Адвокат п а александров

Судебный оратор-адвокат С.А. Андреевский

Адвокат п а александров

Андреевский Сергей Аркадьевич (1847-1918) — русский адвокат, криминалист. С 1869 г. — судебный деятель. В 1878 г. отказался выступить обвинителем по делу В. И. Засулич, за что был уволен в отставку. С 80-х гг. стал писателем, выступающим как поэт-лирик и критик-эстет.

С.А. Андреевский родился 29 декабря 1847 года в селе Александровка, близ Луганска в богатой дворянской семье. Его отец, Аркадий Степанович, был родным братом известного врача, генерал штаб-доктора Кавказа Эраста Андреевского, а по материнской линии приходился родственником знаменитому берлинскому окулисту А. Грефе. Он женился на В.Н.

Герсевановой, представительнице старинной и родовитой фамилии. От этого брака у супругов родились пятеро детей: четыре сына, в их числе близнецы Михаил и Сергей, и дочь. Случилось так, что отец близнецов Миши и Сережи в это же время переезжал на службу из Тифлиса в Петрозаводск.

Не решившись взять с собой в дальнюю дорогу двух младенцев, одного из них, Сережу, оставили на попечение тетки по материнской линии, проживавшей в Луганске. Но вскоре он оказался на воспитании у своей прабабушки, Надежды Васильевны, и проживал до восьмилетнего возраста в ее имении Веселая Гора недалеко от Луганска.

Когда в 1855 году Аркадий Степанович получил должность председателя Екатеринославской казенной палаты, то он взял Сергея домой и отдал учиться в местную гимназию.

Гимназический курс Сергей Андреевский окончил блестяще, получив золотую медаль. Братья-близнецы в сентябре 1865 года одновременно поступили в Харьковский университет: Сергей — на юридический факультет, а Михаил — на математический. Сергей Аркадьевич, имея разносторонние способности, учился легко, хотя первое время не проявлял особого интереса к юридическим наукам.

Он увлекался поэзией, романами. Когда в Харькове открылись новые судебные установления, то студенты юридического факультета, особенно восторженно приветствовавшие «эпоху великих реформ», стали чаще бывать на судебных заседаниях.

Здесь Андреевский познакомился с молодым талантливым товарищем прокурора Харьковского окружного суда Анатолием Кони, который стал его подлинной путеводной звездой.

В феврале 1869 года Андреевский был определен кандидатом на судебные должности при прокуроре Харьковской судебной палаты, где служил до марта 1870 года. Он работал под непосредственным руководством А.Ф. Кони.

В 1891 году С.А. Андреевский выпустил сборник своих защитительных речей. Только за 15 лет они выдержали пять изданий. Книга пользовалась исключительным успехом у читателей. Интересна ее оценка со стороны юристов. В.Д. Спасович заметил: «Эта книга анархическая.

Она ведет к излишеству правосудия». А.Ф. Кони, одобряя речи с эстетической точки зрения, находил их неюридическими.

На это Андреевский сказал: «Да простит мне мой знаменитый друг! При всем уважении к нему как к прокурору, судье, профессору, я думаю, что сам он гораздо более художник, моралист и литератор, нежели юрист».

С.А. Андреевский прославился также как поэт, писатель и литературный критик. Его перу принадлежит немало поэм и стихотворений. Первый поэтический сборник вышел из печати в 1886 году (2-е издание — в 1898 году). В него вошли три поэмы: «На утре дней», «Мрак», «Обрученные», оригинальные стихи, а также переводы из Мюссе, Бодлера, Э. По и пр.

Эпиграфом к нему он взял фразу из Эдгара По: «Красота — единственно законная область поэзии; меланхолия — наиболее законное из поэтических настроений». Постоянно появлялись его критические статьи, эссе и этюды о многих писателях и поэтах: Баратынском, Лермонтове, Некрасове, Тургеневе, Достоевском, Гаршине…

Посмертно, в 1924 году, вышла его автобиографическая «Книга о смерти. (Мысли и воспоминания)».

О последних годах жизни С.А. Андреевского интересные воспоминания оставил Б.С. Утевский. Он писал: «Мне навсегда запомнилась его полная изящества внешность. Высокий и стройный, с седеющими густыми еще волосами, с задумчивыми спокойными глазами — он был красив…

Мне пришлось повидать его и после Февральской, и после Октябрьской революции. Он не был восхищен Февральской революцией, не ходил на общие собрания адвокатов, а когда я спросил его, не предлагают ли ему какой-либо высокий пост, как некоторым другим адвокатам, он только брезгливо махнул рукой.

Октябрьскую революцию он не мог понять. Но мысль об эмиграции не приходила ему в голову. Он не участвовал в саботаже советской власти адвокатурой, но не мог и найти в новых условиях применения своим способностям. Как поэт он был весь в прошлом.

Как адвокат он оказался неприспособленным к новым требованиям. К тому же он был уже стар и немощен».

Умер С.А. Андреевский от тяжелого воспаления легких 9 ноября 1918 года в Петрограде.

