеете полное право потребовать возмещения морального вреда.

__________________

Использовать изображения, опубликованные самим субъектом в источниках, являющихся общедоступными, разрешено, а значит согласования на публикацию не требуют.

__________________

Может ли закон наказать тех, кто содействует распространению оскорбительного видео?

В соответствие с п. 2 ст. УК РК «Унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме в том числе и с использованием средств массовой информации или сетей телекоммуникаций» также чреваты наступлением уголовной ответственности. При этом для квалификации не имеет значение, сам ли распространитель снимал видео/фото или он просто переотправлял оскорбительный контент.

Помогла разъяснить вопросы — Бабаджанян Естер Левоновна, руководитель Юридической клиники Университета КАЗГЮУ имени М.С. Нарикбаева.

Автор материала: Сауле Сарбасова

Источник: https://24.kz/ru/news/polezno-znat/item/284029-nesoglasovannaya-publikatsiya-foto-i-video-s-izobrazheniem-postoronnikh-lits-chto-nam-grozit

Если вас снимают открытой камерой

Гражданский кодекс рк статья 145

Отечественное законодательство загоняет журналистов и их читательскую и зрительскую аудитории в тупик.

Чтобы не нарушать закон иллюстрировать печатные материалы, пожалуй, следует не фотографиями героев публикаций, а, например, рисунками, не напоминающими их внешность, а видеоряд в телесюжетах — хоть пейзажами, лишь бы не изображением конкретных людей.

Главный критерий востребованности и профессионализма СМИ, как считается в наших журналистских кругах, да и далеко за их пределами — объективность. Проще говоря, читатель и зритель выбирает тех, кто пишет о жизни и показывает ее такой, какая она есть.

А ведь реальность на страницах газеты и в видеосюжетах немыслима без видеосопровождения. Героя ми этого видео всегда становятся те, для кого мы работаем. То есть все люди, живущие рядом или далеко. Может ли сегодня читатель или зритель представить, что, купив газету, в ней он не увидит фотографий с изображением людей.

Смотря новости, голос будет озвучивать проблему за кадром, показывающим только безжизненное пространство… Никакого абсурда. Закон не оставляет выбора. Ст. 145 ГК РК «Право на собственное изображение» — довольно новая в нашем законодательстве. мало кому известна, но число ее жертв растет день ото дня.

Не являясь любителем тяжеловесных цитат, обычно слабо усваи ваемых и без того загруженным своими заботами читательским умом, все же приведу полный текст. Такой продукт отечественного законотворчества грех перекладывать на обычный журналисткий язык. Статья 145. Право на собственное изображение 1.

Никто не имеет права использовать изображение какого-либо лица без его согласия, а в случае его смерти — без согласия наследников. 2.

Опубликование, воспроизведение и распространение изобразительного произведения (картина, фотография, кинофильм и другие), в котором изображено другое лицо, допускается лишь с согласия изображенного, а после его смерти — с согласия его детей и пережившего супруга.

Такого согласия не требуется, если это установлено законодательными актами, либо изображенное лицо позировало за плату. Коротко, да не ясно. Например, вы видите в газете фотографию чиновников, мирно спящих на рабочем заседании. За то, что газета показала, чем наши «слуги народа» на самом деле занимаются, обсуждая наши насущные проблемы, они вполне могут разорить издание.

И такой случай, насколько известно журналистам, был в Алматы. Увидев себя на фото в газете спящей на рабочем месте, одна чиновница подала иск в суд за использование своего изображения и отстояла право на него, получив денежную компенсацию. От исков за использование изображения без согласия изображенного в Северо-Казахстанской области уже пострадало не одно местное издание.

Причем в одном случае солидную сумму с газеты истребовал господин, которого в этой газете его близкие поздравили со знаменательным событием в жизни, разместив в качестве поздравления стишок и его фотографию. Примечательно, что все, подавшие иски, не шли на досудебное мирное урегулирование споров, не хотели извинений, а требовали от изданий только деньги.

Аппетиты были и миллионными, правда, суд их умерял до пары десятков тысяч тенге.

