Гк рф субабонент

Статья 545. Субабонент

Гк рф субабонент

Абонент может передавать энергию, принятую им от энергоснабжающей организации через присоединенную сеть, другому лицу (субабоненту) только с согласия энергоснабжающей организации.

Комментарий к Ст. 545 ГК РФ

1. Действующее законодательство об энергоснабжении не содержит общего для всех видов энергоснабжения понятия субабонента.

Правила пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1999 г.

N 167, определяют субабонента как лицо, получающее по договору с абонентом питьевую воду из водопроводных сетей абонента организации водопроводно-канализационного хозяйства.

Исходя из этого понятия субабонент может быть определен как лицо, энергопринимающие устройства которого непосредственно присоединены не к сетям энергоснабжающей организации, а к сетям абонента, через которые субабонент получает энергию.

С учетом разделения функций производства и передачи энергии в сфере электроэнергетики между самостоятельным участником отношений энергоснабжения в отношениях по снабжению электрической энергией понятие субабонента лишено правового содержания, так как в силу п. 1 ст.

26 Закона об электроэнергетике правом на технологическое присоединение своих энергопринимающих установок к электрическим сетям при наличии соответствующей технической возможности обладают любые потребители.

Иными словами, возможность получения электроэнергии не обусловливается наличием непосредственного присоединения энергоустановок абонента к сетям энергоснабжающей организации.

Таким образом, правовое значение понятия субабонента сохраняется в сфере тепло-, водоснабжения и водоотведения.

2.

Необходимость обеспечения возможности получения субабонентами указанных видов энергии связана главным образом с тем обстоятельством, что созданные до перехода к рыночной экономике сооружения энергетической инфраструктуры не предусматривали технической возможности автономного энергоснабжения различных территориально или организационно обособленных потребителей. Например, при множестве находившихся на территории производственной площадки промышленного предприятия цехов непосредственное присоединение к сетям энергоснабжающей организации осуществлялось только для одного цеха, тогда как снабжение энергией иных объектов осуществлялось по внутризаводским сетям, находившимся в ведении единого предприятия. После приватизации завод перепрофилировался, цеха распродавались новым владельцам. Однако статус абонента приобретал только тот из них, объект которого имел непосредственное присоединение к сетям сетевой организации. Остальные собственники производственных помещений такого присоединения не имели и переходили в разряд субабонентов.

Еще более наглядна ситуация, когда в многоквартирном жилом доме имеются нежилые помещения, используемые разными субъектами для производственной деятельности.

Возможность получения такими субъектами энергии также зависит от лица, в ведении которого находится место присоединения внутридомовых сетей к сетям энергоснабжающей организации.

Это лицо становилось абонентом и получало право на заключение договора энергоснабжения с энергоснабжающей организацией, а остальные лица становились субабонентами, которые для получения энергии должны были соответствующим образом урегулировать свои отношения с абонентом.

проблема заключается в том, что по самым разным причинам, главным образом экономического характера, такие абоненты не всегда охотно идут на установление субабонентских отношений.

Субабоненты, в свою очередь имеющие возможность получать энергию только по сетям абонента, не имеют правовых возможностей понудить такого абонента к заключению субабонентского договора.

Поскольку в указанных обстоятельствах подавляющее большинство абонентов не обладают ни статусом, ни признаками энергоснабжающих организаций, а абоненты в жилищной сфере — зачастую и статусом коммерческой организации, на субабонентский договор не мог быть распространен режим публичного договора.

3.

Комментируемая статья, устанавливающая условие, при котором допускается передача абонентом энергии другому лицу (субабоненту), большинством правоприменителей и судебной практикой толкуется не как норма, возлагающая на абонента обязанность получения согласия энергоснабжающей организации, к сетям которой непосредственно присоединены его энергопринимающие устройства, на передачу энергии субабонентам (каковой эта норма только и является), а как правовое основание для произвольного отказа абонента от заключения договора с субабонентом (поскольку последнему абонент только «может», но не «обязан» передавать энергию).

Полагаем, что такое толкование основано тем не менее не на тексте комментируемой статьи, а на нормативной неурегулированности многих вопросов взаимоотношений между абонентом и субабонентом. К таким вопросам прежде всего относятся порядок взаимных расчетов за переданную энергию, основания и размер ответственности за нарушение условий о количестве и качестве передаваемой энергии.

Применительно к субабонентским отношениям в сфере водоснабжения и водоотведения многие из рассмотренных вопросов урегулированы в Правилах пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1999 г. N 167. Прежде всего в п.

17 Правил воспроизводится требование комментируемой статьи о том, что абонент может передавать субабоненту воду, принятую им от организации водопроводно-канализационного хозяйства через присоединенные водопроводные устройства и сооружения, только с согласия организации водопроводно-канализационного хозяйства.

При этом абонент обязан предоставлять субабонентам возможность присоединения к своим сетям, сооружениям и устройствам только при наличии согласования с организацией водопроводно-канализационного хозяйства (п. 88 Правил).