Источник: https://studbooks.net/1073074/pravo/sudebnyy_orator_advokat_andreevskiy

Выдающиеся юристы

Адвокат п а александров

Сфера деятельности: знаменитый русский адвокат

Годы жизни: 1838 — 1893

Звездным часом Александрова стал процесс Веры Засулич. 31 марта 1878 года он произнес блестящую речь в ее защиту. В этот день мало кому известный присяжный поверенный вышел из здания суда всемирно знаменитым. Н.П. Карабчевский позднее писал, что «одною этой речью П.А. Александров обеспечил себе бессмертие».

Родился Петр Акимович Александров в 1838 году в Орловской губернии в семье священника. Как и многие молодые люди его звания, он учился в семинарии, и отец видел в сыне учителя. Но Петра увлекли гуманитарные науки, и прежде всего юриспруденция, к которой он тянулся всей душой.

В августе 1855 года молодой семинарист приехал в столицу и поступил на юридический факультет С.-Петербургского университета.

Учился он с увлечением и быстро завоевал авторитет у товарищей-студентов и доверие преподавателей, среди которых были такие корифеи, как профессора Н.И.

Костомаров, читавший лекции по истории России, и В.Д. Спасович, автор первого русского учебника по уголовному праву.

Пять лет учебы пролетели незаметно, и, получив степень кандидата прав, 15 сентября 1860 года, когда только-только началась реформа следствия, новоиспеченный юрист в скромном чине коллежского секретаря занял одну из первых должностей судебного следователя второго участка Царскосельского уезда.

В течение шести лет он упорно осваивал все премудрости многотрудной следственной работы, расследовал самые разнообразные преступления, от простейших до запутанных и далеко неочевидных.

За эти годы поднаторел и в законодательстве, так что когда в 1866 году его назначили на должность товарища прокурора С.-Петербургского окружного суда — это был уже вполне сложившийся юрист, с хорошей практикой и блестящими знаниями законов.

В пользу этого говорит тот факт, что не прошло и года, как Александрова выдвинули на самостоятельную работу, хотя и в старые судебные установления. Ему был доверен пост прокурора Псковского окружного суда. В этой должности он оставался до 1871 года.

В 1871 году Александров стал товарищем прокурора С.-Петербургской судебной палаты.

19 мая 1871 года он принял участие в качестве обвинителя в первом политическом процессе, рассмотренном при открытых дверях с участием сословных представителей и с соблюдением всех процессуальных норм.

Это было дело по обвинению членов революционной организации «Народная расправа», или так называемый «Процесс нечаевцев». На скамье подсудимых оказались 79 человек (сам С. Г. Нечаев был осужден Московским окружным судом к вечной каторге несколько позднее — в январе 1873 года).

Процесс привлек к себе всеобщее внимание. На нем присутствовали поэт Ф.И. Тютчев, писатели Н.С. Лесков, Ф.М. Достоевский, великий князь Николай Константинович, бывший министр юстиции Д.Н. Замятнин, другие высокопоставленные чиновники и сановные лица, сенаторы и генералы. Председательствовал на процессе А.С. Любимов. Главным обвинителем выступил прокурор С.

-Петербургской судебной палаты В.А. Половцов, помогал его товарищ (заместитель) П.А. Александров. Петр Акимович выступал по трем из 12 условных групп подсудимых. Представители обвинительной власти вели себя в процессе очень достойно. По мнению современников, они обвиняли «сообразно с фактами, без пристрастия и озлобления и предлагали умеренные наказания».

Результаты рассмотрения этого дела ошеломили власти – 42 человека были судом оправданы, 25 – приговорены к тюремному заключению от 1,5 лет до 2 месяцев либо аресту от двух недель до 7 дней, один к 7 годам заключения, несколько человек – ссылке в Сибирь и лишь трое к каторге.

Император Александр II откровенно сказал управляющему (в отсутствие графа К.И. Палена) Министерством юстиции О.В. Эссену: «Просто срам, как решено дело». Министр юстиции граф Пален, также получивший нагоняй от императора, был просто в отчаянии, буквально чуть не плакал от досады на «миндальничанье председателя суда и обоих обвинителей».

Вскоре после процесса В.А. Половцов вынужден был покинуть свой пост. Прокурором С.-Петербургской судебной палаты стал Александров. В 1874 году он назначается товарищем обер-прокурора уголовного кассационного департамента Правительствующего сената. Правительствующий сенат был создан специально для рассмотрения политических дел 7 июня 1872 года.

Блестяще начатая прокурорская деятельность Александрова оборвалась неожиданно. В конце 1875 года он давал заключение по делу Суворина и Ватсона, обвинявшихся в клевете в печати. Прокурор, заняв принципиальную позицию, решительно высказался в защиту независимости прессы. Это вызвало недовольство руководства Министерства юстиции.

Как бы в отместку, его фамилия была вычеркнута из наградного списка. Всегда безразличный к наградам и чинам, на этот раз он расценил действия начальства как оскорбление и покушение на его нравственную независимость и подал рапорт об отставке, указав лишь, что желает оставить службу «по домашним обстоятельствам».

16 января 1876 года отставка была принята.

Хорошо зарекомендовавший себя и успешно продвигавшийся по служебной лестнице прокурор вынужден был начинать юридическую карьеру с «чистого листа». Он вступил в сословие присяжных поверенных округа С-петербургской судебной палаты. Первое время дел у него было мало, и он испытывал серьезные материальные затруднения.