Пока действует данная статья в такой редакции, выходит, что для того, чтобы изображение любого человека было напечатано в газете или показано в теленовостях, например, журналист должен взять прямо расписку от гражданина, оказавшегося в кадре? А если в кадре демонстрация? Визит президента страны? Вся многочисленная журналисткая братия, выходит, обязана взять письменное согласие с каждого участника этого мероприятия, в том числе и с главы государства, на всякий случай? О том, что об этом и думать смешно в таких ситуациях, понятно даже далеким от журналистской работы людям. Эта абсурдная ситуация стала предметом обсуждения на недавней встрече журналистов и судей за «круглым столом» в областном суде «Суды и СМИ: конструктивный диалог». Диалог состоялся, с конструктивностью вышло сложнее. Виктор Мирошниченко, собственный корреспондент республиканской газеты «Время», рассказал, что оказывался пострадавшей стороной в данном законодательном тупике. Причем иск был предъявлен ему за публикацию фото, полученных от одной из официальных пресс-служб. — В законодательстве не прописано, как регистрировать разрешение лица на использование его изображения. Значит, трактовать можно по-разному. В нашем регио не судебная практика до сего момента встает на сторону подающих иски, не поддерживая журналистов, которые информируя читателя, выполняют общественно-важную работу, — отметил Виктор Мирошниченко. Инесса Куанова, судья Северо-Казахстанского областного суда, согласилась с тем, что дать ответ журналистам, как им работать дальше, при действующем законодательстве очень трудно: — Юридическая наука считает эту тему крайне неразработанной. Не установлены форма и порядок получения согласия. Показ официальных мероприятий, случайные люди в кадре, спящие депутаты, объявление преступника в розыск в СМИ. Мы здравым смыслом понимаем, что здесь не нужно разрешение лица на опубликование и воспроизведение его изображения, но законом это не определено. Кино- и фотосъемка в суде производится с учетом мнения участников судебного процесса. Их мнение, на наш взгляд, и является их согласием или несогласием. Суду следует разъяснять участникам процесса последствия дачи согласия на видеосъемку. Мнения должны заноситься в протокол судебного заседания, и суду следует разрешать видеосъемку только тех участников, которые согласились на это. Но это только наши рекомендации. Считаем, они могли бы быть закреплены в законе, что избавило бы от конфликтных ситуаций. Российское законодательство в этой теме, например, по данным Инессы Куановой, куда глубже. Благодаря этому съемка в общественных местах, на общественных мероприятиях российским журналистам не грозит судебными исками. По итогам встречи с журналистами, председатель Северо-Казахстанского областного суда Нургазы Абдиканов отметил, что в целях обеспечения предусмотренного Законом РК «О средствах массовой информации» права журналистов распространять информацию, производить записи, кино- и видео- съемку необходимо дальнейшее совершенствование действующего гражданского законодательства о личных неимущественных правах и благах, в том числе — праве на собственное изображение. Необходимо законодательное расширение перечня случаев использования изображения лица без его согласия в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также получения изображения в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях. В целях более полной реализации принципа гласности судебного разбирательства в нормативных постановлениях Верховного суда «О соблюдении принципа гласности судебного разбирательства по гражданским делам», «О соблюдении принципа гласности судопроизводства по уголовным делам» должно найти более полное разъяс нение порядка проведения кино- и фотосъемки, видеозаписи в судебном заседании. Эти предложения и пожелания глава областного суда обещал довести до Верховного суда.

P.S. Все участники семинара официально заявили о своем согласии на использование их изображений в СМИ.

Инна ЛИТВИНЕНКО,
Северо-Казахстанская область

Источник: http://ug.zanmedia.kz/

Источник: http://medialaw.asia/node/4586

Когда видео с полицейскими можно выкладывать в сеть

Гражданский кодекс рк статья 145

В МВД пояснили, что патрульных полицейских можно не только снимать на камеру, но и выкладывать в интернет отснятое видео.

При этом полицейские подчеркивают, что Гражданским кодексом запрещается публиковать отснятый материал без согласия инспектора.