Таким образом, как и в отношении публичного договора энергоснабжения, единственным основанием для отказа в заключении субабонентского договора является невозможность предоставления потребителю соответствующих товаров и услуг (п. 3 ст. 426 ГК).

По общему правилу расчеты за отпуск субабонентам воды и прием от них сточных вод и загрязняющих веществ производятся субабонентами с абонентом по договорам, заключенным между ними.

При этом по соглашению абонента и субабонента с организацией водопроводно-канализационного хозяйства такие расчеты могут производиться субабонентом непосредственно с организацией водопроводно-канализационного хозяйства (п. 76 Правил).

При наличии у субабонентов оплаты полученной питьевой воды и (или) принятых сточных вод организация водопроводно-канализационного хозяйства должна обеспечить при имеющейся технической возможности отпуск питьевой воды и (или) прием сточных вод таким субабонентам даже при неоплате воды со стороны абонентов (п.

84 Правил). Решены в Правилах и вопросы учета объемов питьевой воды, использованной субабонентами (п. 54 Правил), а также контроля за составом и свойствами сбрасываемых субабонентами сточных вод (п. п. 88, 89 Правил).

Многие из этих правоположений впредь до утверждения Правительством РФ Правил организации теплоснабжения в порядке аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК) могут быть применены и к неурегулированным вопросам субабонентских отношений в сфере теплоснабжения.

4. В то же время остаются неурегулированными актуальный для теплоснабжения вопрос ответственности за изменение качественных характеристик тепловой энергии при передаче ее от абонента к субабоненту, а также общий для субабонентских отношений вопрос о цене, по которой субабонент должен расплачиваться с абонентом за переданную энергию.

С учетом государственного регулирования ценообразования в сфере тепло- и водоснабжения абонент, передавая субабоненту энергию, оплаченную по тарифу, установленному для энергоснабжающей организации, не вправе определить эту цену по собственному усмотрению (п. 1 ст. 421, п. 1 ст.

424 ГК), поскольку энергия, переданная субабоненту, не утрачивает потребительских свойств услуги, применительно к которой установлено государственное регулирование цен.

Не может абонент взимать с субабонента плату за энергию и по тарифу, установленному для энергоснабжающей организации, поскольку в этом тарифе учтены не его собственные затраты на передачу энергии субабоненту по своим сетям, а, как правило, затраты самой энергоснабжающей организации без учета затрат на содержание сетей, используемых абонентом.

Названные особенности субабонентских отношений в сфере тепло- и водоснабжения не позволяют урегулировать эти отношения наиболее целесообразным с юридической точки зрения образом, с тем чтобы абонент перед субабонентом осуществлял права и нес обязанности энергоснабжающей организации, а субабонент перед абонентом — права и обязанности абонента по договору энергоснабжения.

Иным направлением урегулирования названных отношений может стать отделение функций по транспортировке от функций по производству и перепродаже энергии по аналогии с электроэнергетикой.

Федеральный закон «О теплоснабжении» отдельно от теплоснабжающих организаций упоминает о теплосетевых организациях, однако недостаточно полно определяет их правовое положение.

При определении этого положения при дальнейшем развитии законодательства о теплоснабжении можно было бы снять правовую проблему наделения статусом энергоснабжающих организаций соответствующих абонентов, которые превратятся для субабонентов в сетевые организации и будут рассчитываться с последними не за подачу энергии, а за ее транспортировку.

Источник: http://stgkrf.ru/545

Как избавиться от субабонентов?

Гк рф субабонент

10 марта 2010

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Статья о том, как «Правила функционирования розничных рынков электроэнергии…» регламентируют взаимоотношения потребителей и субабонентов

Проблема отношений между потребителем электроэнергии и субабонентом (потребляющим электроэнергию за счет присоединения к энергоустановкам первого) долго оставалась вне интересов законодателя.

Однако с принятием Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики [1] ситуация изменилась.

Теперь законодательство пусть и далеко не идеально, но помогает разрешить некоторые вопросы взаимоотношений «потребитель — субабонент».

Субабонент — «головная боль» основного потребителя электроэнергии

Прежде всего, необходимо отметить, что подключение субабонента несет для основного потребителя немало отрицательных моментов.

Это и зависимость от платежной дисциплины последнего, как следствие — кассовые разрывы по платежам за потребленную энергию, и невозможность взимать с субабонента плату за содержание либо пользование энергообъектом, к которому он присоединен, и отсутствие четкого порядка введения для субабонента ограничений по потреблению электроэнергии и т.д.

Естественно, что первое желание, которое приходит в голову основному потребителю: «Раз невыгодно — значит, отключу». Однако это желание ограничено положениями антимонопольного законодательства, ответственность за нарушение которого постоянно ужесточается.

Законом предусмотрена не только административная, но и уголовная ответственность за такие нарушения. В частности, ст.