Вскоре в С.-Петербурге состоялся грандиозный процесс по так называемому делу «193-х». Заседание Особого Присутствия Правительствующего сената открылось 17 октября 1877 года под председательством сенатора К. К. Петерса. Основное обвинение поддерживал прокурор В.А. Желеховский. Защиту подсудимых на этом процессе осуществляли лучшие адвокаты столицы: Г.В. Барковский, А.Л. Боровиковский, В.Н.

Герард, М.Ф. Громницкий, Н.П. Карабчевский, А.Я. Пассовер, В.Д. Спасович, Д.В. Стасов и другие. Всего было 35 адвокатов. Кроме того, защитником выступил и профессор уголовного права С.-Петербургского университета, ученый с мировым именем Н.С. Таганцев. В этой блестящей компании оказался и начинающий присяжный поверенный П.А. Александров. И надо отдать ему должное. Он не затерялся среди корифеев.

Демократические круги России оценивали поведение адвокатов на процессе как превосходное. И среди других особо выделялись «блестящие громовые» речи Александрова.

Результат рассмотрения дела тоже впечатляющий. 90 человек судом были оправданы, 70 — приговорены к различным срокам лишения свободы и ссылке и только 28 — к каторжным работам. Власти были настолько недовольны приговором, что даже оставили «без внимания» просьбу суда о смягчении наказания лицам, осужденным на каторгу.

Но настоящий триумф Александрова был еще впереди. 6 декабря 1876 года на площади Казанского собора в Петербурге студенты и молодежь впервые открыто провели антиправительственную демонстрацию.

Полиция с помощью извозчиков и приказчиков из ближайших магазинов быстро разогнала небольшую толпу «господ и девок в платках», осмелившихся даже поднять красный флаг. Были арестованы 32 человека. Дознание провели быстро, и уже в конце декабря 21 участник демонстрации были преданы суду Особого Присутствия Правительствующего сената.

В январе 1877 года пятерых подсудимых, в их числе и Боголюбова, приговорили к каторге, троих оправдали, а остальных — отправили в ссылку.

13 июля 1877 года дом предварительного заключения, где содержались осужденные, посетил градоначальник Ф.Ф.Трепов, человек малообразованный, деспотичный и грубый. Ему что-то не понравилось, и он стал распекать тюремное начальство, а затем накинулся на Боголюбова, вздумавшего пререкаться с ним.

Кончилось все тем, что Трепов приказал посадить Боголюбова в карцер, а спустя несколько часов, получив предварительно разрешение министра юстиции графа К.И. Палена, дал указание высечь арестанта. Эта незаконная и унизительная экзекуция вызвала возмущение не только в столице, но и за ее пределами. В доме же предварительного заключения начался настоящий бунт.

Чтобы прекратить беспорядки, администрация приняла самые жесткие меры. Последствия событий, происшедших в доме предварительного заключения, не заставили себя ждать.

24 января 1878 года в приемной петербургского градоначальника раздался выстрел. Двадцативосьмилетняя дворянка Вера Ивановна Засулич стреляла в Ф.Ф. Трепова, причинив ему тяжелое ранение.

Несмотря на явно политическую подоплеку этого преступления, дело велось как обычное уголовное и было передано на рассмотрение суда присяжных. Заседание по делу открылось 31 марта 1878 года, под председательством А.Ф.

Кони, только недавно севшего в кресло председателя С.-Петербургского окружного суда.

Обвинение было поручено поддерживать довольно слабому прокурору К.И. Кесселю, после того как от такой «чести» отказались опытные прокурорские работники В.И. Жуковский и С.А. Андреевский.

Защиту подсудимой Засулич принял на себя Александров. Для начала он воспользовался оплошностью прокурора, отказавшегося отводить присяжных заседателей, сам же отвёл 11 неугодных присяжных за себя и за прокурора. Отобранные 13 заседателей принадлежали в большинстве к интеллигентским кругам и средним чиновникам. На них адвокат и решил сделать ставку.

Свою защиту Александров построил на политической окраске преступления Засулич. Он сосредоточил основное внимание не на выстреле Засулич, а на наказании розгами Боголюбова, как на основной причине, следствием которой и стал выстрел.

Об этом он с особой тщательностью допросил свидетелей: бывшего смотрителя дома предварительного заключения Курнеева, находившихся под стражей Голоушева, Петропавловского и других. Очень тонко защитник исследовал связь между 13 июля 1877 года, когда был высечен Боголюбов, и 24 января 1878 года, когда раздался выстрел.

Ион доказал, что эта связь лежит «во всем прошедшем, во всей жизни В. Засулич». Он скрупулезно рассмотрел эту связь.

Когда Александров яркими красками воспроизвел потрясающую картину экзекуции над беззащитным заключенным, в зале судебного заседания раздалась овация, с аплодисментами и криками: «Браво! «Председательствующий на процессе А.Ф. Кони вынужден был призвать публику к порядку.

А вот как защитник охарактеризовал мотив совершенного Засулич деяния: «Когда я совершу преступление, думала Засулич, тогда замолкнувший вопрос о наказании Боголюбова восстанет; мое преступление вызовет гласный процесс, и Россия в лице своих представителей будет поставлена в необходимость произнести приговор не обо мне одной, а произнести его, по важности случая, в виду Европы, той Европы, которая до сих пор любит называть нас варварским государством, где атрибутом правительства служит кнут. Этими побуждениями и определились намерения Засулич».