Однако юристы и судьи настаивают: спрашивать разрешения у полицейского на размещение видео с его участием, например на , не нужно.

Точка зрения МВД: размещать можно, но надо спросить разрешения

В Комитете административной полиции на запрос портала 365info ответили, что водитель может разместить в интернете отснятый материал, если это не противоречит законам и другим нормативно-правовым актам РК. Каждый видеоролик необходимо рассматривать индивидуально.

К примеру, в материале не должны присутствовать сведения, составляющие государственные секреты или иные охраняемые законом тайны, пропаганда и оправдание терроризма или экстремизма, распространение информации, раскрывающей технические приемы и тактику антитеррористических средств, пропаганда культа жестокости, насилия и порнографии.

В Комитете, как и в региональных департаментах внутренних дел, отметили, что без согласия инспектора выкладывать видео в интернет нельзя.

— Сотрудник полиции как гражданин, согласно статье 1 Гражданского кодекса РК, может являться участником регулируемых гражданским законодательством отношений.

Статья 145 Гражданского кодекса, как и другие нормы гражданского законодательства, распространяются на сотрудников полиции независимо от того, находятся они при исполнении служебных обязанностей или нет, — гласит официальный ответ Комитета на запрос портала 365info.

Статья 145 Гражданского кодекса РК. Право на собственное изображение

1. Никто не имеет права использовать изображение какого-либо лица без его согласия, а в случае смерти — без согласия наследников.

2. Опубликование, воспроизведение и распространение изобразительного произведения (картина, фотография, кинофильм и другие), в котором изображено другое лицо, допускается лишь с согласия изображенного, а после его смерти — с согласия его детей и пережившего супруга. Такого согласия не требуется, если это установлено законодательными актами, либо изображенное лицо позировало за плату.

Юрист: Гражданский кодекс не действует на полицейских, поэтому видео можно выкладывать без разрешения

Доктор юридических наук Роман Подопригора разъяснил, что статья 145 ГК РК не применяется к полицейскому, когда он на службе. Гражданские отношения основаны на равенстве участников и не применяются в том случае, если одна из сторон имеет власть (об этом сказано в статье 1 ГК РК).

— Деятельность полицейского регулируется большей частью административным правом. И только по этому основанию можно было бы не говорить о гражданском законодательстве. Но деятельность полицейского, как правило, не связана с имущественными отношениям (главный интерес в гражданском праве).

Право на собственное изображение относится к личным неимущественным правам. В соответствии с п.

2 статьи 1 ГК, личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, регулируются гражданским законодательством, поскольку иное не предусмотрено законодательными актами либо не вытекает из существа личного неимущественного отношения.

На мой взгляд, существо личного неимущественного отношения в данном случае не предполагает регулирование вопроса гражданским законодательством (публичная деятельность, применение властных полномочий, принципы государственной службы, одним из которых является учет общественного мнения и гласность и т.д.). Другое дело, когда полицейский не находится при исполнении служебных обязанностей, тогда статья 145 будет действовать, — рассказал Роман Подопригора.

Судья из Семея: это не частная и не личная жизнь истца, поэтому можно выкладывать

Водитель из Семея Алексей Тимербаев снял на видео, как с ним разговаривает инспектор Аслан Рахимжанов, и выложил запись на с названием «Озабоченный ИДПС Семей», не спрашивая разрешения у жолполовца. Полицейский сразу же обратился с иском о нарушении Тимербаевым его прав на собственное изображение. Судья Карлыгаш Сапинова не удовлетворила иск. Свое решение она объяснила так:

«28.06.2014 г. истец находился в рабочее время при исполнении служебных обязанностей, и его изображение было снято в рамках публичного мероприятия. В таких случаях выделить из присутствующих отдельное лицо практически невозможно. ролик не является изображением, а также в данном видеоролике присутствуют несколько человек, и лица четко не показаны.

https://www.youtube.com/watch?v=JxMip8f7scE

Это не частная и не личная жизнь истца, что нарушило бы право на собственное изображение. Это видеоролик вынужден был  выложить  в интернет водитель, который, опасаясь шокера и злоупотреблений со стороны сотрудников ДПС, а также из-за ущемления своих конституционных прав ответчиком. Тем более никакого протокола в отношении ответчика не составлялось».