178 УК РФ предусматривает наказание в виде штрафов, ареста и лишения свободы за ограничение доступа на рынок других субъектов экономической деятельности, если это повлекло причинение ущерба от 1 млн рублей.

Произвольное отключение субабонента является нарушением п.6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг [2].

Согласно этой норме, собственники и иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, не вправе препятствовать перетоку через их объекты электрической энергии для такого потребителя и требовать за это оплату.

Правомерно ограничить доступ субабонента к электроэнергии можно только в случае, если он либо является бездоговорным потребителем либо нарушает свои обязанности по срокам оплаты по договору с самим потребителем или поставщиком энергии.

Чтобы юридически грамотно выстроить отношения основного потребителя электроэнергии с субабонентом, необходимо найти ответ на вопрос о юридической природе их отношений. Не решив этот вопрос, основной потребитель электроэнергии и его юристы не смогут минимизировать финансовые риски и защититься от кассовых разрывов.

Купля-продажа или неосновательное обогащение? Интересную позицию по этому вопросу выработал Научно-консультационный совет при Федеральном арбитражном суде Уральского округа [3].

Согласно этой позиции, между абонентом продавца электрической энергии и субабонентом не возникает договорных отношений купли-продажи электрической энергии.

Потребитель, энергопринимающее устройство которого опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации, приобретает электрическую энергию непосредственно у энергосбытовой организации или гарантирующего поставщика.

При потреблении субабонентом электрической энергии, приобретенной абонентом, взыскание стоимости электрической энергии производится по правилам о неосновательном обогащении (гл.60 Гражданского кодекса РФ), если иное не предусмотрено соглашением сторон.

на «Как избавиться от субабонентов?»

Несмотря на определенную недосказанность, внутреннюю противоречивость и системную несогласованность с иными нормативно-правовыми актами, регулирующими отношения в электроэнергетике, данную рекомендацию, скорее всего, суды будут использовать на практике. Если следовать ей, то необходимо понять, в чем же суть отношений по оплате основному потребителю объема энергии, которую потребил субабонент.

Агентский договор? Субабонент для потребления энергии должен урегулировать отношения по ее купле-продаже и передаче. Однако за него это делает основной потребитель, причем от своего имени и за свой счет. Логично предположить, что основной потребитель выступает неким агентом субабонента.

Но отождествление данных отношений с агентскими является проблематичным, как минимум, по двум причинам. Во-первых, зачастую в договорах на пользование энергией или возмещения затрат (как часто их называют на практике) как такового задания агенту купить энергию не устанавливается.

Во-вторых, в данной схеме существует проблема с взиманием «агентом» денег с субабонента в силу того, что п.6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг напрямую запрещает брать плату за переток.

Агентское вознаграждение, которое с логической необходимостью должен получить основной потребитель, антимонопольным органом будет воспринято как нарушение этого запрета, а регулирующим органом — как нарушение порядка ценообразования.

Таким образом, агентская схема вряд ли соответствует существу соглашений основного потребителя и субабонента.

Не поименованный в законе договор? Определение данного договора как не поименованного в гражданском законодательстве РФ, конечно, есть не что иное, как уклонение от определения его природы.

Однако для целей настоящей статьи этого вполне достаточно, главное, чтобы в таком договоре был прописан срок оплаты и ответственность за его нарушение в виде ограничения на потребление энергии. Ведь согласно пп.«а» п.

161 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, основанием для введения ограничения режима потребления является неисполнение или ненадлежащее исполнение потребителем обязательств по оплате электрической энергии и услуг.

В том числе — неисполнение обязательств по предварительной оплате, если такое условие предусмотрено соответствующим договором с потребителем. То есть одним из способов решения проблемы с кассовыми разрывами для основного потребителя энергии должно стать договорное оформление отношений с субабонентом с учетом вышесказанного. На практике же в большинстве случаев основной потребитель просто выставляет субабоненту счет (счет-фактуру) для оплаты.

Однако если субабонент отказывается урегулировать отношения на условиях основного потребителя, выставившего счет, то от ответа по поводу природы данных отношений не уйти. Ведь подавая иск в арбитражный суд о взыскании долга, основному потребителю необходимо указать основание возникновения долга, что невозможно без определения юридической природы взаимоотношений.

«Фактические договорные отношения»? В последнее время довольно активно внедряется в судебную практику концепция «фактических договорных отношений» [4]. Если придерживаться этой позиции, то необходимо определить, какие фактические договорные конструкции соответствуют данной ситуации.

Если это не является отношениями по купле-продаже электрической энергии, значит, это либо договор энергоснабжения, либо соглашение по возврату (компенсации) неосновательного обогащения.

В первом случае (договор энергоснабжения) решение проблемы с кассовым разрывом для основного потребителя энергии становится нерешаемым в принципе. Так как данные отношения не урегулированы специальными нормативными актами, следует, согласно п.4 ст.