В. И. Засулич присяжными заседателями была оправдана. А.Ф. Кони так описывает это событие: «Тому, кто не был свидетелем, нельзя себе представить ни взрыва звуков, покрывших голос старшины, ни того движения, которое, как электрический толчок, пронеслось по всей зале.

Крики несдержанной радости, истерические рыдания, отчаянные аплодисменты, топот ног, возгласы: «Браво! Ура! Молодцы! Вера! Верочка! Верочка!» — все слилось в один треск, и стон, и вопль.

Многие крестились; в верхнем, более демократичном отделении для публики обнимались; даже в местах за судьями усерднейшим образом хлопали».

После вынесения оправдательного приговора публика носила Александрова по улице на руках. Триумф его был полный. Речь Александрова обошла не только всю русскую, но и мировую прессу. Престиж присяжных поверенных в глазах общества поднялся на небывалую высоту.

После процесса В. Засулич Александров, сразу став знаменитым, успешно осуществлял защиту по многий политическим и уголовным делам.

В начале 1880-х годов в качестве присяжного поверенного он участвовал в процессе «20-ти», в котором защищал Емельянова, в процессе «17-ти».

В марте 1879 года он защищал группу евреев Кутаисской губернии, обвинявшихся в похищении и умерщвлении, в ритуальных целях, шестилетней девочки.

Свою последнюю речь Александров произнес по делу Нотовича 10 февраля 1893 года. Суть дела заключалась в следующем. В 1888 году в газете «Новости» была напечатана статья «О чем говорить».

Вслед за ней еще несколько статей, в которых разоблачались злоупотребления в деятельности С.-Петер-бургско-Тульского банка. Члены правления банка подали жалобу прокурору С.

-Петербургской судебной палаты, требуя Привлечения к уголовной ответственности редактора газеты Нотовича за оскорбление и клевету.

Выступая в этом процессе, П.А. Александров убедительно доказал несостоятельность обвинения редактора в так называемой клевете в печати. Суд вынес оправдательный приговор.

Эта речь П.А. Александрова, ставшая его «лебединой песней», считается одной из лучших, произнесенной в защиту свободы печати. П.А. Александров скончался от астмы 11 марта 1893 года, на 55 году жизни.

Источник: http://www.svdevelopment.com/ru/info_guide/dossier/juristy/1255/

Судебная речь адвоката П. А. Александрова по делу В. И. Засулич (1878 г.) и ее влияние на вердикт суда присяжных заседателей

Адвокат п а александров

(Мазуренко М. А.)

(«Общество и право», 2011, N 4)

СУДЕБНАЯ РЕЧЬ АДВОКАТА П. А. АЛЕКСАНДРОВА

ПО ДЕЛУ В. И. ЗАСУЛИЧ (1878 Г.) И ЕЕ ВЛИЯНИЕ

НА ВЕРДИКТ СУДА ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

М. А. МАЗУРЕНКО

Мазуренко Максим Александрович, соискатель кафедры теории и истории права и государства Кубанского государственного аграрного университета.

В статье рассматриваются сущностные положения речи П. А. Александрова по делу В. И. Засулич, опубликованной в ряде изданий и отражающей изменение общественного правосознания российского общества второй половины XIX в.

Ключевые слова: убийство, юрист, адвокат, преступление, террористический акт, прокурор, уголовный процесс, суд присяжных, император, арест, Сенат.

In article intrinsic positions of speech of P. A. Aleksandrov on V. I. Zasulich’s published in a number of editions and reflecting change of public sense of justice of the Russian society of second half XIX century business are considered.

Key words: murder, lawyer, attorney, crime, terrorist act, public prosecutor, criminal process, court juror, emperor, arrest, Senate.

Известное дело Веры Засулич имело место в конце 1870-х гг., т. е. в период активизации революционного движения в России. Вера Ивановна Засулич обвинялась в покушении на убийство Петербургского градоначальника генерала-адъютанта Ф. Ф. Трепова, совершенном ею путем выстрела из пистолета 24 января 1878 г.

в служебном помещении Трепова, к которому она пришла под видом заявительницы, записавшейся на личный прием. Председательствующим на этом суде был выдающийся российский юрист А. Ф. Кони, а защитником Засулич — адвокат П. А.

Александров, судебная речь которого существенно повлияла на вердикт суда присяжных заседателей.

Мотив совершенного деяния был обусловлен поведением самого Трепова и тюремных начальников. 13 июля 1877 г. градоначальник инспектировал петербургский дом предварительного заключения. Войдя во двор, повстречался с группой заключенных, среди которых находился и Боголюбов.

Все они были в тюремных одеждах и, поравнявшись с Треповым, сняли шапки и поклонились.

Трепов, видимо, не обратил на них внимания, поскольку при повторной встрече Боголюбов не стал здороваться, чем вызвал раздражение Трепова, который закричал: «В карцер! Шапку долой!» — и сделал движение, намереваясь сбить с головы Боголюбова фуражку.

Боголюбов машинально отшатнулся, и от быстрого движения фуражка свалилась с его головы. Большинство смотревших на это решили, что Трепов ударил Боголюбова. Начались крики, стук в окна. Трепов, потрясая кулаками, что-то кричал. О событиях 13 июля появились сообщения в газетах [1]. Указанные детали имеют важное значение.