Судья из Караганды: работник полиции должен быть доступным и гласным для общественности

Инспектор дорожной полиции Данат Тлеугенов в 2013 году остановил водителя Тараса Помазая. Шофер снял общение с жолполовцем на камеру мобильного телефона и выложил запись в на канал ОО «ОСА», не спрашивая разрешения у инспектора.

Позже в местной газете «Вечерняя Караганда» вышел материал о работе дорожной полиции с описанием этого ролика. Инспектор посчитал, что Тарас Помазай, лидер «ОСА» Руслан Лазутта и журналист Махаббат Есенбаева нарушили его право на собственное изображение и подал суд.

Судья Жанна Егорова отказала полицейскому в удовлетворении иска:

«Что касается требований истца о незаконном без его согласия размещении его фотографии в газете и ролика в интернете, суд приходит к следующему: в соответствии со ст.

145 ГК никто не имеет права использовать изображение какого-либо лица без его согласия, а в случае его смерти — без согласия наследников. Между тем, в п.

2 данной статьи сказано, что публиковать изображение какого-либо лица можно, но только при наличии оснований, установленных законом.

В настоящее время нормы закона, разрешающей либо запрещающей снимать сотрудников полиции при исполнении ими своих обязанностей, нет.

В то же время, Закон РК от 21 декабря 1995 года № 2707 «Об органах внутренних дел Республики Казахстан», Закон РК от 6 января 2011 года          № 380-IV «О правоохранительной службе» закрепляет принцип «открытости, гласности и публичности» в деятельности сотрудников полиции, являющихся государственными служащими. Принцип гласности и доступности также закреплен в Законе РК от 23 июля 1999 года № 453-I «О государственной службе».

То есть деятельность государственных органов, а равно госслужащих, осуществляется на принципах информационной открытости.

Служба в правоохранительных органах выполняется в соответствии с принципами государственной службы в РК и специальными принципами правоохранительной службы (ст. 4 Закона «О правоохранительной службе»). Работник полиции должен быть доступным и гласным для общественности. Поэтому съемка во время исполнения служебных обязанностей не противоречит требованиям закона.

При этом следует учесть, что в ходе записи инспектор был предупрежден о видеосъемке. Он не препятствовал ей, а напротив, давал разъяснения по поводу своих действий и действий Помазая Т.В.

Что касается изображения Тлеуленова Д., то оно носит вполне нейтральный и даже положительный характер, служебная форма истца опрятна, он чисто выбрит, прическа аккуратна. То есть фото не унижает своей композицией Тлеуленова Д., следовательно, не унижает никоим образом его достоинство.

При таких обстоятельствах отсутствуют предусмотренные законом основания для защиты личных неимущественных прав истца».

Источник: https://365info.kz/2015/02/kak-video-s-policejskimi-mozhno-vykladyvat-v-set

Гражданский кодекс Республики Казахстан: ограничения свободы выражения | Право и СМИ Центральной Азии

Гражданский кодекс рк статья 145

В июле 2012 ARTICLE 19 проанализировал гражданское законодательство Республики Казахстан в отношении диффамации, в т.ч. Гражданский кодекс и Налоговый кодекс Республики Казахстан.

В анализе сделаны выводы о том, что, несмотря на некоторые положительные элементы законодательства, такие как право на ответ и ясно сформулированное положение о том, что юридические лица не могут требовать компенсации морального вреда по искам о диффамации, законодательство не предоставляет гарантий свободы выражения и не соответствует международным стандартам о диффамации.  В частности, Гражданский кодекс не содержит требований о том, чтобы судьи устанавливали баланс между правами на репутацию и свободу выражения и проверяли, каким образом защита первого влияет на второе.

Кроме того, определение диффамации, заложенное в Гражданском кодексе Республики Казахстан, является чрезмерно широким и позволяет применять наказания даже в случаях, когда клеветнические заявления являются правдой.