529 ГК РФ, руководствоваться ст.546 ГК РФ, позволяющей расторгать договор только за неоднократное нарушение сроков оплаты.

Правда, если допустить аналогию о календарном месяце как расчетном периоде, то неплатежи за 2 месяца дадут основание прекратить эти фактические договорные отношения.

Однако против такой квалификации отношений может свидетельствовать запрет на совмещение деятельности по купле-продаже электрической энергии и владению энергооборудованием, к которому присоединены иные потребители. Этот запрет содержится в ст.

6 Федерального закона «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике».

Против данной квалификации свидетельствует и вышеприведенная позиция Научно-консультационного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, которая, не признавая квалификацию отношений как купли-продажи, выводит их из-под определения договора энергоснабжения, данного в п.

6 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, согласно которому по договору энергоснабжения поставщик обязуется осуществлять продажу электрической энергии.

Во втором варианте квалификации отношений само существование соглашения о возврате неосновательного обогащения не только сомнительно, но и бесполезно для субабонента, учитывая, что в силу пп.«в» п.

161 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики ограничение потребления энергии допустимо в случае выявления фактов бездоговорного потребления электрической энергии, а именно потребления в отсутствие заключенного в установленном порядке договора энергоснабжения (договора купли-продажи (поставки) электрической энергии).

То есть существование иных первичных договорных конструкций, опосредствующих потребление энергии, Правила функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики не признают. Таким образом, формально, какой бы договор ни лег в основу отношений между основным потребителем и субабонентом, последний всегда будет бездоговорным потребителем.

А значит, здесь применимы нормы о неосновательном обогащении, предусматривающие обязанность для лица, без договора получившего энергию за счет другого лица, возместить ее стоимость.

Так можно ли отключить субабонента?

Если между основным потребителем и субабонентом не было ни договора, ни «фактически сложившихся договорных отношений», то такого абонента можно ограничить за бездоговорное потребление, причем без каких бы то ни было сомнений.

Основному потребителю остается лишь решить вопрос о порядке такого ограничения. И здесь следует руководствоваться разделом XIII Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики (на что указывает п.

160 этого акта). Правила диктуют основному потребителю, во-первых, необходимость составления акта о выявлении неучтенного (бездоговорного) потребления, во-вторых, обязательность уведомления потребителя о введении ограничения. Последнее желательно делать в сроки, указанные в п.7 ст.

38 Федерального закона «Об электроэнергетике» (а не в Правилах функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики).

Это позволит избежать претензий субабонента и контролирующих органов — таких, как Федеральная антимонопольная служба.

К сожалению, в отсутствие четкого и прямого законодательного регулирования этого вопроса, приведенная точка зрения автора в некоторых моментах может показаться спорной с позиции деловой практики. Однако юридически и формально-логически, на наш взгляд, она представляется наиболее верной.

на «Как избавиться от субабонентов?»

Как законно получить от субабонента плату за использование энергообъекта?

Необходимо рассмотреть еще одну проблему в отношениях с субабонентом — фактическую безвозмездность использования последним энергоустановок, к которым он подключился.

В существующей конфигурации рынка и законодательства задачу для основного потребителя энергии следует обозначить не как прекращение фактического использования энергообъекта другим лицом, а как законное взимание платы с субабонента в возмещение расходов на содержание своих объектов.

Напрямую законодательно предусмотрен только один вариант для такого возмещения — защита тарифа на передачу энергии через свои энергоустановки. Однако экономически этот вариант часто не оправдывает себя (особенно если электросетевой комплекс потребителя невелик), учитывая вероятный размер тарифа в силу ограничений предельных уровней цен на электрическую энергию.

Как разновидность такого решения, может быть вариант с заключением договора аренды с субабонентом, который был бы выведен на прямой договор с энергосбытовой организацией, либо передача ему доли в праве собственности на электроустановки основного потребителя.

Стимулом для субабонента для избрания такой схемы может быть возможность увеличения фактического уровня напряжения и экономия в разнице тарифов, дифференцированных в зависимости от уровня напряжения электрической сети, на котором присоединена энергоустановка. Разница в тарифе (ее часть) может быть установлена как арендная плата.

Но вариант со сдачей сетей в аренду или передачей в собственность осложнен, в основном, отсутствием контрагента, готового предложить приемлемую цену договора.

Возможны и другие варианты, но важно, что каждый из них надо коррелировать с требованиями не только гражданского законодательства, но, в первую очередь, законодательства о защите конкуренции и о ценообразовании.

Конечно, нет универсального способа получения средств от субабонентов, удовлетворяющего требованиям сразу всех собственников электросетевого хозяйства. Каждый из таких вариантов требует не только детальной юридической проработки, но и экономического анализа.

Автор статьи Иван Елисеев, бывший сотрудник ИНТЕЛЛЕКТ-С. 

в журнале «ИНТЕЛЛЕКТ-ПРЕСС» (№16/2010 г.)