Дело в том, что по приказу Трепова Боголюбову было назначено дисциплинарное наказание в виде 25 ударов розгами. Однако, хотя Боголюбов по приговору суда был лишен всех прав состояния, приговор еще не успел вступить в законную силу [2] и, соответственно, приказание Трепова было незаконным.

Между тем по городу поползли слухи, что Боголюбову дали не 25 розг, а секли до потери сознания. Это вызывало возмущение общественности и настроения об отомщении среди части населения молодого возраста [3].

Этим настроениям поддалась дочь дворянина, двадцатидевятилетняя Вера Засулич, участница народнического движения. По картотеке описаний в департаменте полиции она значилась как несколько лет назад привлекавшаяся по делу Нечаева [4]. На приеме у градоначальника она стреляла в него, но лишь ранила.

Следствие по делу Засулич велось быстро и к концу февраля 1878 г. было окончено. Обвинением деяние Засулич квалифицировалось как умышленное, с заранее обдуманным намерением, что соответствовало ст. ст. 9 и 1454 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных («предумышленное убийство»).

Данный состав преступления предусматривал лишение всех прав состояния и ссылку на каторжные работы на срок от 15 до 20 лет.

Здесь важно отметить, что при решении вопроса о квалификации интенсивно и болезненно, на разных уровнях обсуждался вопрос о том, не следует ли квалифицировать деяние Засулич как террористический акт и придать ему тем самым статус уголовно-политического дела со всеми вытекающими из этого последствиями. В итоге было решено не делать процесс политическим. Здесь решающее слово было за министром юстиции К. И. Паленом, который отдал необходимые распоряжения, в т. ч. направить дело вместо Особого присутствия в Петербургский окружной суд — в соответствии с Уставом уголовного судопроизводства и Законом 1872 г. Кроме того, при рассмотрении дела Засулич государственная юстиция предложила обвинителям не давать в речи оценки действий Трепова. Такое условие, однако, не было принято С. А. Андреевским и В. А. Жуковским, которые выступать обвинителями в этом процессе отказались. Согласие дал К. И. Кессель.

Председатель Петербургского окружного суда А. Ф. Кони через прокурора судебной палаты А. А. Лопухина получил распоряжение министра юстиции назначить дело к рассмотрению на 31 марта с участием присяжных заседателей. Засулич заявила, что избирает своим защитником присяжного поверенного П. А.

Александрова. Ровно в 11 часов утра 31 марта 1878 г. открылось заседание Петербургского окружного суда под председательством А. Ф. Кони при участии судей Сербиновича и Дена. Пресса отмечала, что зал окружного суда был переполнен [5].

Председательствующий сделал вначале необходимые объявления, затем был оглашен обвинительный акт, в котором указывалось, что поскольку деяние В. Засулич было квалифицировано по ст. 1454 Уложения о наказаниях, то, согласно ст. 201 Устава уголовного судопроизводства, дело подлежит рассмотрению С.

-Петербургского окружного суда с участием присяжных заседателей.

На вопрос, признает ли она себя виновной, Засулич ответила: «Я признаю, что стреляла в генерала Ф. Ф. Трепова, причем могла ли последовать от этого рана или смерть, для меня было безразлично».

Свой поступок объяснила так: «Я по собственному опыту знаю, до какого страшного нервного напряжения доводит долгое одиночное заключение… Я могла живо вообразить, какое адское впечатление должна была произвести экзекуция на всех политических арестантов, не говоря уже о тех, кто сам подвергся сечению, побоям, карцеру, и какую жестокость надо было иметь для того, чтобы заставить их все это вынести по поводу не снятой при вторичной встрече шапки… Мне казалось, что такое дело не может, не должно пройти бесследно. Я ждала, не отзовется ли оно хоть чем-нибудь, но все молчало, и в печати не появлялось больше ни слова. Тогда, не видя никаких других средств к этому делу, я решилась, хотя ценою собственной гибели, доказать, что нельзя быть уверенным в безнаказанности, так ругаясь над человеческой личностью» [6]. Далее началось судебное следствие.

После опроса Засулич и свидетелей согласно Уставу уголовного судопроизводства и сложившемуся порядку первым выступил государственный обвинитель Г. И. Кессель.

Это выступление [7] было строго формализовано и лишено каких-либо обобщений, выходивших за чисто юридическую сторону дела, в связи с чем в исторической литературе оно оценивается большей частью как «бесцветное».

Однако если иметь в виду эту «чисто юридическую сторону дела», основанную на действующих в тот момент государственных законах, то прокурор был достаточно убедителен.

Следует отметить, что речь адвоката Александрова была построена на анализе не столько юридических аспектов, сколько нравственных и общественно-политических, что легко обнаруживается при ознакомлении с содержанием выступления Александрова.

Так, присяжный поверенный говорил: «(С прокурором) мы расходимся лишь в весьма немногом но тем не менее задача моя после речи господина прокурора не оказалась облегченной.

Не в фактах настоящего дела, не в сложности их лежит его трудность; дело это просто по своим обстоятельствам, до того просто, что если ограничиться одним только событием 24 января, тогда почти и рассуждать не придется.