ARTICLE 19 указывает на то, что в отсутствии четкого различия между мнениями и фактами, положения Гражданского кодекса не защищают мнения соответственно международных стандартов.

Наконец, ответчики не имеют возможности использовать «защиту истины» и «защиту справедливой публикации», и поэтому журналисты могут быть привлечены к ответственности за диффамацию даже в случаях, когда они действовали в соответствии с профессиональной этикой.

В дополнение, защита собственного изображения не соответствует международным стандартам.

 Устанавливая прямой запрет на использование, опубликование, воспроизведение и распространение изображений без согласия лица, которое изображено, положение необоснованно ограничивает право на свободу выражения и несоразмерно огранивает СМИ в возможности освещать представляющие общественный интерес вопросы посредством использования данного изображения.

ARTICLE 19 призывает:

  • Правительство Казахстана предложить внести изменения в Гражданский кодекс в отношении ответственности за диффамацию согласно  рекомендациям данного анализа;
  • Институты гражданского общества организовать разъяснительную кампанию по необходимости реформирования Гражданского кодекса в целях укрепления механизмов защиты  права на свободу выражения  мнения.

Введение 4

Анализ. 5

Защита от диффамации. 5

Проблематичные вопросы защиты от диффамации 5

Нессответствующее понятие диффамации 5

Защита от исков о диффамации. 7

Отсутствие гарантий свободы публичного обсуждения. 8

Возмещение вреда. 9

Исковая давность. 9

Отсутствие защиты от умышленных исков о диффамации. 10

Приложение: Проанализированные положения. 12

Гражданский кодекс РК. 12

Налоговый кодекс РК. 14

ARTICLE 19 проанализировал Гражданский кодекс и соответствующие положения Налогового кодекса Республики Казахстан на предмет диффамации и использования собственного изображения.[1]

Наш анализ основан на международных стандартах и судебной практике международных органов, в т.ч. Комитета ООН по правам человека и Европейского Суда по правам человека, в области диффамации.

Данные стандарты, как и сравнительные стандарты в данной области, были изложены в публикации ARTICLE 19 «Определяя диффамацию: Принципы свободы выражения и защиты репутации («Определяя диффамацию»),[2] на которую мы часто ссылаемся.

Данные принципы получили большую международную поддержку, включая три официальных мандата: Специального докладчика ООН по свободе выражения мнений, Представителя ОБСЕ по свободе СМИ и Специального докладчика Организации американских государств по  вопросам свободы выражения.[3]

ARTICLE 19 отмечает, что положения Гражданского кодекса Казахстана в отношении диффамации очень часто используются политиками и бизнесменами в жалобах на разрушающее воздействие публикаций на их репутацию.

Гражданская ответственность за диффамацию является обычным способом защиты репутации, который применяется во всем мире.

Однако положения Гражданского кодекса должны соответствовать международным стандартам в области диффамации.

Защита от диффамации

Два положения Гражданского кодекса Республики Казахстан определяют ответственность за нанесение ущерба репутации.

Статья141 устанавливает общий режим защиты личных неимущественных прав. Данное положение дает право жертве нарушения личных неимущественных прав требовать компенсацию морального вреда. Помимо компенсации жертва может требовать устранения последствий нарушения или за счет нарушителя самостоятельно совершить необходимые действия для устранения нарушения.

Специальный режим зашиты от диффамации установлен статьей 143 Гражданского кодекса. Данным положением определяются два средства защиты жертвы нарушения. Первое – жертва может потребовать опровержения информации. Судам предоставляется право устанавливать процедуру и временные сроки опровержения.

Опровержение должно быть опубликовано в течение месяца после того, как требование было представлено СМИ, нанесшему  ущерб репутации. За неисполнение решений суда об опровержении информации на СМИ может быть наложен штраф.

Если информация содержалась в документе организации, документ может быть заменен или аннулирован.