[1] Утв. Постановлением Правительства РФ №530 от 31.08.2006.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/kak_izbavit_sya_ot_subabonentov/

Споры по договору энергоснабжения: потери при транспортировке, неучтенная электроэнергия, субабоненты

Гк рф субабонент

В предыдущем номере газеты мы рассказали о спорах, связанных с дополнительным выставлением НДС при взыскании задолженности по договорам энергоснабжения и о делах «последней мили».

В этом номере речь пойдет о спорах, связанных с оплатой тепловой энергии, с неучтенной электроэнергией, делах, в которых фигурируют субабоненты, и других категориях дел.

Обзор базируется на практике Двенадцатого арбитражного апелляционного суда.

Плата за потери тепловой энергии

Поставщики энергии нередко пытаются переложить на потребителей плату за потери энергии, возникающие при ее транспортировке. Судебный подход к этой проблеме таков.

Взимание платы не за фактически потреб­ленное, а за указанное в договоре количество тепловой энергии не соответствует природе отношений, вытекающих из договоров энергоснабжения.

Следовательно, положения договора, предусматривающие оплату тепловых потерь абонентом, применению не подлежат, как противоречащие действующему законодательству.

Пример из практики (дело № А57-13699/2012)

ЖСК обратился в арбитражный суд с иском к энергоснабжающей организации о взыскании неосновательного обогащения.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, производство по делу в час­ти исковых требований о взыс­кании неосновательного обогащения прекращено. В остальной части требования удов­летворены.

Суд первой инстанции квалифицировал сложившиеся между сторонами правоотношения как обязательственные, возникшие вследствие неосновательного обогащения.

Однако, учитывая, что плата по договору связана именно с потреблением энергии, суд первой, а затем и апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что положения договора, предусматривающие оплату теп­ловых потерь абонентом, применению не подлежат, как противоречащие действующему законодательству.

Суд кассационной инстанции судебные акты оставил без изменения. Главный аргумент: согласно п. 1 ст.

1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество. В соответствии с п. 2 ст.

1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

Удовлетворяя заявленные исковые требования, суды первой и апелляционной инстанций правомерно руководствовались ст. 539—548, 1102 ГК РФ, ст. 36, 110, 135, 138 Жилищного кодекса РФ, п. 8 постановления Правительства РФ от 13.08.

2006 № 491 «Об утверждении Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность», п. 35 Организационно-методических рекомендаций по пользованию системами коммунального теп­лоснабжения в городах и других населенных пунктах РФ, утвержденных приказом Госстроя России от 21.04.2000 № 92.

По мнению судей, истец несет ответственность только за содержание инженерного оборудования, которое относится к общему имуществу собственников помещений в многоквартирном доме, и не может отвечать за оборудование, находящееся за границами многоквартирного дома.

Иными словами, потребитель не должен сталкиваться с неблагоприятными последствиями, связанными с ненадлежащим состоянием данного оборудования. В частнос­ти, ЖСК не может быть ответственным за потери тепловой энергии, которые происходят при транспортировке тепловой энергии до потребителя (постановлением ФАС Поволжского округа от 28.03.

2013 по делу № А57-13699/2012 судебные акты оставлены без изменения).

Неучтенная электроэнергия

В судебной практике часто встречаются споры, связанные с взысканием с ответчика задолженности за безучетно полученную электроэнергию.

Речь идет о потреблении электричес­кой энергии, не зафиксированной прибором учета.

Например, в случае повреждения такого прибора, приведения его в нерабочее состояние, изменения схемы подключения, отсутствия пломб государственной проверки, сокрытия объемов потребления электроэнергии и т.п.

Согласно ст. 543 ГК РФ энерго­снабжающая организация (в роли которой, как правило, выступают гарантирующий поставщик или сетевая организация) имеет право проверить показания, правильность работы и подключения прибора учета.

Согласно п. 152 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства РФ от 31.08.

2006 № 5301, действовавших в спорный период (далее — Основные положения № 530), при обнаружении безучетного потребления электроэнергии гарантирующий поставщик (либо сетевая организация) обязаны были в присутствии потребителя составить акт о неучтенном потреблении электрической энергии.

В нем указывались данные о потребителе, способе и месте выявленного нарушения, описание приборов учета на момент составления акта, дата преды­дущей проверки, объяснения потребителя по выявленному факту и его претензии к составленному акту.

Объем безучетного потребления определялся одним из расчетных способов, предусмот­ренных п. 145 и 147 Основных положений № 530. Стоимость выявленного объема безучетного потребления электроэнергии исчисляется исходя из тарифов, действующих на день обнаружения факта безучетного потреб­ления.

Таким образом, при наличии акта о неучтенном потреблении электрической энергии гарантирующий поставщик вправе был предъявить потребителю требование о возмещении стоимости выявленного объема безучетного потребления электроэнергии.

Отметим, что аналогичный порядок действует и сейчас.