Кто станет отрицать, что самоуправное убийство есть преступление; кто будет отрицать то, что утверждает подсудимая, что тяжело поднимать руку для самоуправной расправы? Все это истины, против которых нельзя спорить, но дело в том, что событие 24 января не может быть рассматриваемо отдельно от другого случая: оно так связуется, так переплетается с фактом совершившегося в доме предварительного заключения 13 июля, что если непонятным будет смысл покушения, произведенного Засулич на жизнь генерал-адъютанта Трепова, то его можно уяснить, только сопоставляя это покушение с теми мотивами, начало которым положено было происшествием в доме предварительного заключения» [8]. И далее адвокат очень подробно разбирает действия Трепова, которые, собственно, и послужили поводом для всех последующих событий, и отношение к ним подсудимой, а также детально описывает ее прошлую жизнь, показывая неслучайность ее поступка.

И опять же речь не идет о правовой стороне дела, более того, Александров не делает ни одной ссылки на конкретные нормы права. А там, где он все же касается юридического аспекта, делает это максимально выигрышно для своей подзащитной, и в этом, собственно, проявилось его мастерство как защитника. Во многом именно усилия адвоката дали повод М. Н.

Каткову не без иронии назвать процесс Засулич как «дело петербургского градоначальника Трепова, судившегося по обвинению в наказании арестанта Боголюбова» [9]. Так, защитник обращал внимание на то, что смерти не наступило, а умысел выстрела именно на смерть отнюдь не доказан.

Выстрел все-таки был, это факт, но результатом его стала только рана, как оказалось, неопасная для жизни. Значит, покушения на убийство нет, и вести речь об ответственности нужно только в пределах этого последствия.

А каково оно, это последствие, в сравнении с тем благородным мотивом, которым руководствовалась эта девушка, на своем тюремном прошлом опыте познавшая все ужасы унижения человеческого достоинства и положившая для защиты угнетаемых свою свободу и даже, возможно, жизнь?

Присяжных заседателей это впечатлило. О том, как повлияла речь адвоката Александрова, свидетельствует решение суда присяжных.

На первый же вопрос председателя суда, виновна ли Засулич в том, что она сделала, присяжные ответили — нет, не виновна; все остальные вопросы автоматически отпали.

Вердикт присяжных по делу Веры Засулич вызвал открытое ликование больших толп молодежи, собравшихся на улицах вблизи здания суда, по свидетельству очевидцев, было 1,5 — 2 тысячи людей [10]. Между тем в тот же день была предпринята попытка арестовать Засулич и содержать ее в доме предварительного заключения впредь до особого высочайшего распоряжения.

Но этого сделать не удалось — она скрылась, уехала за границу, где явилась одной из основательниц «группы освобождения труда» — нового тогда в России социал-демократического направления.

Мы полагаем, что необходимо оценивать итоги данного процесса по меньшей мере с двух позиций: с точки зрения чисто юридической и с точки зрения общественно-политической.

Первая позиция в историко-правовых исследованиях обычно не рассматривается, точнее, на этом вопросе не акцентируется внимание, что представляется неправильным. Как показывает анализ материалов процесса, событие преступления в виде покушения на убийство и виновность в его совершении Засулич не вызывают никаких сомнений.

Юридическая сторона дела имела свое логическое завершение — приговор был Сенатом отменен как незаконный. Но есть и другая позиция — общественно-политическая. Именно с этой позиции оценивался процесс по делу Засулич в советской исторической литературе, где даже не ставился вопрос о виновности Засулич — она, безусловно, была героем. Л.

Максимова справедливо замечает, что признание невиновности Засулич свидетельствовало отнюдь не о беспристрастности и праведности суда над ней, а об общественных настроениях того времени, а также о том, что авторитет государственной власти был невысок [11].

Дело в том, что в любом государстве преступление есть общественно опасное деяние, и такое деяние не может быть ненаказуемым. Если оно ненаказуемо, как это имело место в деле Засулич, и, более того, приветствуется обществом, то это есть свидетельство глубочайшего общественно-государственного кризиса.

Одна общественная сила — государственная власть — пыталась разрешить его усилением репрессий (так, после процесса Засулич все покушения на должностных лиц стали расцениваться как теракты), другая общественная сила — революционные организации — путем террора и пропаганды. Самодержавие и революционное движение — две крайние позиции, не желавшие идти на компромисс.

А в середине — основная часть общества, которая, наблюдая это из своей повседневной жизни, делала свой выбор. По делу Засулич общество сделало выбор не в пользу власти, согласившись, по сути, с тем, что юридические государственные законы становятся ничтожными перед преобладающим общественным настроем.

Адвокат П. А. Александров уловил этот нюанс и использовал его для защиты Засулич в полной мере.

Его судебная речь, опубликованная в ряде изданий, отражала изменение общественного правосознания российского общества второй половины XIX в.

; этот процесс был чрезвычайно противоречивым, и у власти не нашлось в итоге достаточных духовных, интеллектуальных и организационных усилий для сохранения целостности Российского государства, которое было разрушено в начале XX в.

Литература

1. Голос минувшего. 1918. N 7/9. С. 148.

2. Кони А. Ф. Воспоминания о деле Веры Засулич // Избранные произведения. М., 1956. С. 534.

3. Морозов Н. А. Повести моей жизни. М.: Политиздат, 1962. Т. 2. С. 196.