Второе средство от диффамации, которое может быть использовано либо одновременно с первым, либо альтернативно – это право требовать компенсацию. Физические и юридические лица могут требовать компенсацию материального вреда, который был нанесен диффамацией. Физические лица могут требовать компенсации за страдания и боль, которые были вызваны диффамацией.

Несоответствующее понятие диффамации

Гражданский кодекс не содержит правового определения диффамации. Напротив, статья 143 предоставляет физическим и юридическим лицам средства защиты в случаях, когда «сведения порочат честь, достоинство или деловую репутацию». Поэтому элементами гражданской диффамации являются a) информация и  б) эта информация, порочащая его честь, достоинство или деловую репутацию.

В соответствии со статьей 951 моральный вред должен быть возмещен, независимо от вины ответчика, в случаях, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

ARTICLE 19 считает, что, в соответствии с вышеуказанными положениями Гражданского кодекса, понятие диффамация в Казахстане является неприемлемым, так как оно позволяет накладывать несоразмерные ограничения на свободу выражения по следующим причинам:

  • Во-первых, основываясь на данных положениях, каждый может требовать компенсации за правдивые заявления, которые нанесли ущерб репутации. Например, член правительства, обвиняемый в расхищении государственных средств, может потребовать компенсацию, даже если заявление, которым был нанесен  ущерб его репутации, является правдой. Подобное использование закона о диффамации не может быть признано приемлемым.  Мы отмечаем, что Принцип 2 публикации «Определяя диффамацию» гласит, что «законы о диффамации не могут считаться обоснованными, если их целью и результатом является защита физических лиц от нанесения ущерба их репутации, коей у них нет, и каковой они не заслуживают(…) В частности, законы о диффамации не могут считаться обоснованными, когда их цель и результат — предотвращение законной критики должностных лиц или разоблачения правонарушений с их стороны или коррупции.”[4]
  • Во-вторых, законы о диффамации должны различать факты и мнения. Статья 19 Международного Пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) признает права придерживаться мнения и выражать мнение и предоставляет большую защиту второму. В отличие от права на  свободу выражения, право придерживаться своего мнения исключает какие-либо отклонения и ограничения. Международные суды подтвердили эту разницу. Например,  в деле Feldek v. Slovakia Европейский Суд по правам человека не согласился с тем, что использование истцом выражения «фашистское прошлое» должно пониматься как утверждение факта о том, что человек участвовал в деятельности, пропагандирующей определенные фашистские идеалы. Он объяснил это тем, что использованный термин был слишком широким и включал различные понятия как по содержанию, так и по значению. Одно из них могло означать, что человек был членом фашистской организации; на этом основании  может сложиться объективное мнение о том, что у человека было фашистское прошлое.[5]

И отрицательные, и положительные мнения должны пользоваться неограниченной защитой, пока они основываются на установленных и признанных фактах и являются результатом веры.[6] Европейский суд подчеркнул, что доказательства не требуются при выражении оценочных суждений.[7]

  • В-третьих, Гражданский кодекс не содержит определения «чести и достоинства», хотя данное понятие может интерпретироваться очень широко. Мы обеспокоены тем, такие неопределенные правовые понятия могут быть использованы для ограничения законного выражения мнения.  Так как законы о диффамации создаются для защиты репутации, т.е. оценки человека обществом, мы отмечаем, что защита самооценки является неприемлемой. Мы также отмечаем, что международное право не позволяет ограничивать свободу выражения для защиты самооценки. Наконец,  Замечание общего порядка №34 Комитета ООН по правам человека,[8] которое представляет собой авторитетное толкование права на свободу выражения, определяет, что неясные правовые понятия не могут быть использованы для оправдания ограничения данного права.

Рекомендации:

  • Понятие диффамации должно включать элемент намерения, и указывать, что диффамация возможна, только если диффамационное заявление является неправдой;
  • Гражданский кодекс должен различать утверждения фактов и мнения и устанавливать, что право придерживаться своего мнения не может быть ограничено в случаях, когда мнения основываются на установленных и признанных фактах или складываются в результате веры.

Защита от исков о диффамации

Гражданский кодекс не устанавливает защиту людей, которым предъявили иск о диффамации.