Пример из практики (дело № А57-21265/11)

Сетевая организация обратилась в суд с иском к обществу о взыскании безучетно потреб­ленной электроэнергии по договору энергоснабжения. Иск мотивирован тем, что в ходе проверки представителями истца был установлен факт неисправности электросчетчика (не работает счетный механизм — на дисплее данные об ошибке), о чем был составлен акт.

Решением суда первой инстанции исковые требования удов­летворены. Апелляционный суд оставил этот вердикт без изменения, сославшись на п. 151 Основных положений № 530.

Так, поставщики электроэнергии вправе проверять соблюдение потребителями условий заключенных договоров и наличие оснований для потребления электроэнергии. В соответствии с п.

156 названного документа стоимость выявленного объе­ма безучетного потребления электроэнергии гарантирующий поставщик (энергосбытовая организация) взыскивает с потребителя по договору энерго­снабжения на основании акта о неучтенном потреб­лении элект­роэнергии.

Согласно п. 1.2.2 Правил технической эксплуатации электро­установок потребителей, утвержденных приказом Мин­энерго России от 13.01.2003 № 6, потребитель обязан обеспечить содержание электроустановок в работоспособном состоянии и их эксплуатацию в соответствии с требованиями названных Правил, правил безопасности и других нормативно-технических документов. В силу п. 2.11.

6 данных Правил все средства измерений и учета электрической энергии, а также информационно-измерительные системы должны быть в исправном состоянии и готовыми к работе. Но как выяснил суд, на момент проверки установленный у ответчика электросчетчик не мог обес­печивать точность измерений (постановлением ФАС Поволжского округа от 10.07.

2012 по делу № А57-21265/2011 судебные акты оставлены без изменения).

Ненадлежащий акт

Суды также указывают, что акт о неучтенном потреблении элект­рической энергии, составленный с нарушением требований, предъявляемых действующим законодательством, не может быть признан надлежащим доказательством по делу.

Пример из практики (дело № А06-7351/2011)

ОАО (сетевая компания) обратилось в суд с иском к ООО о взыскании неосновательного обогащения в связи с бездоговорным потреблением элект­роэнергии.

Иск мотивирован тем, что при проверке состояния энергоустановок уполномоченными представителями сетевой организации выявлено потреб­ление энергии путем подключения токоприемников к сетям ОАО (самовольный наброс на токонесущие концы электричес­кого щита жилого дома), что зафиксировано в акте о неучтенном потреблении электрической энергии. По данному акту в соответствии с существующей методикой истец сделал расчет стои­мости объема бездоговорного потребления энергии.

Суд первой инстанции в удов­летворении иска отказал, основываясь на том, что упомянутый акт составлен с нарушением требований, предъявляемых действующим законодательством, в силу чего не может быть признан надлежащим доказательством по делу.

Правомерность этого вердикта подтвердил апелляционный суд. Он указал, что требования к акту о неучтенном потреблении электрической энергии установлены в п. 152 Основных положений № 530.

По мнению суда, акт, составленный представителями ОАО, не отвечает этим требованиям, в частности, не содержит сведений о том, в каком помещении многоквартирного дома выявлено бездоговорное потребление электроэнергии.

Кроме того, акт составлен в присутствии представителя потребителя — электрика, который от подписания и получения акта отказался. То есть акт составлен в отсутствие уполномоченного потребителем электроэнергии лица.

В расчете по акту имеется запись о том, что абонент для рассмотрения акта в установленный срок не явился, однако доказательств вручения либо направления акта, а также уведомления ответчика о времени месте подписания акта истцом не представлено (постановлением ФАС Поволжского округа от 11.10.2012 по делу № А06-7351/2011 судебные акты оставлены без изменения).

«Незаключенность» договора

Источник: https://www.eg-online.ru/article/222930/

Субабонентский договор энергоснабжения

Гк рф субабонент

Да, это возможно.

В этом случае речь идет о субабонетском договоре (ст. 545 ГК РФ). Принципиальных рисков в данной ситуации нет. Однако надо учитывать, что стороной, во всех случаях, обязанной перед РСО, будет собственник, а не Ваша организация (Постановление ВАС РФ 20.01.2014 № ВАС-17462/13).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Рекомендация. Что необходимо знать абоненту о субабонентском договоре энергоснабжения

«Абонент может передавать энергию, которую он принял от энергоснабжающей организации через присоединенную сеть, другому лицу – субабоненту. Чтобы правильно осуществлять такие поставки, абоненту важно знать:

  • в чем состоят особенности энергоснабжения субабонента;
  • какие условия нужно соблюсти для передачи энергии в таком случае;
  • чем отличается соабонент от субабонента.

Эти правила устанавливает параграф 6 главы 30 Гражданского кодекса РФ. О разграничении общих и специальных правил, которые установлены законом для договора энергоснабжения, см. Что необходимо знать абоненту при заключении договора энергоснабжения (общее правило)*.