4. Нечаева Л. Два выстрела. Звездный час террористки // Первое сентября. 1998. N 44.

5. Русские ведомости. 1878. N 85.

6. Из письма С. А. Андреевского министру юстиции И. Г. Щегловитову от 14 сентября 1914 г. // Былое. 1923. N 21. С. 88.

7. Кессель К. И. Речь обвинителя по делу Веры Засулич // Прокурорский надзор. 2001. N 3. С. 23 — 29.

8. Судебные речи известных русских юристов / Сост. Е. М. Ворожейкин. М., 1957. С. 28.

9. Катков М. Н. Собрание передовых статей «Московских ведомостей» (1878 г.). М., 1897. С. 161.

10. Левин Ш. М. Две демонстрации // Исторические записки. 1955. Т. 54. С. 255.

11. Максимова Л. Опасное противостояние: российский политический сыск и революционеры // Бельские просторы. 2004. N 3. С. 27.

——————————————————————

Источник: http://center-bereg.ru/j960.html

Александров Петр Акимович (1836-1893)

Адвокат п а александров

Петербургский адвокат. Родился в Орловской губернии в семье священнослужителя. В 1860 окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета, после окончания которого поступил на службу в Министерство юстиции.

Занимал должности коллежского секретаря, судебного следователя второго участка Церскосельского уезда, товарища прокурора Петербургского окружного суда, прокурора Псковского окружного суда. В конце 1871 года переводится в Санкт-Петербург товарищем прокурора судебной палаты, в 1872-1873 годах занимает должность прокурора судебной палаты.

В 1874 году назначен товарищем обер-прокурора кассационного департамента Правительствующего сената. В 1875 году дает заключение по делу Суворина и Ватсона, обвиняемых в клевете в печати, в котором выступает в защиту прав и независимости прессы, на почве чего возникает конфликт с руководством.

По причине конфликта в 1876 году подает рапорт об отставке и поступает в присяжную адвокатуру. За время своей карьеры в адвокатуре проводит множество резонансных дел, благодаря чему становится известным не только в России, но и за рубежом. Самое громкое дело проведенное Александровым П.А., является дело по обвинению Веры Засулич.

В 1877 году петербургский градоначальник Ф.Ф. Трепов, несмотря на отмену телесных наказаний, отдает приказ о порке политического заключенного народника за то что то не снял перед ним шапку. Вера Засулич, возмущенная неправомерными действиями градоначальника, приходит к тому на прием и производит выстрел в Трепова из револьвера, тяжело ранив его.

Председателем суда по делу Засулич выступал известный юрист того времени Анатолий Федорович Кони, позиция которого также повлияла на оправдательный вердикт присяжных заседателей.

«…Да, она может выйти отсюда осужденной, но она не выйдет опозоренной, и остается только пожелать, чтобы не повторялись причины, производящие подобные преступления, порождающие подобных преступников.» — такими словами окончил свою речь Александров П.А. Оправдательный вердикт был с восторгом встречен обществом и сопровождался манифестацией возле здания суда.

Известие об оправдательном вердикте по делу Веры Засулич широко была освещена к в Российской прессе, так и зарубежной во Франции, Италии, Германии, Англии, США, пресса дала подробное описание судебного процесса. Кутаисское дело, в котором Александров П.А.

выступал защитником евреев, обвинявшихся в ритуальном убийстве малолетней крестьянской дочери Сарры Модебадзе, вызвало широкий общественный резонанс в обществе. В XIX веке в России были широко распространены антисемитские настроения, основанные, в том числе, на обвинениях евреев в якобы употреблении христианской крови для ритуальных целей.

Массовое селение евреев, промышлявших мелкой торговлей в Кутаисси, привело к появлению там «кровавого навета» — необоснованного утверждения о совершении какой-либо группой людей (еретиками, евреями, катарами) человеческих жертвоприношений.

Прокурор в обвинительной речи предложил «опустить» религиозный вопрос, однако обвинительный акт был построен на датировании различных обстоятельств дела кануном еврейской Пасхи. Допросив свидетелей обвинения поодиночке и на перекрестных допросах, а также приведя в защиту ряд исторических данных, Александров П.А. доказал непричастность своих подзащитных к причинению смерти девочке. Александров П.А. был всегда сдержан в своих речах, речи его отличаются тщательной продуманностью и согласованностью всех ее частей, произносил он речи тихо, убедительно, с большой внутренней силой. Будучи блестящим оратором, он никогда не полагался только на свое ораторское мастерство, придавая большое значение досудебной подготовке к делу.

Адвокатура, адвокатская деятельность Адвокат и адвокатская деятельность такие понятия, которые требуют разъяснения для тех, кто впервые сталкивается с адвокатурой и ищет своей защиты, юридической помощи. Далеко не все, кто оказывает юридические услуги являются адвокатами.

Для понимания сути что же такое адвокатура и адвокатская деятельность, кто такой адвокат, необходимо разобраться в определении данных терминов, которое дано в Законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Адвокатом является лицо, получившее в установленном порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность.

Адвокат —  независимый профессиональный советник по правовым вопросам, имеющий статус адвоката.То есть, адвокату присущи такие признаки как независимость, профессионализм и специальный статус.

Независимость адвоката заключается в том, что адвокатура не входит в систему органов государственной власти и местного самоуправления, адвокат также не состоит с доверителем в трудовых отношениях.