Данное обстоятельство противоречит Замечанию общего порядка №34 Комитета ООН по правам человека, которое устанавливает, что законы о диффамации должны включать правовую защиту, которая может быть использована для защиты от исков о диффамации.

[9] Защита правды или защита справедливой публикации по вопросам, представляющим общественный интерес, ясно указаны  в Замечании общего порядка №34.

Защита правды защищает тех, кто сделал правдивые заявления. Другими словами, в удовлетворении иска о диффамации должно быть отказано, если ответчик смог доказать, что его/ее заявления являются правдой.

Источник: http://medialaw.asia/posts/24-08-2012/64541.html

«Уберите камеру!», или где снимать запрещено

Гражданский кодекс рк статья 145

Для одних фотография – это увлекательное хобби, для других – способ неплохого заработка. Третьи так самовыражаются: делают экстравагантные селфи, делятся снимками своих обедов, перекусов, подарков и путешествий. При всем этом не стоит забывать, что фотография – это не только творчество, но и своеобразный сбор информации, который регулируется законом.

Чтобы разобраться в юридических нюансах, прежде всего, разграничим два понятия – создание снимков и их распространение. Поскольку 20 статья Конституции РК гарантирует нам свободу слова и творчества, то и фотографировать можно свободно.

То есть: для себя, на память, чтобы лично любоваться этой фотографией, вы можете снимать все и с любых ракурсов. Что же касается распространения своих фоторабот в СМИ и социальных сетях – публиковать можно только то, что не запрещено законом.

Есть перечень сведений, которые разглашать априори нельзя. Сюда относятся государственные секреты или иные охраняемые законом тайны (коммерческая, банковская, врачебная), а также пропаганда наркотиков, порнография и так далее. С полным списком можно ознакомиться здесь. За их разглашение последует наказание по статьям 185, 223 или 321 УК РК.

Кроме прямого запрета, есть ряд случаев, когда на распространение снимков всегда требуется разрешение. Рассмотрим каждый из них:

Человек в общественном месте. По закону, согласие изображаемого лица не требуется, если:

1) данное лицо присутствует или участвует в зрелищных культурно-массовых, социально значимых в области культуры, спортивно-массовых мероприятиях, собраниях, митингах, шествиях или демонстрациях и иных публичных мероприятиях;

2) распространяемая информация содержит изображение лица и сведения, связанные со служебной и (или) публичной деятельностью данного лица, а также опубликована самим лицом, его законным представителем или уполномоченным лицом в источниках, доступ к которым не ограничен. (Статья 14, пункт 1-1 Закона «О СМИ».)

Если вышеперечисленное – не ваш случай, и вы хотите опубликовать где-то снятого вами человека – спросите его разрешения на публикацию.

Иначе вы нарушите 145 статью Гражданского кодекса РК, которая защищает изображение граждан.

Конечно, охрана изображения не запрещает его получения, но если человек прямо возражает против того, чтобы его снимали, лучше принять это во внимание и прекратить съемку.

Частная собственность. Реализуя свое право собственности, человек может запретить снимать в его квартире, на даче, принадлежащем ему земельном участке и так далее.

Однако он должен оповестить о своем запрете заранее. Сделать это можно в виде таблички или объявления в устной форме.

Поэтому, когда к вам подходит охранник или хозяин собственности и сообщает, что здесь фотографировать нельзя, вы обязаны прекратить съемку.

Снятые до этого момента кадры (при отсутствии знаков о запрете съемки) являются вашей собственностью. Попытки охранника или сотрудника полиции удалить их или изъять флешку с камеры – уже посягательство на ваше имущество. Такие действия уместны только при составлении протокола.

Владельцы торговых центров, ресторанов, кафе, в свою очередь, могут устанавливать свои правила поведения посетителей, но не запрет на съемку ввиду действия здесь публичного договора.

Причем их правила не должны противоречить законодательству РК. Запрещение снимать здесь является самоуправством: вы должны выяснить у главы охранной службы, почему вам запрещают снимать.