Какие особенности имеет энергоснабжение субабонента

Договор энергоснабжения заключают между собой:

  • энергоснабжающая организация как поставщик энергии;
  • абонент – потребитель энергии (п. 1 ст. 539 ГК РФ).

Однако Гражданский кодекс РФ допускает возможность получения энергии другим лицом – субабонентом от абонента (ст. 545 ГК РФ). Для этого абонент и субабонент заключают между собой субабонентский договор энергоснабжения (т. е. договор на пользование электроэнергией).

В таком случае абонент:

  • выступает потребителем энергии в отношениях с энергоснабжающей организацией;
  • отвечает перед энергоснабжающей организацией за нарушение обязательств субабонентом;
  • выступает для субабонента в качестве энергоснабжающей организации.

При этом абонентом является одно лицо (с которым энергоснабжающая организация заключила договор энергоснабжения), а субабонент с поставщиком энергии не состоят в договорных отношениях. Из этого следует, что в рамках договора энергоснабжения ответственность абонента перед энергоснабжающей организацией не зависит от исполнения своих обязательств субабонентом перед абонентом.

Кроме того, закон не устанавливает, что за ненадлежащее исполнение обязательств по договору энергоснабжения ответственность несет фактически потребившее энергию лицо, то есть субабонент. Правоотношения между абонентом и субабонентом вне заключенного договора энергоснабжения не относятся к предмету спора, который может возникнуть между абонентом и поставщиком энергии.

Поэтому в приведенном ниже примере из практики суд удовлетворил иск энергоснабжающей организации и взыскал задолженность по оплате за энергию с абонента, а не с субабонента.

Пример из практики: суд взыскал с абонента задолженность по потребленной энергии, так как счел, что тот не исполнил обязательства по договору. В данном случае закон не устанавливает, что за неисполнение обязательств по договору отвечает субабонент

ОАО «В.» (энергоснабжающая организация) и муниципальное учреждение (абонент) заключили договор на снабжение тепловой энергией в горячей воде. По его условиям ОАО «В.

» приняло обязательство отпускать абоненту тепловую энергию в горячей воде, а абонент – осуществлять своевременную и полную оплату потребленной энергии в порядке, который стороны согласовали в договоре.

Стороны согласовали объем тепловой энергии, а также, что МУП «С.» является субабонентом.

Впоследствии энергоснабжающая организация обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением к абоненту. Она просила суд взыскать задолженность по договору на снабжение тепловой энергией и проценты за незаконное пользование денежными средствами. К участию в деле суд привлек третье лицо – МУП (субабонента).

Суд первой инстанции установил, что абонент не исполнил обязательства по договору. Поэтому исковые требования ОАО «В.» он удовлетворил.

Однако абонент, не согласный с таким решением, указал, что доказательства опровергают наличие неисполненного обязательства по оплате услуг по теплоснабжению.

По его мнению, неисполнение обязательства по оплате услуг по теплоснабжению имело место не со стороны абонента, а со стороны МУП – субабонента.

Тепловую энергию фактически потреблял субабонент, поэтому оплачивать сумму долга должен непосредственно субабонент как потребитель энергии.

Апелляционный и кассационный суды отказали абоненту и поддержали решение суда первой инстанции по следующим основаниям:

  • Несвоевременная оплата субабонентом потребленной тепловой энергии не может служить обстоятельством, свидетельствующим об отсутствии вины абонента, и, следовательно, основанием для освобождения его от ответственности. Поэтому ссылку абонента на положения статьи 401 Гражданского кодекса РФ суд счел несостоятельной.
  • Должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо (ст. 403 ГК РФ). В рамках договора теплоснабжения ответственность абонента не дифференцирована и не поставлена в зависимость от исполнения своих обязательств субабонентом перед абонентом. Абонентом по договору является только муниципальное учреждение. Правоотношения абонента и субабонента вне заключенного договора теплоснабжения не относятся к предмету спора.
  • В данном случае закон не устанавливает, что за ненадлежащее исполнение обязательств по договору энергоснабжения ответственность несет фактически потребившее тепловую энергию лицо. Доказательства потребления МУП как субабонентом тепловой энергии отсутствуют. Кроме того, абонент не отрицал, что в заключении отдельного договора по оплате коммунальных услуг третьим лицом в пользу абонента было отказано энергоснабжающей организацией. Требования закона в части документального оформления отношений между абонентом и субабонентом абонент также не выполнил, доказательств передачи третьему лицу тепловой энергии как субабоненту через присоединенную сеть от абонента не представил.

Такие обстоятельства изложены в постановлении ФАС Поволжского округа от 18 июня 2010 г. по делу № А57-21599/2009.

Если же потребитель энергии заключил договор энергоснабжения непосредственно с ее поставщиком, то собственник или иной законный владелец сетей (т. е. еще один потребитель, смежный, который также находится в договорных отношениях с поставщиком) обязан не препятствовать транспортировке ресурса или энергии от поставщика такому потребителю. Такая обязанность установлена в следующих положениях:

  • часть 3 статьи 11 Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении»;
  • часть 6 статьи 17 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 190-ФЗ «О теплоснабжении»;
  • пункт 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2004 г. № 861 (далее – Правила № 861).