Профессионализм адвоката проявляется в повышенных требованиях во первых являться юристом по профессии, во вторых иметь стаж работы по специальности не менее двух лет, в третьих выдержать квалификационный экзамен и в четвертых в обязанности совершенствовать свои знания и повышать квалификацию.

Адвокатская деятельность  — квалифицированная юридическая помощь, оказываемая адвокатами на профессиональной основе в целях защиты прав, свобод и законных интересов доверителя а также обеспечения доступа к правосудию. Такая деятельность не является предпринимательской, то есть главной целью стоит не извлечение прибыли, а юридическая помощь доверителю.

Адвокатура – профессиональное сообщество адвокатов, институт гражданского общества не входящий в систему органов государственной власти и местного самоуправления.Принципы адвокатуры следующие: законность, независимость, самоуправление, корпоративность, а также равноправие адвокатов. Такие термины как «адвокат», «адвокатура», «адвокатская деятельность», «юридическая консультация» и другие словосочетания могут использовать только адвокаты и созданные в установленном Законом порядке адвокатские образования.

Page 3

Приветствуем посетителей сайта!

Если Вам или Вашему родственнику необходима помощь адвоката по уголовным делам в Красногорске, то можете прямо сейчас позвонить нам по телефону или связаться с нами по электронной почте или через форму обратной связи.

Бывают такие ситуации, при которых обращение к адвокату кажется не всегда очевидным, например:

Вам пришла повестка о вызове к следователю, в суд и т.п.

Вам позвонил следователь, дознаватель, другой сотрудник и приглашает «побеседовать»

Вас вызывают в прокуратуру, в суд по уголовному делу

Особо необходимо отметить случаи, когда Вас вызывают как свидетеля, поскольку под влиянием некоторых обстоятельств свидетель может стать обвиняемым. Чтобы оградить себя или своих близких от подобных неприятностей, во всех перечисленных случаях нужно незамедлительно обратиться за профессиональной юридической помощью к адвокату.

Пребываете в процессе выбора адвоката по уголовным делам? Если ваш вопрос находится в юрисдикции правоохранительных органов в пределах городского округа Красногорск (Красногорского района Московской области), а это отдел дознания и следственный отдел Красногорского УВД,  следственный отдел по г.

Красногорску СК РФ по МО, Красногорская городская прокуратура, Мировые судебные участки Красногорского судебного района, Красногорский городской суд и Московский областной суд, то Вы как никогда близки к своей цели! Наши адвокаты обеспечат Вам безупречно качественную защиту начиная со стадии проверки в порядке ст.ст.

144-145 УПК РФ, на дознании и предварительном следствии по уголовному делу, при рассмотрении уголовного дела в суде, а в случае необходимости в процессе обжалования приговора суда в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях, вплоть до Европейского суда по Правам Человека.

Также нашими адвокатами осуществляется защита прав осужденных на стадии исполнения приговора суда (отбывания наказания), в частности, обжалование ненадлежащих условий содержания под стражей и в местах лишения свободы,  реализация права на условно-досрочное освобождение и пр.

Мы осуществляем как защиту по уголовным делам в Красногорске подозреваемых и обвиняемых, осужденных, так и представляем (защищаем) интересы потерпевших по уголовным делам, а также осуществляем защиту интересов свидетелей, так что вне зависимости от своего статуса в уголовном деле, Вы можете воспользоваться нашей помощью. Более подробно об особенностях защиты, в частности потерпевшего и свидетеля по уголовному делу, и для чего защита адвоката необходима таким лицам, раскрыто на соответствующих страницах сайта.

Также на нашем сайте вы можете найти актуальную информацию почему стоит доверить защиту своих интересов по уголовному делу профессиональному адвокату, как вести себя при задержании, аресте, обыске, допросе и в ходе других следственных действий.

ВНИМАНИЕ!

Если задержание, арест или обыск происходят сейчас, то выезд нашего адвоката возможен только по предварительно заключенному соглашению.

Во всех предусмотренных законом случаях, требующих обязательного участие адвоката, вам будет предоставлен защитник по назначению органов дознания, предварительного следствия, суда в порядке ст. 51 УПК РФ.

Если вы хотите воспользоваться услугами наших адвокатов по соглашению, то необходимо позаботиться об этом заранее, или же по окончании указанных следственных действий обратиться к нам.

Если же в отношении Вас избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, то вы можете сообщить о Вашем желании воспользоваться помощью защитника из числа наших адвокатов кому-либо из родственников, которые могут обратиться к нам и заключить соглашение на защиту в Ваших интересах.

Отличие адвоката по назначению в порядке ст.

51 УПК РФ от адвоката по соглашению, как выстроить правильную линию защиты по уголовному делу до вступления в дело защитника – читайте подробно на нашем сайте или, если готовы к активным действиям приходите на первичную очную консультацию, без личной встречи и общения с адвокатом, которому Вы собираетесь доверить защиту свою или своего родственника по уголовному делу, будет затруднительно сделать свой выбор.

Удачи, ждем Вашего звонка и визита к нам!

Источник: https://xn----7sbabhjc3ccc5aggbzfmfi.xn--p1ai/advokatura/advokatskaya-shkola/aleksandrov/

Административный округ
Добавить комментарий