Если проблема не решается, лучше обратиться письменно в надзорный орган.

С подобным самоуправством столкнулся известный алматинский фотограф Максим Золотухин. В парке «Кок-Тобе» ему запретили снимать, требуя оплаты. При этом внутреннее распоряжение, на которое ссылались охранники, запечатлеть ему не дали. После привлечения внимания общественности инцидент разрешился: администрация парка принесла извинения и сообщила, что фотографировать на горе можно бесплатно.

«Современная техника в принципе позволяет фотографировать все, что угодно, не привлекая внимания. Если ты делаешь хорошие, качественные снимки, ты должен показать, что ты пришел, снимаешь. Запрещают – драться же не полезешь.

Если есть определенный запрет, ты можешь что угодно доказывать, но в этот момент фотосъемка не получится. Тебе надо будет искать руководителя, службу безопасности или отдел маркетинга.

Если не получается решить на месте, привлекаешь внимание общественности и в принципе вопрос, как правило, решается в твою пользу», – сказал Максим Золотухин.

Суд и исправительные колонии. Это третий пункт в нашем списке. Фотографировать участников судебного процесса можно только с их разрешения. То же касается исправительных учреждений – съемку можно вести в них только с разрешения администрации.

Здесь же отметим объекты стратегической важности. Для своего личного архива снимать их мы имеем полное право, а вот для специальной съемки, конечно, потребуется разрешение.

В государственных организациях запреты на фото- и видеосъемку могут вводиться только тогда, когда она перерастает в «нарушение общественного порядка» и начинает мешать другим посетителям.

Прямого запрета на съемку в медицинских учреждениях также не существует.

Но, взяв в руки камеру, помните о внутренней самоцензуре и праве каждого гражданина на неприкосновенность его частной жизни.

Съемка в самолете тоже не запрещена. Раз пассажирам можно пользоваться электронной аппаратурой после набора высоты и выхода на курс, следовательно, и фотографировать можно. А вот на съемку из иллюминатора некоторые авиакомпании вводят запреты – наличие их следует уточнять в частном порядке.

Съемка в церквях проводится с разрешения настоятеля храма или церковнослужителей, съемка с крыш зданий – с разрешения их владельца.

«Просто так, конечно, на крышу здания никого не пустят. Это достаточно опасное место и без должного опыта рисковать не стоит. Главное выяснить, кто принимает решение о допуске, а затем идти к нему, договариваться. Где-то можешь показать свои фотографии. Где-то письмо принесешь от организации, для которой снимаешь», – пояснил Максим Золотухин.

Что можно снимать смело и без разрешения, так это ценники в магазинах. Цены и внешний вид полок – это вовсе не коммерческая тайна, ведь они находятся в открытом доступе. Кроме того, возможность снимать товар и цены вам гарантирует 26 статья закона «О защите прав потребителей».

Книги тоже можно фотографировать, но в разумных пределах. Нарушением авторских прав будет считаться, если вы отснимете книгу целиком или ее значительную часть, а затем распечатаете. Снять же отдельную страницу на фотоаппарат – не преступление.

Сотрудники библиотек, запрещая фотографировать, в большинстве своем вынуждают читателей пользоваться их платным ксероксом, что, к слову, можно вполне считать «навязанной услугой». Между тем, вы вправе фотографировать и музейные экспонаты, кроме тех, что находятся на реставрации или в хранилище музея.

Здесь может быть уместен только запрет на съемку со вспышкой, если она может повредить состоянию объекта.

Таким образом, все зависит от намерений. Поэтому всегда спрашивайте себя, с какой целью вы снимаете. Уважайте права других людей и не позволяйте нарушать свои!

8 идей для заработка на дому

Идем в театр: как правильно выбрать спектакль

Сила благодарности: как правильно говорить «спасибо»

Не считаем звездочки – «генералят» все!

Жить медленно: пять аргументов «за»

Совместимость пар: проверьте союз на прочность

Источник: https://www.ktk.kz/ru/blog/article/2018/04/19/94255/

Административный округ
Добавить комментарий