В таком случае собственник или иной законный владелец сети выступает как сетевая организация (например, абз. 2 п. 6 Правил № 861). Субабонентсткий договор между смежным потребителем и конечным потребителем в этом случае не заключается.

Какие условия нужно соблюсти для передачи энергии субабоненту

Общие правила о субабонентском договоре энергоснабжения содержит параграф 6 главы 30 Гражданского кодекса РФ.

Абонент может передавать энергию, принятую им от энергоснабжающей организации через присоединенную сеть, другому лицу (субабоненту) только с согласия энергоснабжающей организации.

Такое правило установлено в статье 545 Гражданского кодекса РФ.

Согласие энергоснабжающей организации на заключение субабонентского договора абоненту нужно получить в письменном виде. Оно может быть дано и на определенный срок с возможностью продления.

Пример из практики: суд признал незаконным отказ абонента от субабонентского договора и обязал не препятствовать перетоку электрической энергии, так как абонент получил согласие на заключение субабонентского договора

ООО «В.» (далее – субабонент) и ОАО «Э.» (далее – абонент) заключили договор на передачу и потребление электрической энергии.

Энергоснабжающая организация выразила согласие (разрешение) на передачу электрической энергии субабоненту через электрические сети абонента.

Разрешение на передачу энергии она выдала сроком на один год и в последующем неоднократно продлевала его действие (далее – Разрешение).

Впоследствии абонент уведомил субабонента об одностороннем расторжении договора и отказе от передачи электрической энергии на его объект. В связи с этим субабонент обратился в арбитражный суд с иском о признании незаконным решения об одностороннем отказе от договора. Одновременно он просил суд возложить на абонента обязанность не препятствовать перетоку электрической энергии.

Суд удовлетворил иск субабонента. Также он отметил, что энергоснабжающая организация предоставила свое согласие (в виде Разрешения) на передачу электрической энергии через электрические сети абонента (определение ВАС РФ от 24 января 2011 г. № ВАС-18354/10 по делу № А45-4227/2010).

Чем отличается соабонент от субабонента

Понятие «субабонент» необходимо отличать от понятия «соабонент». Соабонентами являются долевые собственники здания, в котором находится энергопринимающее оборудование.

Возможна ситуация, при которой один из долевых собственников заключил договор энергоснабжения с энергоснабжающей организацией, став ее абонентом, а с другим долевым собственником заключил субабонентский договор энергоснабжения.

Такой договор в действительности не является субабонентским и считается ничтожным.

Пример из практики: поскольку субабонент фактически являлся соабонентом, суд удовлетворил его иск о взыскании с абонента неосновательного обогащения

ООО «К.» (энергоснабжающая организация) и ОАО «К.» (абонент) заключили договор на теплоснабжение.

Абонент, в свою очередь, заключил договор на теплоснабжение (далее – договор) с ООО «Ф.» (субабонент).

В соответствии с условиями данного договора абонент с согласия энергоснабжающей организации через присоединенные сети передавал, а субабонент получал тепловую энергию и оплачивал ее.

Кроме того, субабонент компенсировал долю амортизационных расходов на содержание сетей в размере 30 процентов фактического объема потребляемой абонентом тепловой энергии (условие).

Субабонент оплатил выставленные абонентом счета в полном объеме. Однако позднее пришел к выводу, что условие ничтожно, и обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с абонента уплаченных ему денежных средств как неосновательного обогащения.

Суд установил, что абонент и субабонент являлись долевыми собственниками части нежилых помещений, находящихся в здании. Суд отметил, что система отопления (теплопотребляющая установка и внутренние тепловые сети), при помощи которой происходит теплоснабжение всего здания, относится к его общему имуществу.

При этом субабонент и абонент имеют право ее использовать как участники общей долевой собственности на нее. Исходя из этого, суд сделал вывод, что абонент и субабонент по отношению к энергоснабжающей организации обладали статусом соабонентов. ООО «Ф.

» не могло быть субабонентом, и отношения сторон, оформленные в виде договора, не соответствовали закону.

Суд указал на неправомерность метода расчета расходов на содержание сетей, которые ООО «Ф.» уплатило в пользу абонента. Суд сослался на то, что каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению (ст. 249 ГК РФ).

Суд пришел к выводу, что указанный неправомерный метод расчетов привел к возникновению у абонента неосновательного обогащения, и удовлетворил иск (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28 декабря 2011 г. по делу № А33-18518/2010, определением ВАС РФ от 21 мая 2012 г.

№ ВАС-5673/12 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).»

>Электроснабжение объектов

Источник: https://tforeanda.ru/subabonentskij-dogovor-energosnabzheniya/

Административный округ
Добавить комментарий